ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

 В 2015 году мне исполнилось 85 лет.  Эта дата совпала со 105-летием Службы связи Военно-Морского флота и Начальник связи ВМФ контр-адмирал В.Жилинков в торжественной обстановке вручил Члену Президиума ветеранов  Службы связи ВМФ Городилину В.М. почетный знак отличия «За заслуги и верность Службе связи Военно-Морского флота». Такая оценка моей трудовой жизни для меня очень дорога.

Я достиг такого зрелого возраста, когда возникла настоятельная потребность высказаться, разобраться в своих поступках и подвести некоторые итоги трудовой жизни, ведь мой трудовой стаж насчитывает 68 лет.К этому меня обязывает мой полувековой стаж на Государевой службе, поскольку немногим в жизни удалось, как мне 35 лет проработать на руководящих должностях в аппарате Правительства СССР и его святая святых – Кремле, участвуя в решении вопросов государственной важности. К этому, на мой взгляд, обязывает и недавнее прошлое, свидетелями которого большинство из нас было, а также сегодняшняя ситуация.

Я родился в простой рабоче-крестьянской семье. В школе учился хорошо. Особенно любил физику, её нам преподавал бывший моряк Кронштадтской флотилии Александр Гаврилович. Его рассказы о флотской службе нас завораживали. Он был знаком с изобретателем радио А.С.Поповым и выдающимися советскими мореплавателями. Часто поручал ученикам делать разнообразные приборы, которые всем демонстрировал в классе. Особенно мне нравилась электротехника, а когда я собрал детекторный кристаллический радиоприемник, то всем классом ловили и слушали передачи на наушники. Это любовь к радио осталась на всю жизнь. Однако нормальную жизнь нарушила война.

Наша семья уже знала, что такое война. Ведь мой отец Городилин Михаил Иванович призывался еще раньше на карело-финскую войну. У нас дома сохранились его письма с финской и фотографии из-под Выборга. Помню, мама заплакала…. А дальше всё как у всех.

Началась массовая мобилизация в армию, только Краснополянским военкоматом было призвано свыше 20 тысяч человек. В армию были призваны мой отец и дяди. Через некоторое время властями были приняты предупредительные меры: у населения изъяты радиоприемники, окна заклеивались бумажными крестами, объявлено затемнение, для борьбы с зажигательными бомбами, во время вражеских налетов, на чердаках оборудовали ящики с песком и дежурили на крышах домов.

В ночь на 22 июля 1941 года немецкая авиация совершила первый налет на Москву. Нам ребятишкам было интересно наблюдать, хорошо просматривались лучи прожекторов, траектории трассирующих снарядов и пуль, взрывы падающих бомб, действия наших истребителей. Продолжалось это до утра. Во время отражения налетов фашистских самолетов наши летчики проявляли много героических подвигов, вплоть до тарана вражеских самолетов.

В середине октября 1941 года немецко-фашистские захватчики вступили в пределы Московской области. Так получилось, что наш посёлок Шереметьево стал прифронтовым и оказался в центре гитлеровского плана захвата Москвы.

Москва готовилась к отражению агрессора.

В конце ноября 1941 года немецко-фашистское командование сосредоточили на узком участке фронта в 25 км от Москвы крупные танковые и пехотные силы. Задача захватить автодорожный переезд у станции Лобня и выйти по Рогачевскому шоссе на Дмитровское шоссе, внезапно захватить у деревни Хлебниково железнодорожный и  автодорожный мосты через канал имени Москвы и по Дмитровскому шоссе ворваться в Москву.

У деревни Хлебниково была оборудована противотанковая оборона. Мост охраняли зенитные батареи ПВО. Вдоль шоссе были установлены противотанковые и противопехотные мины. На берегах канала имени Москвы были оборудованы огневые позиции противотанковой артиллерии, траншеи, окопы, ходы сообщения и блиндажи для пехоты. Были заминированы все высоковольтные мачты и столбы связи. Население вместе с ополченцами день и ночь строили оборонительные сооружения.

В начале декабря к платформе Шереметьево был поставлен бронепоезд, где он должен был охранять железнодорожный мост.

Ожидалось, что фашисты в ближайшее время начнут крупномасштабное наступление.

Занятия в школе были прекращены, и здание школы превратилось в походный госпиталь. Родители многих учеников помогали санитаркам и раненым. Был сильный мороз. Со стороны фронта по дороге бежало много людей, спасаясь от обстрела, детей и скарб везли на санках, тележках и даже в корытах. Много на повозках везли раненых солдат в ближайший госпиталь, а также погибших на погост или на братскую могилу в овраге Хлебниково.

Такое положение под Москвой сохранялось вплоть до конца ноября.

Ночью 5 декабря 1941г. с платформы Шереметьево бронепоезд начал обстрел немцев, засевших в женском монастыре Катюшки. Поскольку монастырь по прямой через лес от посёлка Шереметьево был не более 3-5 км, снаряды артустановок бронепоезда летели очень низко с оглушительным воем. Одновременно в посёлке Шереметьево вдоль основных улиц были выставлены противотанковые орудия, а на чердаке нашего дома, на перекрестке дорог, была установлена пулеметная точка. Пулеметчики, молодые ребята очень хорошо относились к нашей семье, рассказывали о своих семьях, верили в победу и мечтали о будущем. Рано утром поступил приказ срочно собираться в наступление и выдвинуться на передовую к монастырю. А когда все собрались, к деду подошел лейтенант и сказал: “Отец, молитесь за нас, чтобы нам погнать фашистов восвояси. Если мы их сегодня не погоним обратно, тогда…” Они обещали приехать после войны, если.… Но так никто и не вернулся.

