Как я добивался стать офицером – связистом ВМФ.

Шел 1942 год. Второй год Великой Отечественной войны. Немцы были под Москвой. Занятия в школе прекратились, и в ней был размещен военный госпиталь. Многие родители школьников начали помогать раненым. Рядом с нашим поселком в затоне канала Москва – Волга был судоремонтный завод. На завод приводили для ремонта речные суда и баржи. Рабочих на заводе не хватало, многих мужчин призвали в ополчение на защиту Москвы. Их место стали занимать женщины и старшие школьники. Меня тоже приняли на работу на завод учеником – монтажника. Работа была интересная (монтаж и замена разбитых приборов, и их покраска).  Поскольку была карточная система на продукты питания, я получил карточку служащего, а также был зачислен на питание обеда в столовой завода. Это было большое подспорье семье. С началом учебного года я поступил учиться в вечернюю школу. Седьмой класс окончил в 1945 году, а поскольку мне хотелось быть радистом, я подал документы в Московский политехникум связи имени В.Н.Подбельского. Техникум находился на другом конце Москвы, на Авиамоторной улице, в здании института МИИС. Добираться туда из Шереметьево нужно было на трех поездах Савеловской, Ленинградской и Казанской ж.д. и двух трамваях. Это занимало минимум 3-3,5 часа. Ну, мне очень хотелось учиться на радиста. Вступительные экзамены я сдал, но по конкурсу не прошел (не хватило двух балов), потому, что после войны туда учиться пошли многие демобилизованные, а они пользовались преимуществом. Да еще отличники, которых принимали без вступительных экзаменов. Было очень обидно, что не я принят. Когда я пришел забирать документы, очень милая секретарша сказала: – «А ты зайди к директору, он очень хороший». А директором был Валериан Николаевич Басилашвили.

Я впервые пошел к начальству. Вошел, поздоровался и сходу дрожащим голосом говорю, что я очень хочу учиться на радио. Ну, расскажи – сказал директор, о себе и своих родителях. Я рассказал об отце, который воевал на «Катюше», о школе, о работе монтажником на заводе, объяснил, что с детства увлекаюсь радио,  и говорю, что все равно буду радистом, жить без этого не могу. Он посмеялся и говорит, а ты знаешь, что специальность связиста тяжелая и очень ответственная и вдруг спрашивает, кто был Вадим Николаевич Подбельский? Я такого вопроса не ожидал, но ответил, что он был большой ученый и помогал Красной армии в борьбе с белыми. Он еще больше рассмеялся и говорит членам комиссии, что ж можно зачислить условно на месяц,  и, обращаясь ко мне, сказал:- «Учти, будешь, плохо учится – выгоним, и места в общежитии для тебя нет». Я окрыленный выскочил из кабинета и слово свое сдержал, а в дальнейшем стал полноправным образцовым студентом. Возвращаясь, домой я встретил брата, Женю Шавелева, он как девятиклассник без экзаменов документы сдал в автотранспортный  техникум. Но, узнав, что я пошел по связи, он тоже перешел туда. Мы так вместе и учились в одной группе Р-12.

Студенты III курса техникума.

Студенты III курса техникума.

Коллектив в группе был очень дружный, много фронтовиков-связистов (несколько студентов имели ранения), очень добродушные, веселые и сразу стали хорошими друзьями и помощниками.  Был организован клуб радиолюбителей. Я тоже вступил в него и мне присвоили позывной YA3-273. Работали по ночам, связь вели ключом азбукой Морзе по любительскому коду. Обменивались карточками  QSL. Радиоклуб размещался в Гостином Дворе за ГУМом. В свободное время занимались конструированием, благо после победы в магазинах Осовиахима было много трофейной радиоаппаратуры. Конструирование и ремонт радиоприемников, а в дальнейшем телевизоров, поскольку после Великой Отечественной войны рынок ими был наводнен, что позволило получить большой опыт. Просьб на ремонт приемников в одном только поселке Шереметьево было много, поэтому это стало большим материальным подспорьем для семьи.  Многие из студентов в жизни стали хорошими специалистами среди них Е.Бойков, И.Горин, И.Воротников, Е.Маслов, В.Хорощанский, Е.Шавелев и др. На втором курсе на практику нас направили в радиобюро Центрального телеграфа на улице Горького. Практику приходилось проходить вечером или ночью, днем шла интенсивная работа на действующих телеграфных линиях связи на аппаратах БОДО, ленточных (СТ-35) и рулонных (РТА-37) старт-стопных аппаратах. Зал рабочих мест был очень большой и шумный. За каждым учеником было закреплено определенное направление связи с полным отчетом в конце смены, Но все закончилось успешно, и по окончании практики мы получили свидетельства связистов. Третий курс закончил с хорошими результатами. Практику проходили летом на приемном радиоцентре магистральной связи в Косулино Свердловской области. Радиоцентр имел несколько объектов, в том числе защищенных, и огромное антенное поле. Вокруг центра были болотистые леса и, иногда было слышно завывание волков. Нас разместили в семьях обслуживающего персонала. Мы с братом поселились вместе в хорошей пожилой семье, помогали пилить и колоть дрова, косить и они нас считали  родными и хвалились перед соседями. Удивлялись как это москвичи и не чуждаются такой работой. Расставались как родные, предлагали после окончания учебы приехать на работу.

