Моя первая зимняя охота на лося

Когда я служил офицером в Управлении связи ВМФ, по случайности Начальник отдела кадров полковник Грицай возложил на меня обязанности учёта по складу с оружием. Склад размещался в большом кабинете, куда было свалено в полном смысле всё, что можно было отнести к военной технике. А произошла эта случайность при таких обстоятельствах. Заправлял этим «складом» капитан интендантской службы Тарас, которого в наказание за слабость по женской линии срочно отправили служить на Северный флот. Тарас передал мне ключи от кабинета и сказал, что всё это имущество было вывезено из Германии, обещали передать на хранение в Центральный склад ВМФ в Выборг (Начальник склада полковник Водовозов), но так, и лежит уже больше 10 лет. Иногда офицеры брали пистолеты и патроны к ним для стрельбы в тире, но никто никакого учета не вел. Я доложил полковнику Грицаю, но тот велел мне привести всё в порядок. Когда я стал разбирать эту “кучу”, там оказалось только легкого оружия более 50 единиц (пистолеты, маузеры, браунинги), охотничьи и спортивные ружья, различные бинокли, офицерские кортики, ящики патронов и многое другое военное снаряжение. Пришлось срочно вступить в общество военных охотников и оформить охотничий билет, благо среди офицеров были охотники.

Сбор офицеров-охотников перед поездкой на зимнюю охоту

С согласия руководства мне удалось договориться с ХОЗУ Министерства путей сообщения о предоставлении нам их тира, расположенного в подвальном помещении одного из здания Министерства Путей Сообщения. Посещение офицерами тира было регулярное.

Однажды зимой полковник Грицай предложил получить лицензию на лося в подмосковное охот хозяйство в один из выходных дней и дал поручение обеспечить охотничьими ружьями и патронами со склада. Охотничьих ружей и патронов у меня было достаточно. Лицензию я выкупил, с заказным охотничьим хозяйством договорился, а Грицай выделил военную машину «козла» и автобус.

Я видел, что Грицаю не терпится скорее попасть в лес, но он скрывает это страстное желание охотника под напускным равнодушием. Как положено на охоту был закуплен необходимый провиант и горячительный напиток, поскольку зимой в лесу холодно. Я кроме ружья и охотничьего снаряжения взял с собой фотоаппарат и кинокамеру «Спорт», поскольку увлекался киносъемками и фотографированием.

До охот хозяйства добрались засветло без приключений, с одной остановкой для подкрепления из-за дальней дороги.По дороге любовались красотами подмосковного леса.

Красоты подмосковного леса

Зав. охотхозяйством (егерь) разместил нас на ночлег, а хозяйка пригласила к столу, отведать хлеб-соль. Домашние соленья всем пришлись по вкусу. Как положено у гостеприимных хозяев и любвеобильных гостей были предложены теплые тосты, которые завершились охотничьими байками.

Чтобы не загружать читателя приведу только одну байку, которую поведал нам Грицай из своей службы на Северном флоте.

«Подводная лодка переходила с Северного Флота на Тихоокеанский. Позади утомительное плавание подо льдами и вот он Берингов пролив. Лодка в надводном положении. На мостике командир, и другие официальные лица. Мимо проплывают пустынные чукотские берега. Надо признаться, что при прочих достоинствах, командир был заядлым охотником, и при каждом удобном случае готов был продемонстрировать свое снайперское мастерство. Экипаж к этим странностям привык. Некоторые даже делали ставки на «попадет — не попадет». Обычно попадал. Короче, с карабином командир не расставался даже в морях. Так вот, проходим пролив. На мостике явно приуныли. Регулярные доклады радиометриста не вносили разнообразия. И вдруг, вахтенный офицер ожил: – Товарищ командир, вы только посмотрите!

Командир впился глазами в берег. О чудо! На высокой скале стоял красавец северный олень с могучими рогами, белой грудью и прочими прелестями.
Командир сглотнул слюну. Ну, когда еще будет такой шанс, да и до берега не далеко, дальность прицельная! Вот это экземпляр!!!
– Центральный!  Командирский карабин на мостик!
– Есть!

Через минуту на мостик вышел мичман с карабином. Командир снял варежки, для порядка потер щеку и прильнул к карабину. Олень все стоял на том же месте. Командир целился долго, стремясь уложить сохатого наверняка. Присутствующие на мостике замерли.

Выстрел разорвал тишину. Тело оленя сначала вздрогнуло, потом покачнулось, а потом полетело с высокого обрыва в море, а за оленем полетели нарты и… Чукча.

-Твою Мать!!!!!!!!!! Человек за бортом!!!

Чукчу спасли. Долго ублажали, чтобы сказал, что сам свалился”.

Из рассказа так и сквозило, что полковник был участником этого случая.