Из истории мы знаем, что после сильнейшей артиллерийской подготовки 6 декабря 1941 года наши войска сломили сопротивление фашистов и впервые потеснили их на запад. Ожесточенные бои в районе Красной Поляны длились около двух недель с большими потерями для обеих сторон. Населенные пункты Горки и Катюшки, являющиеся по существу предместьями Красной Поляны, до пяти раз переходили из рук в руки. В тяжелом бою 8 декабря посёлок Красная Поляна был освобожден. Это своего рода эпицентр битвы под Москвой.

В этой неравной схватке воины погибали смертью героев. Только в одной братской могиле на Пучковом поле, между Красной Поляной и Киёвскими горками похоронено более 1300 советских воинов и установлен памятник.

В ходе наступательных действий советские войска освободили от захватчиков свыше 11 тысяч населенных пунктов, в том числе города Калинин и Калугу, ликвидировали опасность окружения Тулы. Враг был отброшен от Москвы на 100-250 км, непосредственная угроза столице и всему Московскому промышленному району отпала. Победа советских войск под Москвой имела огромное значение в борьбе с фашизмом, она укрепила моральный дух народа. Гитлеровская Германия, поработившая десятки европейских народов, впервые во второй мировой войне потерпела серьезное поражение. У стен советской столицы был развеян миф о “непобедимости” вермахта. Победа под Москвой знаменовала собой начало коренного поворота в Великой Отечественной войне.

Отрезвляющее воздействие оказала эта победа на Японию и Турцию, в ближайшие планы, которых (к тому времени) входило нападение на Советский Союз с востока и юга. Крупный успех Красной Армии заставил их занять выжидательную позицию.

Более шестидесяти пяти лет отделяют нас от грозных военных событий, происходивших на полях Подмосковья. Но люди разных поколений должны помнить, то драматическое и героическое время, когда наши отцы, деды и прадеды отстояли ценой своих жизней нашу свободу, свободу наших детей, да и вообще всех детей мира.

Пришло время помогать родителям. В 1942 году я мне разрешили работать учеником-монтажника в мастерских затона Хлебниковского судоремонтного завода. Работа была не тяжелая (монтаж и замена разбитых навигационных приборов, и их покраска). Поскольку в Москве и области была карточная система на продукты питания, мне тоже выдали продовольственную карточку, а также я был прикреплен на питание в столовой завода. Это было большое подспорье семье. В 1942 году немецкие самолеты начали усиленно бомбить военные заводы в Москве и в Подмосковье. Досталось также и судоремонтному заводу. Несколько бомб попало в производственный цех. Возникли пожары. Несколько рабочих были ранены. Досталось и мне, была повреждена нога. Меня доставили в Пятый Советский госпиталь, позднее перевели в Боткинскую больницу Москвы, а поскольку много было тяжело раненых, меня на костылях отправился домой. Долго пришлось лечиться, но молодые годы взяли своё. В 1944 году я поправился, и с началом учебного года мне удалось продолжить обучение.

Наконец настал долгожданный день для всего народа Советского Союза и всех миролюбивых народов Земного шара. Мне удалось услышать на наушник по кристаллическому радиоприемнику, сделанному собственными руками, голос Левитана – ПОБЕДА. Помню переполняющую меня радость. Многие плакали – сдержать и радость и горе было невозможно. Наверное, это было счастье, понимать, что он – отец остался жив и скоро будет рядом. Начались мучительные дни ожидания возвращения героев – победителей домой. Поскольку войну отец закончил в Калининграде (Кенегсберге), а там фашисты и прибалтийские войска СС, капитулировали только через несколько недель, то вернуться домой отцу удалось в июле месяце.

Последующие годы мы с отцом много времени проводили вместе, ездили по адресам сослуживцев, с которыми ему приходилось делить эту тяжелую военную долю, но, к сожалению, встретить в живых не удалось никого.

В 1945г я закончил семилетку, а так как мне очень хотелось учиться по радио, то я подал заявление в Московский политехникум связи. Экзамены я сдал хорошо и директор Валериан Николаевич Басилашвили тепло поздравил новых студентов. В группе радистов было много фронтовиков-связистов, даже североморцев. Все очень добродушные, веселые и сразу стали хорошими друзьями и помощниками. Был организован клуб радиолюбителей. Я тоже вступил в него и мне присвоили позывной YA3-273. Работали по ночам, связь вели ключом азбукой Морзе по любительскому коду. Обменивались карточками QSL. Радиоклуб размещался в Гостином Дворе за ГУМом. В свободное время занимались конструированием, благо после победы в магазинах Осовиахима было много трофейной радиоаппаратуры, это позволило получить большой опыт. Многие из студентов в жизни стали хорошими специалистами среди них Е.Бойков, И.Горин, И.Воротников, Е.Маслов, В.Хорощанский, Е.Шавелев и др. На втором курсе на практику нас направили в радиобюро Центрального телеграфа на улице Горького. Практику приходилось проходить вечером или ночью, днем шла интенсивная работа на действующих телеграфных линиях связи на аппаратах БОДО, ленточных (СТ-35) и рулонных (РТА-37) старт-стопных аппаратах. Зал рабочих мест был очень большой и шумный. За каждым учеником было закреплено определенное направление связи с полным отчетом в конце смены. Но все закончилось успешно, и по окончании практики мы получили свидетельства связистов. Третий курс я закончил с хорошими результатами. Практику проходили летом посменно на приемном радиоцентре магистральной связи в Косулино Свердловской области. Радиоцентр имел несколько объектов, в том числе защищенных, и огромное антенное поле. Вокруг центра были болотистые леса, иногда было слышно завывание волков. Студенты были размещены в семьях обслуживающего персонала. Мы с братом Е.Шавелевым поселились вместе в хорошей пожилой семье, помогали пилить и колоть дрова, косить. Они удивлялись как это москвичи и не чуждаются такой работой. Расставались как родные, предлагали после окончания учебы приехать на работу. На четвертом курсе основную практику проходили электромонтажниками на Октябрьском передающем радиоцентре по своей будущей специальности под руководством главного инженера Л.Когана из Ленинградского НПО мощного радиостроения, замечательного человека и изумительного специалиста. Нужно было объекты сдать к какому-то празднику, поэтому работать приходилось день и ночь. Он много дал полезного. Я ему был очень благодарен. Радиопередатчики на станции были смонтированы в срок и главным инженером Центра Ховиным было направлено в техникум похвальное письмо, что положительно сказалось при моей защите диплома.