На четвертом курсе основную практику проходили электро монтажниками на Октябрьском передающем радиоцентре по своей будущей специальности под руководством главного инженера Когана из Ленинградского НПО мощного радио строения, замечательного человека и изумительного специалиста. Нужно было объекты сдать к какому-то празднику, поэтому работать приходилось день и ночь. Он много дал полезного. Я ему был очень благодарен. Радиопередатчики на станции были смонтированы в срок и главным инженером центра Ховиным было направлено в техникум благодарственное письмо, что сказалось на моей защите диплома.гео13 на сайт

После получения дипломов часть группы поехала на сибирские стройки, некоторых выпускников, том числе Женю Шавелева призвали в армию и направили в летное училище. К сожалению, кто-то из завистников послал анонимное письмо  командиру летного училища, где написал, что отец Жени был осужден в период коллективизации из-за отказа вступить в колхоз. Женю из училища исключили и послали служить солдатом, хотя он имел техническое образование. Мне в призыве в армию из-за болезни ноги в военкомате отказали, несмотря на мои просьбы направить меня во флот, поскольку все в моей семье были моряками. После окончания учебы, я получил направление на работу в Октябрьский радиоцентр в качестве старшего радиотехника – монтажника. Добираться на работу приходилось на нескольких видах транспорта. Из Шереметьево по ж.д. до Савеловского вокзала, далее на троллейбусе до Белорусского вокзала и далее на автобусе до Крюкова.

В 1950г. в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР началось строительство вблизи посёлка Алабушево передающего радиоцентра Главного мор­ского штаба.  Силами двух строительных батальонов в лесном массиве на площади 215 гектар были подготовлены площадки для возведения двух наземных и одного подземного сооружений, строительства казармы и жилых объектов. Одновременно была расчищена терри­тория под антенно-фидерные устройства будущего радиоцентра.

Первым командиром части был полковник А.Н.Макаренко. Он был очень строгий, но справедливый руководитель. Поскольку на строительстве было много солдат из южных районов СССР, а они, как правило, не строители, а «торгаши», то приходилось следить «за каждым шагом». Кроме того, военным руководством было принято решение недостающий штат строителей пополнить женским составом, обуть который в кирзовые сапоги было практически невозможно.

Заместителем командира по технической части в этот период времени был подполковник Наум Романович Панах. На его плечи лёг тяжёлый груз демонтажа в фашистской Германии трофейных коротковолновых радиопере­датчиков большой мощности и антенн к ним. Там же были демонтированы дизель-генераторы    для    автономного    электропитания     радио средств. Один из демонтированных передатчиков, «Мариус» мощностью 200 кВт, предназначался для установ­ки на строящемся радиоцентре Главного морского штаба.

Под руководством подполковника Панаха Н.Р. 30 декабря 1952 г.  радиопередатчик «Мариус»  был смонтирован и сдан в эксплуатацию. Он имел штатную антенну, доставленную из Германии и установленную на антенном поле. Это была излучающая все направленная металлическая мачта, настраиваемая на любую частоту в диапазоне от 5 до 24 МГц. Радиопередатчик использовался в основном на дальних радиолиниях с узлами связи Тихо­океанского флота. Его ресурс позволил осуществить несколько модернизаций, включивших применение отече­ственных электровакуумных приборов и радиодеталей, а также доработку под однополосную радиотелефонию.

Работая на объектах связи ВМФ в Алабушево и общаясь с морскими офицерами, мне тоже хотелось быть морским офицером. Несколько раз я обращался в Киёвский военкомат, чтобы забрали во флот, но все безуспешно, военная медкомиссия в призыве отказала и выдала мне «белый билет».

В 1953 были завершены строительно-монтажные работы по развитию антенного парка. Были построены 26 антенн типа РГД, ВГДШ, УГД и УНД.

Валентин Городилин (справа) и Виктор Размазин электромонтажники

Валентин Городилин (справа) и Виктор Размазин электромонтажники

Ровно через два года было завершено строительство защищенного центра с установкой мощных передатчиков ПКМ-20 и «Пурга». Командиром антенно – мачтовых устройств и защищенного центра был назначен капитан Самойлов Н.А. По завершении  монтажных и наладочных работ  и принятия объектов в эксплуатацию меня после тщательной специальной проверки  перевели работать инженером на защищенный специальный объект.

На объекте в основном работали молодые военные и гражданские. Многие учились заочно в институтах, в том числе в Московском энергетическом институте. Панах Н.Р.предложил мне тоже поступить учиться заочно, поскольку времени было достаточно. Я сдал документы в МЭИ на заочное отделение (ВЗЭИ). Экзамены я сдал хорошо и был зачислен студентом. Мне очень хотелось показать себя перед ребятами дома и на работе, что я могу быть военным моряком.

При очередном посещении Управления связи ВМФ мне удалось уговорить Начальника отдела связи ВМФ капитана I ранга Тимофея Алексеевича Белкина принять меня на работу, хотя бы гражданским. В 1950 году на очередной запрос в военкомат меня повесткой вызвали в кадры Военно-Морского Флота. По повестке военкомата меня уволили с работы Октябрьского центра, и Белкин  принял меня на должность старшего инженера Монтажно-строительного управления ВМФ.

Монтажно-строительное управление (МСУ) было организовано в начале 50-х годов под руководством капитана 1 ранга Тимофея Алексеевича Белкина. В МСУ входили офицеры: Борис Николаевич Пономарев, Николай Петрович Пузанов, Николай Михайлович Рахманов, Юрий Борисович Тисов, Матвей Маркович Гольдфельд, Юрий Петрович Щеголев, Семен Андреевич Баутин, Константин Андреевич Иванченко, Петр Афанасьевич Соколов, и другие близкие мне, Городилину В.М, офицеры-учителя (Н.Р.Панах, В.В.Изопольский, М.И.Кузовкин, М.Ф.Филиппов, Ю.И.Киселев, В.С.Дектярев, Г.Н.Уткин, Л.А.Саакян, Н.А.Самойлов, Л.А.Гигиберия, К.А.Иванченко). В СМУ работали также служащие (Проклов, Петухова, Никитина, Супронович и другие).

Монтажно-строительное управление ВМФ занималось строительством  объектов связи ВМФ по всей территории СССР и оснащением их средствами связи.