Егерь оказался приятным человеком и, что самое главное хорошим собеседником, местным жителем и очень грамотным специалистом. Он рассказал о видах охоты, какие гости к ним захаживали, но как говориться Бог миловал, серьёзных случаев не было. У нас, сказал егерь, в охотничьих угодьях наиболее распространена облавная охота, она успешно проводится в объемистых лесах и в отдельных рощах, разъединенных болотами, дорогами и просеками. К облавной охоте необходима предварительная подготовка, которая проводится накануне. Егеря тщательно выслеживают места наиболее надежных днёвок лосей.

В роли загонщиков выступают как опытные егеря, так и сами охотники, прибывшие для участия в облаве. Прибыв в район облавы, загонщики и стрелки беспрекословно подчиняются распорядителю охоты, помощниками которого являются разводящие – один для загонщиков, другой – для стрелков. Через разводящих распорядитель вполголоса, шепотом и жестами отдает все указания о порядке проведения облавы.

Охотники перед разводом по местам

Для того чтобы наглядно представать себе, как протекает облавная охота на лося, егерь привел один из эпизодов подмосковной охоты. Группа охотников получила разрешение на отстрел старого быка. Выезд был намечен километров за 12 от базы, где накануне были обнаружены следы лосей. Обкладчики примерно в 10 часов утра начали одновременно обходить сразу два различных лесных участка, разъединенных между собой широкой просекой, на которой были предварительно расставлены стрелки. Мороз крепчал. Скрип шагов на стрелковой линии был слышен чуть ли не за километр. Трудно в такой холод сохранить тишину. В напряженном ожидании проходит час. Но вот раздается сигнал к началу гона. Цепь загонщиков редкая, они идут на большом расстоянии друг от друга, не производя лишнего шума. Перекличка вполголоса, свист, редкие удары палкой по деревьям. Наконец раздается долгожданное: “Подняли!” Как правило, первой идет лосиха, иногда с лосенком. Вы должны спокойно пропустить корову с теленком и только потом метким выстрелом уложить старого быка. И вот удачная охота.

Однако нельзя ослаблять внимание во время облавы на любом номере. Поведение и направление движения животных в загоне может непредвиденно изменяться: или стрелок преждевременно пошумит зверя, чем завернет его обратно, или первый выстрел, раздавшийся на линии номеров, резко изменит ход зверей. Все это нужно предвидеть.

А недавно был совсем анекдотичный случай. Мне рассказывал мой коллега по службе, как он однажды стоял на номере рядом с охотником, который уютно расположился на бампере ГАЗ-66 и с аппетитом поедал бутерброд, попивая чай из термоса. Неожиданно прямо на машину вышел красавец-лось с крупными рогами-лопатами на голове. С завистью наблюдатель представил себе, как сейчас зверь упадет, и рога достанутся такому “чайнику”. Но “чайник” превзошел все ожидания. Бросив бутерброд, он схватил ружье, но вместо выстрелов оно два раза чиркнуло. Оказывается, закусывая, этот лопух забыл зарядить ружье.

Вот такие случаи у нас бывают довольно часто, заключил егерь.

Закончив веселую трапезу, егерь встал и предложил всем отдыхать, поскольку вставать придется с первыми петухами. Спать, конечно, не очень хотелось, но приказ есть приказ.

Утренние сборы

Утром, как только рассвело, егерь был уже на месте, и сказал, что на снегу есть лосиные и заячьи следы, но не советовал охотиться на зайцев, иначе зверь уйдет. Егерь еще раз провел необходимый инструктаж, обрисовал обстановку, где будем, откуда будет загон зверя загонщиками с собаками. Велел проверить охотничье снаряжение. Строго предупредил, с мест не сходить до подачи специального сигнала из рожка.

Быстро собравшись, мы вышли во двор, где загонщики с собаками стояли готовые двинуться.

Утро выдалось изумительное, ночью прошел слабый снежок, и чуть-чуть подморозило. Березки и елочки стояли пушистые и искрились серебром на утреннем солнце. Стояла не поддельная тишина, и только кое-где попискивали какие-то пташки.

Егерь, он же распорядитель охоты, сказал, что нужно осторожно пройти 1,5-2 км по лесной дороге, чтобы перегородить возможные переходы лосей на другую сторону дороги. Здесь будут расставлены охотники, образующие стрелковую линию. Шли мы молча, гуськом друг за другом. Егерь знаком указывал, где должен стоять охотник и угол его обзора справа и слева. Когда стрелковая цепь была расставлена, мы присмотрелись, друг к другу, чтобы случайно не угостить соседа. Каждый стоящий на номере, чтобы снег не скрипел под ногами, оборудовал себе площадку.  Я наломал себе еловых веток, чтобы ноги не замерзли, и помахал соседям справа и слева. На сучек повесил ружье, а на шею фотоаппарат, чтобы можно было сфотографировать интересный кадр. Место у меня было очень удобное. С одной стороны дороги, спереди меня метров на 20, лежали спиленные бревна и хворост, что делало, хороший обзор для стрельбы и удобно было фотографировать. Подготовив себе, номер и, тихо переводя дыхание, я стал, прислушивается, пристально всматриваясь вперед и в стороны, иногда делая отдельные кадры.