После получения дипломов часть группы поехала на сибирские стройки, некоторых выпускников призвали в армию. Мне в призыве в армию из-за болезни ноги в военкомате отказали, хотя я просил направить меня во флот, поскольку все в моей семье были моряками. После окончания учебы, я получил направление на работу в Октябрьский радиоцентр в качестве старшего радиотехника – монтажника, На строящейся станции велись работы по монтажу и настройке двух мощных (по 25 кВт) радиопередатчиков. По окончании монтажных и регулировочных работ на станции, меня после тщательной спецпроверки перевели работать в защищенный спецобъект (ЗКП) Минобороны.

Когда в 1952 году я попал на объект, меня направили в подразделение спецсвязи. Начальником подразделения был подполковник В.Ларионов. На объекте в основном работали молодые военные и гражданские. Многие учились заочно в техникумах или в институтах. Ларионов предложил мне тоже поступить учиться заочно, поскольку свободного времени было достаточно. Я сдал документы в МЭИ на заочное отделение (ВЗЭИ). Экзамены я сдал хорошо и был зачислен студентом.

Поскольку мне приходилось быть на работе среди военных, а, как известно их отношение к гражданским большей частью высокомерное (повышенная зарплата, продвижение по службе, время и место отдыха и многое другое), то я всё чаще стал присматриваться к другому месту работы. Мне очень хотелось быть военным моряком, заниматься монтажом аппаратуры, побывать на кораблях и морских объектах. Несколько раз я обращался в Киёвский военкомат, чтобы забрали во флот, но всё безуспешно и в завершении мне вручили “белый билет”. Но я не успокоился и при очередном посещении военных строителей полковник Малиновский пригласил меня на работу в Монтажно-строительное управление (МСУ) Начальника связи ВМФ.  МСУ ВМФ занималось строительством объектов связи ВМФ по всей территории СССР и оснащением их средствами связи. Я согласился и в 1950 году Начальник управления связи ВМФ вице-адмирал Цветков Николай Иванович принял меня на работу в контрольный аппарат МСУ ВМФ на объект в Алабушево.

Монтажно-строительное управление было организовано в начале 50-х годов под руководством капитана 1 ранга Тимофея Алексеевича Белкина. В МСУ служили офицеры: Борис Николаевич Пономарев, Николай Петрович Пузанов, Николай Михайлович Рахманов, Юрий Борисович Тисов, Матвей Маркович Гольдфельд, Юрий Петрович Щеголев, Семен Андреевич Баутин, Константин Андреевич Иванченко, Петр Афанасьевич Соколов, и другие близкие мне, Городилину В.М, офицеры-учителя (Н.Р.Панах, В.В.Изопольский, М.И.Кузовкин, М.Ф.Филиппов, Ю.И.Киселев, В.С.Дектярев, Г.Н.Уткин, Л.А.Саакян, Н.А.Самойлов, Л.А.Гигиберия, К.А.Иванченко, В.Г.Чистяков). В СМУ работали также служащие (Проклов, Петухова, Никитина, Супронович и другие).

В 1950 году в соответствии с постановлением Совета Министров СССР началось строительство вблизи посёлка Алабушево. передающего радиоцентра Главного морского штаба. Первым командиром части стал полковник Макаренко А.Н., а заместителем по технической части в этот период времени был подполковник Панах Н.Р. На его плечи лёг тяжёлый груз демонтажа в побеждённой Германии трофейных радиопередатчиков большой мощности и дизель-генераторов для автономного электропитания этих радиосредств. Один из демонтированных передатчиков, «Мариус» мощностью 200 кВт, предназначался для установки на строящемся радиоцентре Главного морского штаба.

Под руководством подполковника Панаха Н.Р. 30 декабря 1952 г. радиопередатчик был смонтирован и сдан в эксплуатацию. Радиопередатчик использовался в основном на дальних радио трассах с узлами связи Тихоокеанского флота.

Самое грандиозное строительство, с которым мне пришлось столкнуться на новой работе это первая в СССР, а возможно и в мире, сверх длинноволновая (СДВ) радиостанция. Сигналы СДВ радиостанций способны проникать на большие глубины и использовались для навигации надводных и подводных кораблей. Начальник МСУ капитан 1 ранга Белкин Т.А. возложил общее руководство по строительству мощных СДВ-СНЧ станций на районного инженера полковника Гольдфельда М.М., инженеров специалистов: Рахманова Н.М.,  Городилина В.М. и других офицеров (радиотехничекую часть), Щёголева Ю.П. и Баутина С.А. (в части дизельного и электротехнического оборудования), Адамского В.К. и Тисова Ю.Б. (в части антенных сооружений) и других специалистов. За три года были построены все наземные объекты радиостанции: аппаратный павильон для размещения оборудования, мощная дизельная электроподстанция, антенные павильоны, внутри покрытые медью для размещения антенных катушек из литцендрата. Антенные катушки для сверхдлинных волн и больших мощностей имеют размеры 2-3-х этажного дома. Под каждую мачту были построены специальные фундаменты, способные выдерживать груз 300 метровых мачт.