Начальник управления связи ВМФ вице-адмирал Цветков Н.И. направил меня военпредом на ПДРЦ  ВМФ в Алабушево.

Некоторое время я работал в контрольном аппарате МСУ по прокладке магистрального кабеля на трассе Москва – Алабушево и как это водится, меня как новичка окрутили вокруг пальца. Сроки по прокладке магистрального кабеля длиною около 100 км были как всегда жесткие. Проектирование вел Гипросвязь (директор Антонян А.Б.), а прокладку кабеля монтажники Московского управления кабельных и радиорелейных магистралей связи (МУКРЛ-22). От заказчика (МСУ ВМФ) ответственный за объект был очень приятный старый полковник М.И.Кузовкин, а ответственный за прокладку кабеля молодой инженер-капитан линейно-кабельной службы Владимир Чистяков. Как правило, на службе он бывал редко. Обычно он сообщал по телефону, что находится на трассе. Монтажники кабель проложили и выставили счет для оплаты, включив в него и стоимость кабеля. Стоимость большая. Я доложил Кузовкину, что поскольку кабель прокладывался зимой в мерзлую землю, то по всей трассе прокладки имеются отдельные нарушения от проекта, кроме того он не расшит (не распаян) на вводной стойке объекта. На все замечания составлен акт. На планерке бригадир заявил, что это пустяковое дело. На трассе сейчас работают солдаты, а для распайки кабеля он пришлет бригаду монтажниц, и они все быстро сделают, что так он договорился с Чистяковым. Однако  это «быстро» затянулось до зимы. Как говорится в пословице «доверяй – но проверяй».

Работа на объектах в Алабушево, которой мне довелось заниматься, была интересная: это монтаж и наладка специальной аппаратуры. Заочно я продолжал учиться в институте – ВЗЭИ. Меня выбрали Секретарем ВЛКСМ, и начальство обратило внимание и предложило аттестоваться. Пришлось опять обращаться  в военкомат.

Офицеры УНС ВМФ Городилин В.М. и Самойлов Н.А.

Офицеры УНС ВМФ Городилин В.М. и Самойлов Н.А.

После нескольких попыток в 1952 году я был аттестован, мне было присвоено офицерское звание лейтенант, и военкомат дал согласие на использование меня в специальных войсках связи ВМФ. Я мог ходить в парадной форме с кортиком.

Службу в дальнейшем проходил на узле связи Главного штаба ВМФ и специальных объектах Северного и Черноморского флотов (по монтажу специальной аппаратуры и её наладке).

В середине 50-х годов приказом Зам. командующего ВМФ адмирала А.Головко меня назначили офицером  отдела Начальника связи ВМФ.

Мое назначение офицером отдела, обратилось для меня конфузом. Управление Начальника связи было расположено в Москве на Б.Козловском переулке д.6. На службу многие офицеры прибывали из метро Красные ворота. На выходе из метро регулярно дежурили патрули, а иногда по утрам патрульную службу возглавлял комендант ВМФ полковник Карпецкий.  Идя на работу, я был остановлен комендантом с вопросом «Товарищ офицер, почему одет не по форме». Я ответил, что одет по форме. «Почему не носите орденские планки». Я ответил, что наград не имею. Комендант поручил патрулю проверить и за нарушение наказать. Придя на работу, я доложил вице-адмиралу Н.И.Цветкову про замечание. Николай Иванович крепко отчитал, а Начальник отдела кадров вручил мне первую медаль.

Учитывая, что несколько лет основной профиль работы на гражданке и после призыва во флот составлял буквопечатающая магистральная связь высшего руководства, включая автоматическую засекреченную информацию, меня в Управлении начальника связи ВМФ перевели в отдел новых разработок под руководство капитана 1 ранга Хавкина Михаила Ефимовича.

С назначением меня офицером в Управление Начальника связи ВМФ капитан I ранга Хавкин М.Е. поручил организовать в порядке офицерской учебы кроме технических лекций исторические экскурс по организации службы связи на флотах. Основное внимание следует уделить на построение связи в послевоенный период. На лекции, как правило, приглашали участников Великой Отечественной войны.

Мой непосредственный наставник был молодой инженер подполковник Николай Петрович Пузанов, изумительный души человек, весельчак, технически и юридически грамотный человек. Мы были друзьями не только на работе, но и семьями. Его жена, красавица Наталья Черкас замечательная художница, в которую он влюбился, будучи в командировке на севере, и украл ее.

Служба в Управлении Начальника связи проходила для меня интересно, поскольку у нас  служило много молодежи.

Мне, как Секретарю  ВЛКСМ, часто приходилось организовывать различного рода спортивные соревнования, зимой турниры на лыжах, а летом на Химкинском водохранилище плавание или соревнования на веслах или под парусом. За участие в них и завоевание 2-го места среди Центральных управлений ВМФ мне была вручена Почетная грамота Главкома ВМФ и присвоено звание Кандидат мастера спорта. Много было поручений по общественной работе: наведывание старых отставников, распространение билетов денежно-вещевой спортивной лотереи, патрулирование улиц и даже патрулирование у церквей в большие церковные праздники.

Руководство отдела, зная, что у меня есть опыт ремонта телевизоров и другой радиоэлектронной аппаратуры частенько посылало ремонтировать неисправную аппаратуру, как правило, это было на дачах.

Как Секретаря ВЛКСМ меня иногда приглашали на открытые партийные собрания и поручали обязательное участие в праздничных демонстрациях.

Для  переоснащения узлов связи новыми средствами связи руководством ВМФ было принято решение провести полную паспортизацию технических средств узлов связи на всех флотах.

Была организована специальная команда специалистов для выполнения этой работы, в которую вошел и я.

Первое задание руководства по внедрению буквопечатающей засекреченной связи была командировка на важнейшие объекты Северного флота.