В напряженном ожидании проходит вечность. Соседи по цепи начали размахивать руками от холода.

Цепь загонщиков – очень редкая, они идут метрах в 150 друг от друга, изредка стреляя холостыми патронами. Перекличка, свист, редкие удары палкой по деревьям помогают выравнивать линию загона. На дорогу выбежала лиса и, испугавшись, нырнула в сторону кустов, так быстро, что я даже не успел сфотографировать. Затем в размеренный ритм разных звуков, нарушавших лесную тишину, долетает долгожданный возглас: “Пошел, пошел!” Трудно передать чувство, какое мною овладело. Дрожь волнами пробежала по всему телу, ноги сделались тяжелыми и не подчинялись разуму. Что делать, если выскочит такой большой зверь с рогами. Его же не спросишь, зачем вышел? Егерь говорил, что теперь перед каждым стрелком стоит задача – спокойно, без выстрела пропустить вышедших на номер самок и молодых животных и встретить метким выстрелом старого быка. Шум от испуганных животных приближается. Кто там? Лиса выскочила, а вдруг там волк или не дай Бог кабан. Егерь говорил, что они у них водятся. Хорошо, что я стою рядом с толстым деревом.

Где-то в чаще леса напротив, стал слышаться треск ломаных кустов, и по ходу становилось ясно, что зверь, может появиться на моем номере. Я машинально потянулся за ружьем и посмотрел, взведен ли курок. Тут я увидел, что из-за бревен и кучи хвороста показалась голова лося без рогов, это была лосиха. Она замерла, было видно, как её уши настороженно прислушиваются к обстановке. Я не почувствовал никакого страха. Потянулся за камерой и стал снимать. Видимо лосиху не испугало жужжание камеры, а я стоял скрытый ветками ели. Лосиха шагнула вперед, и рядом появился теленок. Мне было интересно наблюдать, и я продолжал снимать на кино. Вдруг большущие рога вздыбились над кучей хвороста, и семья в одно мгновение скрылась в чаще леса.

Вот удачная охота

Внезапно на левом фланге раздаются два выстрела, после которых слышится треск сучков, но в другой от охотников стороне. Все ожидают сигнала “Готов!”, подаваемого после удачного выстрела по лосю, чем предостерегается стрельба по оставшимся животным и с других номеров. Но крика нет. Пауза длится две, пять минут, которые показались вечностью, и всё стихло. Через некоторое время раздался звук рожка, что охота закончена. Как обычно по завершению загона была разборка. Два выстрела,  произведенные стрелком на левом фланге, были произведены на шум, уходящего стада. Место осмотра показало, что подранка не было. Егерь высказал в адрес охотника недовольство. Мое поведение, что я не вел огонь по лосихе и лосенку он одобрил. Так закончилась моя первая зимняя охота на лося.

Наша поездка на зимнюю охоту без приключений не обошлась.

При возвращении домой наш «козлик» застрял в снегу, и его пришлось вытаскивать транспортом охотхозяйства, но в награду зав.хозяйством наделил всех охотников лосятиной из резерва.

Иногда приходится и так.Наш “козлик” тоже иногда застревает

На утро, придя на службу, мы увидели сотрудников, рассматривающих стенгазету с карикатурой на нашу охоту.

Сейчас трудно в это поверить, но двадцать пять лет назад мы, стендовики-спортсмены, прикомандированные к Совету охотников, могли не только ездить на лосиную охоту столько, сколько нам заблагорассудится, но и выбирать район, куда поехать. Кроме того, нас часто привлекали для отстрела товарных лосей.

Но речь сейчас не об этих выездах. Мы придумали довольно остроумный способ попадания в команды на лося, да еще так, чтобы тебя уговаривали.

После получения лицензии, члены нашего коллектива собирались и после долгих споров и ссор выбирали пятнадцать счастливчиков, выезжающих на охоту. Выезд происходил в пятницу на выходные дни. Все идет прекрасно примерно до среды или четверга. Но тут неожиданно выясняется, что у одного из охотников заболела теща, у другого жена взяла билеты в театр, у третьего командировка или не отпустили с работы. Чаще всего кто-то заболевал.