При укомплектовании радиостанции отсутствовало много узлов и блоков аппаратуры. Некоторые приборы были разбиты или утеряны. Отсутствовала необходимая документация. Многие материалы, такие как литцендрат на большие мощности в СССР не производились. Много изобретательности пришлось проявить офицерам и служащим МСУ. Проектные работы по дооборудованию СДВ радиостанции выполнял замечательный коллектив ГСПИ Минсвязи (Савицкий Ю.А., Лилеев А.Ф., Соколов А.Г., Вахуркин С.М,) под руководством главного инженера Шкуда М.А., совместно с ЦНИПИ «Проектстальконструкция» под руководством директора института академика Мельникова Н.П., а также монтажников – верхолазов Треста «Стальконструкция. Учитывая, что мачты и башни высотой 300 метров в СССР не монтировались, пришлось пройти много согласований с разными организациями. Например, защитное световое ограждение мачт по всей высоте при полетах авиации, грозовая защита и другие проблемы. В конце 1952 года всю систему полностью восстановили, на новом месте и 27 декабря 1952 года СДВ радиостанция впервые вышла в эфир в Советском Союзе и была включена в систему связи и навигации.

Заочно я продолжал учиться в институте – ВЗЭИ. Меня выбрали Секретарем ВЛКСМ, и начальство обратило внимание и предложило аттестоваться. Пришлось опять обращаться в военкомат. После нескольких попыток в 1952 году я был аттестован, мне было присвоено офицерское звание старший техник лейтенант, и военкомат дал согласие на использование меня в специальных войсках связи ВМФ. Я мог ходить в парадной форме с кортиком.

В середине 50-х годов приказом Заместителя командующего ВМФ адмирала А.Головко меня назначили офицером отдела Управления Начальника связи ВМФ.

Служба в Управлении Начальника связи проходила для меня интересно, поскольку у нас служило много молодежи. Мне, как Секретарю ВЛКСМ, часто приходилось организовывать различного рода спортивные соревнования, зимой турниры на лыжах, а летом на Химкинском водохранилище плавание или соревнования на веслах или под парусом. За участие в них и завоевание 2-го места среди Центральных управлений ВМФ мне была вручена Почетная грамота Главкома ВМФ и присвоено звание Кандидат мастера спорта.

Кроме того, Начальник кадров полковник Грицай по случайности возложил на меня обязанности по складу с различным трофейным навигационным и связным оборудованием и оружием. Склад размещался в большом зале, куда было свалено в полном смысле всё, что можно было отнести к военной технике. А произошла эта случайность при таких обстоятельствах. Заправлял этим «складом» капитан интендантской службы Тарас, которого в наказание за слабость по женской линии срочно отправили служить на Северный флот. Тарас передал мне ключи от склада и сказал, что всё это имущество было вывезено из Германии, обещали забрать на Центральный склад в Выборг (Начальник склада полковник Водовозов), но так, и лежит уже больше 10 лет. Иногда офицеры брали пистолеты и патроны к ним для стрельбы в тире, но никто никакого учета не вел. Я доложил полковнику Грицаю, но тот приказал мне привести всё в порядок. Когда я стал разбирать это имущество, там оказалось только легкого оружия более 50 единиц (немецкие пистолеты, маузеры, браунинги), охотничьи и спортивные ружья, различные бинокли, офицерские кортики, ящики патронов и многое другое военное снаряжение. Пришлось срочно вступить в общество военных охотников и оформить охотничий билет, благо среди офицеров были охотники. С согласия руководства мне удалось договориться с ХОЗУ Министерства путей сообщения о предоставлении нам их тира, расположенного в подвальном помещении здания МПС. Посещение офицерами тира было регулярное.

Как Секретаря ВЛКСМ меня иногда приглашали на открытые партийные собрания и поручали участие в различных мероприятиях.

От состояния и функционирования системы связи, ее возможностей во многом зависят оперативность руководства флотом, своевременность выполнения боевых задач. Документом, закрепляющим основополагающие принципы новой флотской системы связи, явилось “Наставление по связи ВМФ”.

Основные организационно-технические решения были разработаны и предложены НИИ связи ВМФ с участием профессоров Военно-морской академии, адмирал-академика Акселя Ивановича Берга и академика Александра Николаевича Щукина и офицеров Управления начальника связи ВМФ во главе с главным инженером Михаилом Ефимовичем Хавкиным. Предусматривалось создание технических средств управления и связи защищенных командных пунктов Главнокомандующего ВМФ и командующих флотами, специальных приемных радиоцентров дальней связи с кораблями, мощных береговых коротковолновых (КВ) и сверх длинноволновых (СДВ) радиоцентров сети связи между командными пунктами и радиоцентрами, а также навигационного оборудования

Учитывая, что несколько лет основной профиль моей работы на гражданке и после призыва во флот составлял буквопечатающая магистральная связь в Управлении начальника связи ВМФ меня перевели в отдел новых разработок под руководство капитана 1 ранга Хавкина Михаила Ефимовича. Вопросами курирования разработки и внедрения средств специальной техники в отделе занимались Пузанов Н.П., Баранович Е.П. и другие офицеры, которые приняли меня дружелюбно.

С назначением меня офицером в Управление Начальника связи ВМФ капитан I ранга Хавкин М.Е. поручил мне организовать в порядке офицерской учебы кроме технических лекций исторические экскурс по организации службы связи на флотах. Основное внимание следовало уделить на построение связи в послевоенный период. На лекции, как правило, приглашали участников Великой Отечественной войны. Подготовка материалов выявила, что организация службы связи на флотах имеет много изъян и в первую очередь объекты связи недостаточно оснащены новой аппаратурой. Кроме того, снабжение узлов запасным имуществом и материалами крайне неудовлетворительное, о чём был подготовлен обстоятельный доклад Высшему руководству ВМФ.