Моя первая командировка на Северный флот в г Североморск

Моя первая командировка на Северный флот в г Североморск

История Североморска самобытна и своеобразна. Его становление неразрывно связано с развитием Северного флота. Город Североморск вырос на месте бывшего становища Ваенга, основанного в 1896-1897 годах. Коренные жители Кольского полуострова – саамы. Это они в числе первых пришли сюда и обнаружили небольшую горную речку, полную рыбы. Название реки произошло от саамского слова “вааджь” – важенка, что означает “олень-матка”.

В начале XX века в этих местах, жили кроме саамов и поморов, финны и русские. Во время октябрьских событий 1917 года финны, в основном, уехали. По данным областного краеведческого музея в 1917 году в Ваенге проживали всего 13 человек. И лишь в 20-е годы началось активное освоении территории. По переписи 1926 года в поселке проживали вместе с лесорубами 31 человек.

В советский период, после посещения И.В.Сталиным летом 1933 года Заполярья, была создана Северная Морская Флотилия, которую в 1937 году преобразовали в Северный Флот. В предвоенные годы Ваенга стала сплошной строительной площадкой и значилась в большей степени военным гарнизоном, чем поселком. Строители жили в палаточных городках. Накануне Великой Отечественной войны Ваенга превратилась из саамского становища в населённый пункт стратегического значения, как для Советского Заполярья, так и для всей страны. Суровым испытанием для молодого Северного флота явилась Великая Отечественная война. С 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года Северный флот непрерывно действовал на открытом морском театре, который отличался огромными размерами и суровыми физико-географическими особенностями. В годы Великой Отечественной войны североморцы проявили стойкость и мужество в защите Советского Заполярья. В поселке Ваенга и близлежащих территориях базировалась морская авиация Северного флота.  В послевоенные годы и особенно в период «холодной войны» руководство страны (Булганин) приняло решение по коренному укреплению вооруженности Северного флота и улучшению инфраструктуры края. Особое внимание было уделено жилищному строительству. В 60-е годы в молодом городе развивается сфера бытового обслуживания. В последующие годы начинают работать колбасный и молочный заводы, хлебозавод. Город Североморск становится не только городом – воином, но и городом – тружеником.

В период нашей командировки на Северный флот были обследованы основные узлы связи: радиопередающий «ГАК» и защищенный приемный «Бухта» в Североморске, на Новой Земле и других узлах связи, на больших кораблях типа крейсер «Киров» и некоторых спец. кораблях и подводных лодках. На объектах были смонтированы и настроены опытные образцы комплекса буквопечатающей аппаратуры «Берилл».

В офицерском клубе Северного флота Начальник связи Деев Петр Иванович организовал лекции для связистов флота. За Полярный круг я попал в сезон «Белых ночей». Солнце светило круглые сутки. Спать приходилось с зашторенными окнами. Жили в основном на объектах, поскольку работы было много, а сроки были очень сжатые. Кроме того гостиниц в городе Североморске еще не было. Связь отрабатывали в основном с узлом связи Главного штаба ВМФ. После завершения монтажа, настройки и проведения контрольных испытаний с узлами связи Черноморского и Тихоокеанского флота, поступила команда перебазироваться на Ленинградские и Кронштадские объекты, оставив на севере при штабе Северного флота подполковника Владимира Чистякова для обучения и передачи опыта кадровым офицерам – связистам.

На севере я был впервые и не верил, что Север так может притягивать к себе, пока сам не побывал там. Это трудно объяснить, но уезжать было жалко. В дальнейшем мне посчастливилось побывать в тех просторах еще не раз, в том числе на строительстве СДВ-СНЧ радиостанций и космических центров «Циклон» и это осталось в памяти на всю жизнь.

Сегодня на территории, подчиненной администрации, ЗАТО г. Североморск проживает более 100 тысяч жителей, из них 49%-мужчин, 51%-женщины. В г. Североморск зарегистрировано свыше 777 предприятий различных форм собственности, имеется местная пищевая промышленность, строительные и судоремонтные предприятия, организации, в основном находящиеся в ведении Министерства обороны, хорошо развита инфраструктура.

Значительно расширилась за последнее время сфера торговли. Сеть розничной торговли представлена 300 магазинами. Кроме того, с развитием частного бизнеса около 5000 человек открыли свое дело.

В бюджетных отраслях народного хозяйства часть учреждений является муниципальными, т.е. их финансирует город, местный бюджет, а другая часть -ведомственными, т.е. расходы по их содержанию несет Министерство обороны, бюджет России.

На территории города установлено 10 памятников истории и культуры, всего их по району – 24. Все они находятся на государственном учете и охране. Кроме того, в нашем районе имеются памятники археологии, всего их-6. Лабиринт “Вавилон” – II век до н.э.; Оленеостровский могильник – V век до н.э поселение эпохи неолита. Указом Президента Российской Федерации от 26 ноябри 1996 года № 1606 город Североморск, с прилегающими населенными пунктами Росляково, Сафонове, Сафонове-1, Североморск-3, Щукозеро преобразован в закрытое административно-территориальное образование с общей площадью более 30 кв.км и протяженностью границы 130 км.

 Морской Никольский Собор - памятник отваги и храбрости русских моряков и памятник Адмиралу А.А Макарову

Морской Никольский Собор – памятник отваги и храбрости русских моряков и памятник Адмиралу А.А Макарову

Из Североморска следующим пунктом стала командировка в Ленинград и Кронштадт. В Ленинграде  наша группа была разделена на теоретиков и практиков. Первая побывала в Краснознаменной Академии связи имени С.М.Буденного и Училище связи ВМФ. Руководитель группы в Академии прочитал лекцию по вопросам построения магистральных линий засекреченной связи, а в Училище связи ознакомились с оснащением лабораторий. Вторая группа была направлена в Кронштадт. Меня как практика направили с группой в Кронштадт.