Поверьте, таких случаев было не один и не два, а довольно часто, поэтому в команду всегда подсовывали не знакомых «охотников» со стороны, так, что компания получается, совершенно незнакома и здесь уж как повезет. На этих выездах случались веселые истории. Однажды я оказался в компании секретаря одного из райкомов, его жены, дочери и шофера. Я слабо представлял себе, как можно охотится на лося с такой командой. Особенно веселила экипировка охотников. Мамаша и дочь были одеты в лисьи шапки, яркие свитера и куртки. Самому секретарю, как мне показалось, было на все наплевать, он приехал отдохнуть и развлечься.

Кое-как выстроили цепь, добавив загонщиков из местных охотников. Но веселое настроение сразу покинуло меня, когда оказалось, что мой номер находится как раз между двумя женщинами. От одной я сразу же прикрылся толстым деревом, зато вторая периодически направляла в меня стволы ружья, непрерывно вертясь на месте. Наконец послышались крики загонщиков. “Ты не замерзла, доченька?” – неожиданно послышалось слева. “Нет, все в порядке, мама”, – незамедлительно раздался ответ. “Черт побери, теперь ни один зверь сюда не придет, – подумал я, – может, это и к лучшему, хоть жив останусь”.

Ничего подобного не случилось. Зверь выпер прямо на дочку, на хорошем галопе. Но ничего страшного не случилось. Женщины даже не подняли ружья. По-моему, они вовсе не заметили зверя, увлеченные разговором. Лосю же, очевидно, женская болтовня показалась менее страшной, чем грубые голоса загонщиков.

На одной из охот меня просто высадили из машины, расставляющей стрелков на номера, забыв при этом указать, с какой стороны пойдет загон. Оглядевшись, я не увидел ни соседа слева, ни соседа справа. Поразмыслив, повернулся в ту сторону, куда пошла машина. В результате простоял всю охоту спиной к загону. Тут произошел любопытный случай. Стоя спиной к загонщикам, я вдруг увидел самца марала с огромными рогами. Он стоял и спокойно смотрел на меня. Но у нас были лицензии только на лося и кабана. Лишь охотник поймет, какие муки я испытывал. Когда еще увидишь марала, да еще с такими рогами. Несколько раз, с мыслью: “Стрельну, а потом будь, что будет”, – я поднимал ружье. Но дисциплина на охоте, победила, и я дал маралу уйти, на прощание, сфотографировав его.

Представляете мое состояние, когда подошедший охотовед, выслушав мой рассказ, принялся меня ругать за то, что я не стрелял. Оказывается, у них была лицензия на марала, и они никак не могут его взять. Если бы я его убил, рога достались бы мне, а мясо им. Врагу не пожелаешь расстроиться так, как расстроился я. вспоминая байку, рассказанную Грицаем.

Особенно весело слушать, как делят лося двое, а то и больше охотников, стреляющих одновременно. В одном из охотхозяйств Минобороны в моем присутствии произошел уникальный в своем роде случай. В тот год стоял жуткий холод, мороз перевалил за 40 градусов. Стрелки, стоявшие на номерах, буквально коченели. К тому же загон был очень большим, да и загонщики то ли замешкались, то ли заблудились. В общем, через два часа один из охотников не выдержал и развел у себя на номере костер. К нему со всех сторон потянулись погреться соседи. Собрались человек восемь. И надо же такому случиться, именно на этот костер и вышли два лося. “Охотники на привале” дали дружный залп. Оба лося упали. Что тут началось! Каждый доказывал, что именно он убил одного из них. Один молодец вообще заявил, что это он сделал дуплет, а остальные только мешали ему. Ситуация усугублялась тем, что в каждом звере было всего по одной дырке от пули. Слава богу, я, дисциплинированно стоящий на номере, не принимал в этом участия, а снимал только на кинокамеру. И порадовался, что лоси не вышли на меня. Я просто не смог бы стрелять, поскольку не сумел поднять онемевшие руки. Холод был все-таки зверский.

Сегодня многие старые охотники идеализируют охоты застойного периода. Мол, раньше все было грамотно и правильно, а сейчас на загонных охотах творится полный беспредел. Да ничего подобного. Дураков и пьяниц хватало во все времена. На охоту ездили и партийные самодуры, и блатные, не знающие охотничьей этики, и богатые “старые русские”. Были и команды, начинающие охоту с общего застолья. Другое дело, что было много коллективов – трудяг, заработавших лицензию потом и нервами. Вот у них была жесткая дисциплина и порядок. К сожалению, на долю таких команд, действительно радеющих за порядок на загонной охоте, не достается в наше время практически ничего. С другой стороны, я знаю обеспеченных людей, совсем недавно приобщившихся к охоте, которые с большим пониманием относятся к технике безопасности, этике и бережному отношению к природе. К сожалению, их пока немного, но они есть. И значит не всё еще потеряно.

Written on Сентябрь 18th, 2011

Гвардия-ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия-ВПК

Гвардия-ВПК – это образ жизни