Первое поручение мне по Управлению Начальника связи ВМФ была паспортизация узлов связи на всех флотах для переоснащения их новыми перспективными средствами связи. Одновременно необходимо было также разработать перечень нормативных документов на обеспечение ремонта и эксплуатацию средств связи и навигации. Была создана большая группа офицеров специалистов Управления Начальника связи, узла связи ГШ ВМФ, Института связи и разработчиков аппаратуры из промышленности.

Первое задание руководства была командировка на объекты Северного флота.

В период нашей командировки на Северный флот были обследованы основные узлы связи: радиопередающий «ГАК» и защищенный приемный «Бухта» в Североморске, на Новой Земле и других узлах связи, на больших кораблях типа крейсер «Киров» и некоторых спецкораблях и подводных лодках. На объектах были смонтированы и настроены опытные образцы комплекса буквопечатающей аппаратуры «Берилл». В офицерском клубе Северного флота Начальник связи Деев Петр Иванович организовал лекции для связистов флота.

За Полярный круг я попал в сезон «Белых ночей». Солнце светило круглые сутки. Спать приходилось с зашторенными окнами. Жили в основном на объектах, поскольку работы было много, а сроки были очень сжатые. Питались в основном в кубриках вместе с матросами, так как гостиниц в городе Североморске еще не было. Связь отрабатывали в основном с узлом связи Главного штаба ВМФ. После завершения монтажа, настройки и проведения контрольных испытаний с узлами связи Черноморского и Тихоокеанского флота, поступила команда перебазироваться на объекты Краснознаменного Балтийского Флота, оставив на севере при штабе Северного флота подполковника Владимира Чистякова для обучения и передачи опыта кадровым офицерам – связистам.

На севере я был впервые и не верил, что Север так может притягивать к себе, пока сам не побывал там. Это трудно объяснить, но уезжать было жалко. В дальнейшем мне посчастливилось побывать в тех просторах еще не раз, в том числе на строительстве СДВ-СНЧ радиостанций и космических центров «Циклон» и это осталось в памяти на всю жизнь.

Балтика, куда мы перебазировались, встретила нас не очень приветливо, как по погоде, так и в отношениях с жителями, хотя мы были в основном при закрытых воинских частях. На узле связи Штаба КБФ в г.Балтийске наша рабочая группа долго не задержалась, поскольку узел связи не имел такого стратегического значения, как на Северном флоте. Работа больше заключалась в проверке и отладке действующих линий буквопечатающей засекреченной связи на узле связи Командующего КБФ. Часть группы также побывала на базовых узлах связи в гг.Риге, Лиепае, Таллине и на других прибалтийских объектах.

Рига нас встретила холодной погодой – был конец апреля. Узел связи размещался в бывшем здании полиции и немецкого штаба спецвойск «СС». Здание неприглядное с подземным бункером и камерами. Поскольку в Риге была сильно развита магистральная кабельная сеть, особой заботы с налаживанием комплекса автоматической аппаратуры буквопечатающей связи не вызвала.

Рига нас угостила «Рижским бальзамом» с «Кристаллом», но, к сожалению, этот напиток мне не понравился. Прощаясь с Прибалтийскими республиками, я не мог представить себе, что в жизни произойдут такие события, что в корне изменят все представления о жителях и жизни этих республик.

Много позже, когда я работал в Кремле, мне пришлось вплотную заниматься восстановлением разрушенных войной предприятий на территории Литвы, Латвии и Эстонии, а также строительством новых заводов и развитием всего хозяйства. Следующими пунктами нашей командировки были Ленинград и Кронштадт.

Посещение Ленинграда также не обошлось без происшествия. Поезд прибыл на Финский вокзал в Воскресенье в праздник 1 мая. Когда мы вышли из вагона и пошли в город, то попали в руки патруля. Как всегда допрос: кто, откуда, зачем, почему в зимней форме, ну вроде для начала оправдались.

Командировка нашей рабочей группы началась в начале весны, поэтому на север офицеры были одеты в зимнюю форму. Трудно было предположить, что командировка затянется на длительный срок до лета. Оказывается надо все предвидеть. Разместились в офицерской гостинице, отдохнули и вечером решили прогуляться по Невскому проспекту. Прогулка вышла боком. Кто был одет в офицерскую форму, опять попал под пристальный взгляд патруля. Опять не по форме – фуражки не парадные, не по «форме раз». Пришлось на такси ехать в военторг за покупками.

В Ленинграде наша группа была разделена на теоретиков и практиков. Первая побывала в Краснознаменной Академии связи имени С.М.Буденного и Училище связи ВМФ. Руководитель группы в Академии прочитал лекцию по вопросам построения магистральных линий засекреченной связи, а в Училище связи ознакомились с оснащением лабораторий. Вторая группа была направлена в Кронштадт. Меня как практика направили с группой в Кронштадт.

Кронштадт — город моряков. Основное население Кронштадта составляют военные моряки, гарнизон крепости, а также гражданское население обслуживающие работы в доках и в порту.

Много лет спустя, работая в Комиссии Президиума Совета Министров СССР, мне часто приходилось бывать в командировках в Ленинграде, в основном на заводах и в институтах, занятых разработкой и производством военной аппаратуры. Командировки, как правило, были краткосрочные, поэтому посетить ленинградские и кронштадтские театры и музеи не представлялось возможным. Только уйдя на заслуженный отдых, ругаешь себя, каким же ты был чудаком!!!

27 апреля 2009 года Указом Президента России Д.А.Медведева Кронштадту, в числе других российских городов, присвоено почетное звание «Город воинской славы» за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные его защитниками в борьбе за свободу и независимость Отечества.