Военно-Морская база Кронштадта расположена на острове Котлин, куда нас доставили на катере командующего ВМФ. Он невелик – всего около 15 квадратных километров. Далеко не все знают название этого острова. Зато всему миру известно имя стоящего на нем города – Кронштадт. О великих событиях и ярких именах говорит каждый камень на Котлине. Кронштадт, как и Петербург, – город-музей, город-памятник.

Кронштадт — город моряков. Основное население Кронштадта составляют военные моряки, гарнизон крепости, а также гражданское население обслуживающие работы в доках и в порту.

История создания города Кронштадт относится к временам правления в Руси Петра первого. По преданию в 1703г., по взятии Ниеншанца, Петр I осматривая устье Невы, заметил на острове Ретузари отряд шведов и приказал А.Д.Меньшикову выгнать их оттуда. При приближении русских, шведы кинулись к рыбачьим лодкам, оставив русским в качестве трофея котел, в котором варили себе пищу. Отсюда остров, лежащий в 30 км к западу от Петербурга, получил название Котлин, а в гербе города Кронштадта изображен котел.

Сразу после основания Петербурга встал вопрос о его защите с моря. Уже зимой 1703-04гг. был заложен первый форт «Кроншлот» новой крепости на острове Котлин. Форт был построен на отмели в 1 км к югу от острова. Руководил строительством Меньшиков. На дно залива были спущены ряжи – деревянные срубы, заполненные камнем, и на этом основании была сооружена первая трехъярусная башня с 14 орудиями. 7 мая 1704 г. над Кроншлотом был поднят крепостной флаг, и этот день считается днем основания Кронштадта («Венец-город»). Одновременно сооружались батареи на южном берегу Котлина. Летом 1704г. и 1705г. орудия новой крепости совместно с кораблями Балтийского флота отразили попытки шведов прорваться к Петербургу.

Но прозорливый Петр видел Кронштадт не только как крепость, но и как порт, т.к. крупные корабли не могли пройти к Петербургу. В гаванях: Военной, Купеческой, Средней и Лесной началось строительство защищенных бастионов в стенах, которых были установлены орудия.

Кронштадт славится чудесными историческими памятниками.

На самом высоком месте острова Котлин, на Якорной площади был построен Морской собор святого Николая чудотворца. Благодаря удачному расположению и огромным размерам (высота – 70,6 м) он стал неотъемлемой частью панорамы Кронштадта. Собор отчетливо виден из Ломоносова и Петергофа.

Собор строился как памятник «чинам морского ведомства, погибшим при исполнении служебного долга, а также способствовавшим развитию и славе флота». Строился он одиннадцать лет на средства, собранные моряками, и его торжественное освящение состоялось 10 июня 1913 г.

Собор представляет собой трехъярусное сооружение, перекрытое большим куполом диаметром 26,7 м. Главный медный купол обвивает орнамент из якорей и спасательных кругов. Фасады здания украшены гранитом и глазурованным кирпичом, мозаичными иконами, майоликовыми фризами. Сейчас на куполе собора снова установлен крест.

Великолепно было внутреннее убранство собора. На стенах были укреплены мраморные доски, на которых высечены имена морских офицеров, павших в боях и при исполнении служебных обязанностей, названы также имена матросов, совершивших выдающиеся поступки.

В окнах собора были помещены витражи, в настоящее время утраченные. В послереволюционные десятилетия собору был причинен немалый ущерб.

В 1953-54 гг. в соборе были выполнены реставрационные работы и установлен подвесной потолок для закрытия подкупольного пространства. В соборе был размещён военно-морской клуб. С 1980г. в помещениях собора размещены экспонаты музея «Кронштадтская крепость». В галерее первого этажа освящен престол и в праздничные, и некоторые воскресные дни здесь проводятся богослужения.

Перед революцией в Кронштадте было 33 храма. И, к сожалению, их постигла печальная участь. Крайне немногие храмы сохранились до наших дней.

Рядом с Морским собором расположен прекрасный памятник выдающемуся адмиралу С.О.Макарову, флотоводцу, океанографу, кораблестроителю, погибшему в 1904 г. на броненосце «Петропавловск».

Памятник был открыт 24 июня 1913г. в присутствии Николая II. Памятник выполнен с необычайной экспрессией. Кажется, что С.О.Макаров сделает шаг и пойдет быстрой и решительной походкой. На трех сторонах постамента находятся барельефы, посвященные этапам жизни С.О.Макарова. Барельеф с левой стороны изображает взрыв турецкого судна во время Русско-Турецкой войны. 14 января 1878 года С.О.Макаров провел первую в истории минного оружия атаку торпедными катерами на внешнем Батумском рейде. В результате был потоплен вражеский корабль “Интибах”. Второй барельеф изображает арктическое плавание ледокола «Ермак», изобретенного и построенного под руководством адмирала Макарова. На третьем изображен взрыв подорвавшегося на мине броненосца «Петропавловск», во время которого погиб адмирал. С.О.Макаров стоит, преодолевая ветер, о чем говорит его трепещущий плащ. У его ног вздымается бронзовая морская волна, символизирующая японского дракона и увлекающая его в морскую пучину. Правая рука С.О.Макарова находится в кармане, а левая, застывшая в воздухе и обращенная к Полярной звезде, как бы напоминает его известный призыв: «Помни войну!».

Немаловажную роль сыграл Кронштадт в истории географических открытий. Только в 1-й половине ХIХ века отсюда вышло более 40 морских кругосветных экспедиций.

В городе морской славы проходили службу известные русские и советские адмиралы: Г. А. Спиридов, Ф. Ф. Ушаков, Д. Н. Сенявин, Г. И. Бутаков, А. П. Зеленой, Ю. А. Пантелеев, И. С. Исаков, В. Ф. Трибуц, В. А. Касатонов и другие флотоводцы.

