Из воспоминаний командира боевой части связи ВМФ Неробы Геннадия Степановича.

По окончанию ВВМУРЭ им. А.С.Попова мне было сделано предложение начать службу на одном из кораблей 8 ОПЭСК в г. Севастополе. Начальник факультета капитан 1 ранга М.Д.Карташов нарисовал радужную картину моей будущей службы: «белый пароход», загранка и другие прелести флотской романтики. Прямо в училище оформили выездное дело для возможности участия в дальних походах с заходом в иностранные порты. Для любого курсанта начальник факультета является  очень большим начальником, и хотя мечта была пойти на Северный флот на атомные подводные лодки, с предложением я согласился почти сразу. Приказ о моем назначении состоялся, и я направился в город русской морской славы Севастополь. Из Севастополя мне приказали убыть в Керчь на экспедиционное океанографическое судно (ЭОС) «Даурия». Корабль находился почти год в текущем ремонте в Керчи. С прибытием на  «Даурию» я принял дела и обязанности командира БЧ-4 (боевой части связи и пеленгования)  у капитан-лейтенанта В.А.Енжижевского, который переводился в Москву на Центральный узел связи ВМФ. Прием и сдача дел заняла не больше недели. Но за этот период я многое узнал от своего предшественника. Он прибыл на «Даурию» в самом начале образования 8 эскадры специального назначения Черноморского флота. В  те времена его должность называлась военный помощник капитана корабля. Боевая часть связи формировалась из матросов срочной службы, а остальной экипаж корабля был полностью гражданским. Впоследствии  на кораблях соединения были сформированы полностью военные экипажи.

Стоянка в заводе с одной стороны способствовала эффективному изучению корабля. Однако приобрести навыки боевого использования средств связи, выполнение обязанностей командира боевой части связи и пеленгования, и получить опыт несения вахты вахтенным офицером можно было только при нахождении корабля в море. Поэтому мы молодые офицеры с нетерпением ожидали завершения ремонта корабля и выхода в море. В  соответствии с корабельным расписанием командир БЧ-4 должен нести вахту вахтенным офицером при выходе и входе корабля в базу, прохождении узкостей, и в море по расписанию. Это накладывало большую ответственность на личный состав боевой части связи по обеспечению связью командования в эти периоды без непосредственного влияния командира БЧ-4 на процесс организации связи. В этот период основная нагрузка ложилась на моего заместителя мичмана Великанова. Необходимо отметить, что он достойно исполнял свои обязанности. Это был ответственный, технически грамотный специалист.

Наконец в феврале 1975 года был завершен текущий ремонт «Даурии» и корабль вернулся в базу. В этом же  году мы получили приказ о доставке аккумуляторных батарей в порт Александрия (АРЕ). Экипаж успешно справился с этой задачей.

В соответствии с директивой ГШ ВС СССР ЭОС «Даурия» в 1975 году прошло модернизацию на 13 СРЗ ЧФ в целях создания на его основе корабельного пункта привязки и ретрансляции воздушного командного пункта Министра обороны СССР. Изменилось и название корабля. Он стал называться не экспедиционным океанографическим судном, а кораблем управления «Даурия».

В результате проведенных модернизационных работ над трюмом № 2 в районе грот-мачты «Даурии» появилась надстройка, в которой были размещены дополнительные боевые посты связи, установлена станция космической связи.

Одновременно был усилен радиопередающий пост. Морально устаревшие КВ радиопередатчики Р-641 мощностью 1 кВт были заменены на КВ радиопередатчики «Окунь» Р-654 и более мощные «Щука». После завершения монтажа этих передатчиков началась их настройка на различные антенны и составление так называемой сетки частот. В этот период на корабле случился небольшой казус. В каюте командира корабля капитана 2 ранга Детенышева внезапно пошел дым от стационарного радиоприемника. Первым к командиру был вызван командир БЧ-5 старший лейтенант А. Ковалюков. На корабле прыжки электропитания были не редкостью, поэтому ему и пришлось держать ответ за произошедшее. Но потом выяснилось, что приемник был выключен из розетки, и тогда был вызван для объяснений командир БЧ-4. Оказалось, что при настройке радиопередатчиков одна из гармоник попала во входной контур приемника и сожгла его из-за отсутствия соответствующей защиты у обычных бытовых радиоприемников.