В августе 2009 года по случаю семидесятилетия моей младшей сестры Королёвой Надежды Михайловны, заслуженной работницы НПО им. Козицкого я с женой Тамарой Ивановной вновь побывали в Санкт-Петербурге. По поручению Председателя Совета ветеранов службы связи ВМФ вице-адмирала Юрия Михайловича Кононова мне было поручено вручить Надежде Михайловне и её супругу инженер-полковнику ВМФ Тисову Ю.Б. юбилейные медали «100 – летия службы связи ВМФ» и альбом по случаю этого события.

Из Ленинграда следующим объектом командировки были узлы связи Черноморского флота в городе Севастополе. Учитывая большие объемы работ в Севастополе и на других объектах Черноморского флота, нам пришлось задержаться на пару недель вплоть до 25 мая. Погода была отличная. Когда мы попали на пляж, то странно выглядели сине-белыми на фоне загорелых отдыхающих.

На одном из старинных зданий центральной площади Севастополя на мемориальной доске написано:«Здесь 3 июня 1783г. заложен город Севастополь – морская крепость юга России». 10 февраля 1784 года по указу Екатерины II форпост на берегу Черного моря получил название Севастополь. Черноморцы в честь 200-летия города героя Севастополя открыли памятник Русской императрицы Екатерины. Из истории известно, что 7 мая 1944 года была освобождена от немецко-фашистских захватчиков Главная база Черноморского флота – Севастополь. Не было ни одной операции в зоне действий Черноморского флота, где бы не принимали непосредственное участие его связисты, это: героическая оборона Одессы и ее освобождение, легендарная защита Севастополя и изгнание из него немецких захватчиков, оборона Новороссийска и Керчи и освобождение их от фашистов, защита Кавказа, десантные операции в Феодосию, в Николаев и на Малую Землю.

За образцовое выполнение боевых заданий командования в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Узел связи Черноморского флота 25 сентября 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был награжден Орденом “Красного Знамени”.

Сразу после окончания боевых действий началось восстановление разрушенных зданий и сооружений узлов и центров связи флота, восстанавливалась техника связи. Большую помощь в строительстве и восстановлении разрушенных зданий оказали строительные организации г.Москвы.  Значительный вклад в развитие связи флота в послевоенный период внесли Начальники связи ЧФ: капитаны 1 ранга В.Гусев и П.Смирнов, контр-адмиралы В.Изопольский и В.Волков, заместители Начальника связи флота: капитаны 1 ранга Г.Битюцкий, Е.Репринцев, Ф.Майданов, М.Бовин, Ю.Усков, М.Коломойцев.

В 1950 году на Черноморском флоте началось массовое перевооружение сил флота на новые радиосредства с более высокими параметрами. В 1954г. завершается строительство защищенного передающего центра “Магнит”. Начало 60-х годов характеризуется массовым внедрением на корабли и в части связи автоматической засекречивающей телеграфной аппаратуры. Совершенствуется связь с подводными лодками. Строится передающая СДВ радиостанция “Таран” в целях улучшения подводного приема. Разрабатывается принципиально новая организация связи с подводными лодками, создается сеть территориально разнесенных пунктов приема донесений от них. С 1956 года на вооружение подводных лодок поступает аппаратура сверхбыстродействующей (СБД) связи. В 1958 году началось строительство специального защищенного приемного радиоцентра дальней связи “Лафет”, который после окончания строительства вошел в общую систему дальней оперативной связи ВМФ. В декабре 1962 года на базе Севастопольского района СНиС создается отдельный морской полк связи и наблюдения. Первым командиром полка стал капитан 2 ранга В.В.Калюжный. В 1963 году Начальником связи и наблюдения ЧФ был назначен капитан 1 ранга Кривцов Н.Р.. Важные позитивные изменения в строительстве системы связи флота произошли с назначением на должность Начальника связи ЧФ капитана 1 ранга Крылова Михаила Михайловича.

После окончания работ на узле связи Севастополя мне и инженер-майору Сушко В.Е. пришлось выехать в г.Батуми. Город находится в Аджарии. Узел связи размещается в порту на маяке, аппаратура устаревшая трофейная. В Батуми мы пробыли недолго. Сушко навестил своих родственников, приняли нас очень радушно, народ очень гостеприимный, радушный. Переживали, что очень рано уезжаем. Провожали на вокзале как родных.

Результатом выполнения работ по обследованию и паспортизации узлов связи на всех флотах по переоснащению их новыми перспективными средствами связи, а также разработка перечня нормативных документов на обеспечение ремонта и эксплуатацию средств связи и навигации стал доклад Руководству и выпуск Приказа Главкома ВМФ (Приказ №100). За успешное завершение работ участники получили благодарность и повышение по службе. За успешное завершение работ по паспортизации объектов связи ВМФ и разработки нормативных документов на ремонт и эксплуатацию средств связи и навигации мне было присвоено очередное звание инженер-капитан.

Талантливый руководитель, Начальник управления связи вице-адмирал  Григорий Григорьевич Толстолуцкий вовремя понял, какую огромную роль должен сыграть научно-технический прогресс в развитии флота, в частности средств связи. Особое внимание он уделял Институту связи ВМФ, направляя его работу на развитие военно-морской связи и ее технических средств. Специалистами Института связи ВМФ совместно с НИИ и оборонными предприятиями промышленности была разработана специальная коротковолновая сверхбыстродействующая (СБД) радиолиния скрытной связи, получившая наименование “Акула”.

При нем на кораблях появились самые совершенные по тем временам средства связи: “Щука”, “Искра”, “Окунь”, “Шквал”, “Муссон”, “Барк”, “Бриг”, “Корвет”, широкое применение на флоте нашли аппаратура автоматического засекречивания передаваемой информации и как ее развитие – аппаратурные комплексы. Именно Григорий Григорьевич руководил созданием системы дальней оперативной связи ВМФ, маневренной и космической систем связи. Надежная работа новых средств связи была проверена в ходе крупных учений Военно-морского флота «Океан», «Юг» и многих других.