До наших дней, к счастью дошла Богоявленская часовня. Эта часовня была построена к 200-летию Кронштадта. Закладка часовни была произведена в сентябре 1903 г., при ней присутствовал главный командир Кронштадтского порта вице-адмирал С.О.Макаров.

Часовня украшена иконами, часть которых была выполнена в мозаике. К 300-летию Кронштадта она была реставрирована и вновь радует глаз своим силуэтом и яркостью красок.

Мы посетили Дом офицеров, который расположен в Итальянском дворце. Это одно из старейших зданий города. Оно было выстроено для князя А.Д.Меншикова. Первоначально дворец имел роскошную отделку внутренних помещений итальянским мрамором (откуда и получил свое название), был украшен картинами. В первом этаже находились лавки, носившие название Итальянского гостиного двора. Дворец многократно перестраивался, первоначально для Морского кадетского корпуса, потом для Штурманского училища.

Рядом с Домом офицеров, перпендикулярно Петровскому каналу находится длинное одноэтажное здание «Голландская кухня». По исторической легенде её назначение было приготовление горячей пищи командами кораблей, находящихся в гавани, поскольку для обеспечения пожарной безопасности разведение огня на судах было запрещено. На кухне был следующий порядок. Кок первого, пришедшего с открытием новой навигации судна, объявлялся «адмиралом», и коки других судов, приходящих в Кронштадт были обязаны принести на кухню бутылку рома или водки для потчевания «адмирала» и осушения с другими товарищами – и этот закон исполнялся ими свято.

В Кронштадте, городе морской славы России, поставлен ряд памятников выдающимся мореплавателям России.

В 1807 году при доме Петра первого был разбит Летний сад и в 1841 году в саду поставлен памятник. Петр изображен попирающим знамена побежденных шведов.

В 1870 году поставлен памятник Ф.Ф.Беллинсгаузену, выпускнику Морского кадетского корпуса в Кронштадте, одному из первооткрывателей Антарктиды, военному губернатору Кронштадта.

Одним из самых значимых достижений человеческого разума является радио, оказавшее громадное влияние на развитие цивилизации. Начало развития радиотехники связано с именем выдающегося русского физика, изобретателя беспроволочного телеграфа А. С. Попова, занимающегося подготовкой специалистов по беспроволочной телеграфии для флота России и гражданских ведомств, привлечением широкой мировой научной общественности к этим вопросам.

В Кронштадте на Макаровской улице, д.1/3 в Учебном Минном Офицерском классе, в прошлом одно из лучших в России электротехнических заведений, где преподавал и занимался научной деятельностью А. С. Попов, в апреле 1895 года впервые в мире были проведены опыты по радиосвязи. Радиосвязь была осуществлена на расстоянии 30 саженей между беседкой в парке и кабинетом Попова. Ныне в 3-х этажном здании, возведённом в 1840-х годах, на втором этаже бывшего Минного Офицерского класса находится первый музей города Кронштадта — Мемориальный музей-кабинет А. С. Попова. В музее экспонируются модели первого в мире радиоприёмника и грозоотметчика, а также десятки физических, измерительных теле- и радиоприборов.

После 2-х лет упорной работы по усовершенствованию своего изобретения А. С. Попов приступил к опытам в корабельных условиях, а в мае 1897 г. русские корабли «Европа» и «Африка» успешно использовали новое средство связи в море. К 1904 г. на флоте работало уже 75 радиостанций системы Попова. Российский флот стал колыбелью радио. Внедрению радио на флоте А. С. Поповым способствовал вице-адмирал С. О. Макаров, с которым учёного связывала многолетняя дружба.

Первая в мире практическая радиолиния работала с февраля по апрель 1900 года («Гогландская эпопея»), тогда на о. Гогланд и о. Котка были установлены радиостанции. Это сыграло исключительно важную роль при снятии с камней броненосца «Генерал-адмирал Апраксин».В 1904 г. акционерное общество русских электротехнических заводов «Сименс и Гальске», немецкая фирма «Телефункен» и А. С. Попов создают в Петербурге отделение беспроволочных телеграфов по системе А. С. Попова.За научные исследования и их практическое применение, ещё при жизни, А. С. Попов был удостоен многих почётных званий и наград как в России так и за рубежом. В 1900 г. на международной выставке в Париже ему была присуждена золотая медаль и диплом за предоставленный грозоотметчик и радиостанцию под маркой «Попов — Дюкрете — Тиссо». Беспроволочный телеграф — начало радиотехники, ставшей необходимой в промышленности, культуре, во многих областях науки и быту.В центре парка установлен бюст А. С. Попова, открытый 12 мая 1945 года, В мае 1995 г. к 100-летию радио на зданиях бывшего Технического Морского училища и Морского Собрания были открыты памятные доски А.С. Попову, на Летней пристани открыли памятный Камень «Кронштадт – Родина Радио». Жители Кронштадта гордятся тем, что их соотечественник А. С. Попов — изобретатель радио, а российский флот — колыбель радио.

Представляет интерес действующая в Кронштадте с 1707 года футшточная служба. Цель ее – определять колебания уровня моря. Другими словами, у Синего моста через обводный канал установлена чугунная рейка, на которой располагаются фарфоровые вкладыши – деления. Один из них обозначает нулевую отметку, от которой отсчитывается уровень моря. От нуля Кронштадского футштока ведется отсчет абсолютных значений глубин и высот по всей нашей стране. Значение нуля этого футштока было определено в результате многолетних наблюдений за уровнем воды Балтийского моря, начатых еще в 1703 г. Рядом, в башенке установлен мареограф. На поверхности воды глубокого колодца, соединенного с водой залива, находится поплавок, соединенный с самописцем, ведущим непрерывную запись уровня воды.