После завершения модернизации корабля штат личного состава БЧ-4 был увеличен почти в 2 раза. Большая часть  матросов и старшин в период модернизации постоянно находилась на боевых постах. Это давало им возможность своими глазами наблюдать за монтажом техники связи, пуско-наладочными работами и регулировкой аппаратуры. Командир поста правительственной связи и один из операторов этого поста были направлены в командировку для обучения работы на соответствующей аппаратуре на узел связи ЧФ. После полного укомплектования боевой части начались напряженные отработки всех каналов радиосвязи.

После завершения подготовки корабля, сдачи соответствующих задач и  проверки штабом флота корабль в конце января 1976 года вышел на боевую службу в Индийский океан. Усиление техникой и личным составом позволяло операторам боевой части связи не только своевременно осуществлять прием и передачу информации в интересах корабля, но и оказывать помощь по передаче информации на берег другим кораблям и судам ВМФ СССР, Минморфлота и Минрыбфлота, находящимся в зоне Индийского океана. Это давало возможность поддерживать на достаточном уровне натренированность операторов связи. Вскоре на корабль прибыли офицеры штаба 8 ОПЭСК во главе с командиром эскадры контр-адмиралом Н.Я.Ясаковым. Помощник флагсвязиста эскадры капитан 2 ранга С.И.Николаев быстро оценив обстановку, принял ряд решений по улучшению организации связи. Первые трое суток были самые тяжелые для всей боевой части. Как мы не готовились в базе, но встреча со штабом эскадры показала, как мы далеки от требуемого качества выполнения задач. Через неделю мы уже справлялись с обработкой всей входящей и исходящей информацией. Спустя месяц капитан 2 ранга С.И.Николаев, находясь в океане, получил назначение на должность заместителя начальника связи Тихоокеанского флота. С разрешения командира эскадры он убыл с оказией во Владивосток на одном из вспомогательных судов ВМФ, предварительно доложив командиру эскадры, что ВРИО флагсвязиста 8 ОпЭск остается старший лейтенант Г.С. Нероба. Я начал посещать утренние оперативные совещания и видеть изнутри работу штаба во главе с командиром эскадры. Работы навалилось больше, но я был горд за оказанное мне доверие и все делал, чтобы его оправдать. Я забыл про подводные лодки, на которые хотел идти служить после окончания училища, и благодарил судьбу за то, что она дала мне возможность участвовать в таких интересных походах и повидать мир. Мы посетили с деловыми заходами порты ряда стран: Могадишо, Кизимайо, Бербера (Сомали), Коломбо (Шри-Ланка), Умм-Каср (Иран).

В период плавания мы однажды пересекли экватор. К этому дню была проведена серьезная подготовка. Готовились все: Нептун, черти и прочая нечисть. На верхней палубе было устроено настоящее представление, участниками которого был практически весь экипаж. Через вымазанное мазутом чистилище пропустили всех новичков, которые впервые пересекали экватор. Среди них был и я. Отмывались потом долго. Зато куда-то делась психологическая напряженность, излишняя нервозность, эмоциональность. Довольны были все. И старые морские волки, и молодые измазанные матросы и офицеры. Поход закончился успешно. Экипаж выполнил поставленные задачи и через 8 месяцев вернулся домой. Но отдых нас ждал не долгий, так как через несколько месяцев нам предстояло снова уйти на боевую службу на длительный срок.

Учитывая сжатые сроки подготовки, мне пришлось сконцентрироваться на оперативном решении вопросов ремонта аппаратуры, применяя нестандартные подходы. Сдача техники связи в ремонтный завод требовала подготовки массы документов и самой техники. Более того, представители ремонтных предприятий, понимая важность задач и сжатые сроки ремонта, соглашались часть техники с большими массо-габаритами ввести в строй прямо на корабле.

В очередной поход на боевую службу мы вышли в конце марта месяца 1977 года. Меня провожали жена Наташа и сын Павел в возрасте чуть более двух лет. Тогда я не мог предполагать, что при возвращении в г. Житомир к своей матери у жены произойдет резкое ухудшение здоровья. В Киеве в аэропорту Борисполь их встретит родственник на машине. Затем пройдет сложная операция и другие события, описанные в книге Николая Черкашина «Море любви» издания 2005 г.

Фотографии встречи связистов Военно-Морского Флота в Останкино на праздновании столетия Управления связи ВМФ:

https://yadi.sk/a/qdLDZkP77N3d_w

Written on Ноябрь 24th, 2019

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Гвардия ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия ВПК

Гвардия ВПК – это образ жизни