Сегодня хочется отметить и поименно назвать всех сотрудников, внесших существенный вклад в наше общее дело – создание высококлассной, конкурентоспособной радиоаппаратуры. Таких среди них большинство, но, прежде всего, следует отдать дань уважения тем, кто был первым и подготовил базу для дальнейшего развития. Это Герои Социалистического Труда, руководитель СКБ Клементий Аркадьевич Серебров и директор объединения Иван Николаевич Ливенцов.

В конце 50-х годов Правительством было принято решение о существенном сокращении численности Вооруженных сил СССР, в том числе в ВМФ.

Управление кадров ВМФ объявило, что из рядов ВМФ будут уволены в первую очередь отставники и военнослужащие, не имеющие военного образования. Поскольку я окончил только гражданский ВУЗ, то первым попадал под это решение.

Начальник связи ВМФ, вице-адмирал Толстолуцкий Григорий Григорьевич и главный инженер, капитан I ранга Хавкин Михаил Ефимович, при обсуждении со мной дальнейшей службы, выразили мне благодарность. Они также сообщили, что в числе других военнослужащих, подлежащих увольнению, я буду также уволен в запас, так как моя должность упраздняется. Одновременно сообщили, что Начальник проектного института ГПИ-1 Минобороны полковник Горин, с которым я был связан по работе над системой «Сигак» (акустическая система обнаружения ПЛ-ПЛ в территориальных водах ЧФ), предлагает мне должность начальника отдела спецсвязи (должность подполковника). Я поблагодарил за участие и меня стали оформлять на эту должность.

Поскольку у меня установились хорошие деловые отношения с соответствующими службами КГБ СССР, в том числе Заместителем Председателя  Львом Ивановичем Панкратовым, Начальником Управления правительственной связи Ворониным Петром Николаевичем и другими сотрудниками спецслужб, мне было предложено пройти соответствующую проверку и оформление на предмет службы в одной из азиатских стран. Когда проверка была закончена, я был приглашен на прием к Панкратову Л.И., на площадь Дзержинского. Я в форме офицера ВМФ прибыл в приемную. Дежурный просил подождать, поскольку в кабинете Льва Ивановича был посетитель, и что он сейчас доложит. Через несколько минут он вернулся и сказал, что Лев Иванович приглашает. Подойдя к столу, за которым сидел Лев Иванович, я по-военному доложил, что прибыл для продолжения службы. Посетителем был заместитель Начальника отдела ВПК Луппов Олег Александрович. Он поинтересовался кто я, кто родители, о моем образовании, о моей службе, чем занимаюсь, какую технику связи знаю. Я кратко доложил о себе, о моих родителях, об образовании, о работе до службы в ВМФ и на службе у Начальника связи ВМФ, где на меня были возложены вопросы обеспечения систем проводной и радиосвязи кораблей и береговых центров средствами автоматизированной засекреченной связи, в том числе вопросы обеспечения Высшего руководства ВМФ правительственной связью. Когда я окончил свой доклад, Луппов спросил Панкратова, где он собирается меня использовать. Лев Иванович сообщил, что в военном представительстве одной из азиатских стран. Вдруг Луппов, обращаясь ко мне, спросил, не хочу ли я работать у него, в ВПК. На что я ответил, что как коммунист готов служить там, куда пошлет партия. «Ну, вот и хорошо! – сказал Луппов, – завтра утром прибудешь ко мне, в Кремль. Там будет на тебя пропуск, где будет всё указано». Лев Иванович пожелал мне дальнейшей успешной службы, и я покинул кабинет. Выйдя из кабинета, я был в полной растерянности. Спросить, что такое ВПК, чем придется заниматься и прочее, было не у кого. Как дальше поступить? И еще вдобавок ко всему у меня на руках было письмо из Министерства Обороны, где мне было предписано явиться в Управление строительства на предмет дальнейшей службы в институте ГПИ-1. Обсудив дома всю ситуацию, я обратился к своему дяде Соснину Николаю Васильевичу – Главному инженеру крупного завода, коммунисту с большим партийным стажем. Николай Васильевич высказал мнение, что, будучи военным, могут направить в любую точку и любую часть, а, поработав в Кремле, всегда порекомендуют хорошую дальнейшую работу. Я так и поступил. Утром явился в Кремль. В эти годы Кремль был закрыт для посещения. В бюро пропусков Троицких ворот получил пропуск, а поскольку я был в форме, меня спросили, нет ли при мне оружия, а дальше препроводили в Кавалерский (свитский) корпус Оружейной палаты Императорского Дворца (здание №4)  и сдали дежурному. Дежурный  доставил меня в первый отдел ВПК. Начальником первого отдела был сотрудник КГБ СССР В.И. Казаков.  В беседе со мной принял участие начальник отдела кадров Пермяков Н.П.

Они вкратце рассказали о работе в ВПК. Как себя вести на работе в Кремле, так и вне его стен, поскольку встречаться придется с видными отечественными и зарубежными руководителями, бывать на приемах и так далее. Предупредили, что одежда должна быть приличная, но гражданская. По окончании беседы взяли подписку «О допуске к документам различной важности».

Только сейчас и здесь я осознал, куда я попал, и что из себя предоставляет абривеатура из трех букв – ВПК.

Сокращение численности Вооруженных сил и уменьшение выделяемых бюджетных ассигнований в основном коснулось сотрудников в военных и гражданских организациях, занимающихся перспективными исследованиями и разработками военной техники, профессорско-преподавательского состава, занятого подготовкой квалифицированных кадров, военпредовских структур, осуществляющих контроль качества и надежности, поставляемой военной техники и комплектующих изделий. К сожалению, форма выполнения решения по сокращению Вооруженных Сил и однобокое освещение этого мероприятия в средствах массовой информации (СМИ), привело к снижению престижа военных офицеров. На улицах, в транспорте и особенно в метро можно было не только увидеть пренебрежение к военным, но и услышать неприятные слова. Были случаи нападения на членов семей, особенно на детей.