Эскадры российского флота, снаряженные в Кронштадте, мужественно отстаивали интересы страны, одерживая победы в морских сражениях: в начале XVIII в. – у Гангута, Эзеля и Гренгама, в 1770 г. – в бухте Чесма, в 1827-м – у мыса Афон, и в Наваринской бухте…

Большую роль сыграл Кронштадт в Великой Отечественной войне, в обороне Ленинграда. Во время отечественной войны город подвергался обстрелам с двух сторон. Уже 22 июня 1941 г. в ходе налёта Кронштадт понёс большие разрушения, был серьёзно повреждён линкор «Марат», другие суда и Морской завод. Зенитчиками крепости был сбит первый фашистский самолет. Артиллерия Кронштадта вела огонь по немецко-фашистским войскам, наступавшими по южному берегу Финского залива, остановив их на подступах к Ораниенбауму и сорвав штурм Ленинграда в сентябре 1941г. Батареи Кронштадта вели огонь по фашистской артиллерии, обстреливавшей Ленинград. С севера находились финские войска, с юга – немецкие. Однако, город не был сдан врагу, хотя и понес тяжелейшие потери. Громадную роль сыграла артиллерия Кронштадта, поддерживая наступление советских войск в январе 1944 года. Более того, мощные орудия города-крепости наносили серьезный урон противнику, поддерживали операции сухопутных войск.Подводные лодки, базировавшиеся в Кронштадте, выходили в Финский залив и Балтийское море для ударов по кораблям противника.

За свою 300-летнюю историю Кронштадт сыграл выдающуюся роль в защите морских подступов к Санкт-Петербургу-Петрограду-Ленинграду. Ни разу в истории Кронштадта нога захватчиков не ступала на его священную землю. Героическая история Кронштадта, от основания Петром Великим до подвигов наших дедов и отцов в годы Великой Отечественной войны, показывала образцы мужества и массового героизма. Звания Героев Советского Союза были удостоены 38 моряков, подводников, катерников и летчиков.
18 мая  1954 года Кронштадтская крепость в связи с 250-летием была награждена орденом Красного Знамени.

В мае 1965 г., в день двадцатилетия Победы над фашистской Германией в Кранштадте был открыт памятник морякам-подводникам Краснознаменного Балтийского флота, защищавшим подступы к Ленинграду.

26 января 1984 года Кронштадт за боевые и трудовые заслуги перед Родиной и в связи с 40-летием освобождения Ленинграда от вражеской блокады в годы Великой Отечественной войны был награжден орденом Красного Знамени.

Кронштадт – родина многих известных ученых: И.Н. Вознесенского, Н.П. Дубинина, Г.К. Евграфова, П.Л. Капицы и др. В разное время жили здесь писатели и поэты: В.И. Даль, КМ. Станюкович, В.Г. Короленко, С.Я. Надсон, Л. Койдула, А.С. Новиков-Прибой, В.В. Вишневский, Л.С. Соболев, В.И. Лебедев-Кумач, А.А. Крон и др. Композитор Н.А. Римский-Корсаков, занимавший должность инспектора музыкальных хоров морского ведомства, часто проводил концерты в Кронштадте. В городе-крепости бывали известные художники И.К. Айвазовский, А.П. Боголюбов, В.В. Верещагин.

С Кронштадтом связаны жизнь и деятельность молитвенника земли Русской, небесного покровителя Санкт-Петербурга, святого отца Иоанна Кронштадтского.(Фото Иоанн Кронштадтский).

В Кронштадте им были основаны ночлежный дом, бесплатная столовая, лечебница, детский приют, библиотека. К нему стекались бесчисленные пожертвования, которые направлялись на добрые дела.

На службы отца Иоанна собиралось громадное количество верующих. Собор вмещал 5-6 тысяч человек. Всю свою жизнь в Кронштадте, 53 года, отец Иоанн обращался к кающимся со словами скорби и любви, врачуя покаянные души. В 1990 г. Иоанн Кронштадтский был причислен к лику святых. Он считается святым покровителем города, в котором он более полувека нес утешение страждущим.

И вот сбылась давняя мечта ветеранов и всех жителей города морской славы России, от имени которых в 2008 году Губернатор и Законодательное Собрание уже Санкт-Петербурга обратились к Президенту РФ с ходатайством о присвоении Кронштадту почетного звания города героя.

27 апреля 2009 года Указом Президента России Д.А.Медведева Кронштадту, в числе других российских городов, присвоено почетное звание «Город воинской славы» за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные его защитниками в борьбе за свободу и независимость Отечества.

Много лет спустя, работая в Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно – промышленым вопросам мне часто приходилось бывать в командировках в Ленинграде. Командировки, как правило, были краткосрочные, поэтому посетить Ленинградские и Кронштадтские театры и музеи не представлялось возможным. Только уйдя на заслуженный отдых, ругаешь себя, каким же ты был чудаком!!!

В дальнейшем аналогичные командировки были на Балтийский и Черноморский флоты.

Как известно от состояния и функционирования системы связи, ее возможностей во многом зависят оперативность руководства флотом, своевременность выполнения боевых задач. Результатом выполнения работ по обследованию и паспортизации узлов связи на всех флотах по переоснащению их новыми перспективными средствами связи стал доклад Руководству и выпуск Приказа Главкома ВМФ. За проведенную работу участники получили благодарность и премию.

В конце 50-х годов Правительством было принято решение о существенном сокращении численности Вооруженных сил СССР, в том числе в ВМФ.

Управление кадров ВМФ объявило, что из рядов ВМФ будут уволены в первую очередь отставники и военнослужащие, не имеющие военного образования. Поскольку я окончил только гражданский ВУЗ, то первым попадал под это решение.

Начальник Связи ВМФ вице-адмирал Толстолуцкий Г.Г.

Начальник Связи ВМФ вице-адмирал Толстолуцкий Г.Г.

Начальник связи ВМФ, вице-адмирал Толстолуцкий Григорий Григорьевич и главный инженер, капитан I ранга Хавкин Михаил Ефимович, при обсуждении со мной дальнейшей службы, выразили мне благодарность и вручили знак «Почетный радист». Они также сообщили, что в числе других военнослужащих, подлежащих увольнению, я буду также уволен в запас, так как моя должность упраздняется.

Сокращение численности Вооруженных сил и уменьшение выделяемых бюджетных ассигнований в основном коснулось сотрудников в военных и гражданских организациях, занимающихся перспективными исследованиями и разработками военной техники, профессорско-преподавательского состава, занятого подготовкой квалифицированных кадров, военпредовских структур, осуществляющих контроль качества и надежности, поставляемой военной техники и комплектующих изделий. К сожалению, форма выполнения решения по сокращению Вооруженных Сил и однобокое освещение этого мероприятия в средствах массовой информации (СМИ), привело к снижению престижа военных офицеров.

Учитывая унизительное отношение общества к военнослужащим и в первую очередь СМИ, теперь мне хотелось быть свободным от военной службы.

Поскольку у меня установились хорошие деловые отношения с соответствующими службами Комитета Госбезопасности СССР, в том числе с Заместителем Председателя Панкратовым Львом Ивановичем, Начальником управления правительственной связи УПС Ворониным Петром Николаевичем и другими сотрудниками КГБ СССР, мне было предложено пройти соответствующую проверку и оформление на предмет службы в одной из азиатских стран. Когда я проходил проверку меня ознакомили с моим личным делом. Передо мной положили толстую папку «Дело №… о Городилине В.М.».

Зампред КГБ ссср Л.И.Панкратов

Зампред КГБ ссср Л.И.Панкратов

Я никогда не думал, что у меня и моих родителей так много недоброжелателей, даже среди близких ко мне людей, в том числе офицеров, с которыми я служил. Большая часть документов – это из-за зависти. Когда проверка была закончена, я был приглашен на прием к Панкратову Л.И. для получения последних наставлений. На площадь Дзержинского в приемную я прибыл в форме старшего лейтенанта ВМФ. Дежурный офицер просил подождать, поскольку в кабинете Льва Ивановича был посетитель, и что он сейчас доложит. Через несколько минут он вернулся и сказал, что Лев Иванович приглашает. Когда я вошел, то увидел, что напротив Льва Ивановича сидит маленький полный человек. Подойдя к столу, за которым сидел Лев Иванович, я по-военному доложил, что прибыл для продолжения службы. Посетителем был заместитель начальника отдела ВПК Луппов Олег Александрович. Он поинтересовался кто я, кто родители, о моем образовании, о моей службе, чем занимаюсь, какую технику связи знаю. Я кратко доложил о себе, о моих родителях, об образовании, о работе до службы в ВМФ и на службе у Начальника связи ВМФ, где на меня были возложены вопросы обеспечения систем радиосвязи кораблей и береговых центров средствами засекреченной связи, в том числе обеспечения руководства ВМФ правительственной связи. Когда я окончил свой доклад, Луппов спросил Панкратова, где он собирается меня использовать. Лев Иванович сообщил, что в военном представительстве одной из азиатских стран. Вдруг Луппов, обращаясь ко мне, спрашивает, не хочу ли я работать у него, в ВПК. На что я ответил, что как коммунист готов служить там, куда пошлёт партия. «Ну, вот и хорошо! – сказал Луппов, – завтра утром прибудешь ко мне, в Кремль. Там будет на тебя пропуск, где будет все указано». Лев Иванович пожелал мне дальнейшей успешной службы, и я покинул кабинет. Выйдя из кабинета, я был в полной растерянности.

Соснин Н.В. на Оборонном заводе (в военной форме)

Соснин Н.В. на Оборонном заводе (в военной форме)

Спросить что такое ВПК, чем придется заниматься и прочее, было не у кого. Как дальше поступить? И еще вдобавок ко всему у меня на руках было письмо из Министерства Обороны, где мне было предписано явиться в Управление строительства на предмет дальнейшей службы в институте ГПИ-1. Обсудив дома всю ситуацию, я обратился к своему дяде Соснину Николаю Васильевичу – инженеру крупного завода, коммунисту с большим партийным стажем. Николай Васильевич порекомендовал, что, будучи военным, в любой момент могут направить в любую точку и любую часть, а, поработав в Кремле, всегда можно найти хорошую дальнейшую работу. Кроме того, работая в Совмине СССР (ВПК), ты всегда можешь оказать большую помощь военным морякам в продвижении возникающих вопросов. Я так и поступил. Утром явился в Кремль. В эти годы Кремль был закрыт для посещения. В бюро пропусков Троицких ворот получил пропуск, а поскольку я был в форме, меня спросили, нет ли у меня оружия, а дальше препроводили в Кавалерский (свитский) корпус Оружейной палаты Императорского Дворца (здание №4) и сдали дежурному. Дежурный доставил меня в первый отдел ВПК. Начальником первого отдела был сотрудник КГБ СССР В.И. Казаков. В беседе со мной принял участие начальник отдела кадров Пермяков Н.П.

Они вкратце рассказали о работе в ВПК. Как себя вести на работе в Кремле, так и вне его стен, поскольку встречаться придется с видными отечественными и зарубежными руководителями, бывать на приемах и так далее. Предупредили, что одежда должна быть приличная, но гражданская. По окончании беседы взяли подписку «О допуске к документам различной важности».

Только сейчас и здесь я осознал, куда я попал, и что из себя предоставляет абривеатура из трех букв – ВПК.

Так закончилась моя служба в Военно-Морском Флоте.

 

Written on Сентябрь 12th, 2018 , Новости
Written on Сентябрь 13th, 2018

Гвардия-ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия-ВПК

Гвардия-ВПК – это образ жизни