Видя унизительное отношение общества к военнослужащим и в первую очередь СМИ, мне хотелось быть свободным от военной службы.

Прощаясь с сотрудниками по службе, вице-адмирал Толстолуцкий Г.Г. пожелал мне успехов на новом месте работы, а я заверил, что отношения с Флотом у меня останутся крепкими. Данное слово я сдержал. Работая в ВПК я постоянно отслеживал положение дел на Флоте. Часто бывал на строительстве береговых объектах связи на флотах. Подготавливал для рассмотрения на заседаниях ВПК и Совета Министров СССР, а в дальнейшем России (после распада СССР) острые вопросы по строительству объектов, разработке новых систем вооружения и освоения их в производстве.

За 35 лет работы в ВПК я прошел путь от инженера-референта до Заведующего отделом, Начальника Сектором.  В этот период занимался вопросами создания специальных систем и средств радиосвязи для всех родов Минобороны и КГБ СССР, систем и средств связи для народного хозяйства (Минсвязи, МГА,  Морфлота и МПС), строительства специальных объектов правительственной связи на всей территории СССР и стран  Варшавского Договора. Развитием  научной  и производственной базы по разработке и выпуску средств связи и товаров народного потребления. Принимал непосредственное участие в создании системы спутниковой связи, а также системы связи и телевидения “Олимпиады-80″

За успешное выполнение заданий Правительства был неоднократно награжден военными и гражданскими орденами и медалями в том числе: двумя орденами «Трудового Красного Знамени» и орденом, «Знак Почета» и «Трудового отличия». Удостоен звания Лауреата Госпремии СССР.

«Холодная война». навязанная американцами сильно ударила и по народному хозяйству и в первую очередь по дальнему плаванию морских судов. Чтобы обезопасить плавание морских судов от американской зависимости, Правительством СССР было принято решение о создании отечественной выделенной системы связи и навигации. Решение вопросов создания технических средств системы было возложено на институты и предприятия оборонного комплекса под эгидой ВПК. Разработка наземных и корабельных средств связи   решениями ВПК была возложена на МНИРТИ и Воронежский НИИС, серийное производство на Севастопольский радиозавод. Система была разработана и сдана в эксплуатацию. Были разработаны и серийно освоены транспортируемые и корабельные станции спутниковой связи и навигации, а также построены наземные центры в городах Одессе и Находке для работы в системе INMARSAT. Министром морского флота Т.Б.Гуженко была выражена благодарность Руководству ВПК, в том числе Заместителю начальника отдела ВПК Городилину В.М. за успешное создание международной системы связи и навигации на морских кораблях, а большая группа исполнителей: Астахов А.А, Ацеров Ю.С., ПчеляковЛ.С., Барский В.П. и др. была награждена Правительственными орденами и медалями.

Одновременно с широким внедрением на подводных лодках средств быстродействующей связи (СБД) шло развитие радиосвязи береговых командных пунктов с подводными лодками.

С этой целью была построена самая мощная в мире передающая радиостанция “Океан”, разработаны и введены в эксплуатацию сверх длинноволновые радиостанции на востоке и юге страны “Геркулес” и “Таран-М”, высокочувствительные узкополосные СДВ радиоприемники “Глубина”, оконечная аппаратура автоматической связи “Глубина-М”, магнитная рамочная лодочная антенна. Это позволило принять на вооружение радиолинию “Глубина”, обеспечивающую доведение информации до погруженных подводных лодок.

Таким образом, к середине 60-х годов стала складываться единая система глобальной связи ВМФ, отвечающая задачам централизованного управления вооруженными силами. Для управлений этой системой при Начальнике связи ВМФ был создан Центр управления дальней оперативной связью. Благодаря такой организации время прохождения информации сокращалось с нескольких часов до десятков минут.

В начале 70-х годов был создан и принят на вооружение ВМФ автоматизированный комплекс связи “Молния” (головные исполнители НИИ «Нептун» и НПО имени Козицкого руководителями которых в течении ряда лет были В.П.Пасечник, Ю.Л.Николашин и В.Н.Елисеев). Большой коллектив разработчиков изделий, входящих в комплекс «Молния», были  удостоены Госпремии СССР, среди них главные конструкторы В.Д.Балабанов, Н.А.Яковлев, М.А.Алексин,  Л.Н.Горбунова, А.П.Бехтерев, В.И.Селезнев, Б.В.Войцехович, Р.И.Георгенберг, М.Г.Андроников,  Г.М.Керпелев, В.В.Милютин,

Важным компонентом связи ВМФ стала космическая система связи «Цунами» и навигации “Циклон” с использованием низколетящих искусственных спутников Земли, разработка МНИИРС. За большие заслуги в создании космической системы связи и навигации Г.Г.Толстолуцкому, Р.С.Ковалевскому, В.В.Лопатинскому, Н.И.Трухину, Н.Н.Несвиту, А.А.Рофе, Лукьянику Ю.В. и др. были присуждены Госпремии СССР.

Носители этих комплексов – первые авианесущие корабли ТАКР «Киев», «Минск», «Новороссийск», «Адмирал Горшков»,«Адмирал Кузнецов», эскадренные миноносцы «Отчаянный» и ТАРК «Киров», «Петр Великий» и другие.

Московский НИРТИ, руководителями которого, начиная с 1965 года были известные ученые, лауреаты Ленинской и Госпремий: Ханевский Г.С., Липсман Ф.П., Корольков Г.В., Борисенко М.И., Кукк К.И., Чернышов И.Н., Матюхин А.П., Родимов А.П., Даниэлян С.А., Генов А.А. был определен головным по разработке радиорелейных, тропосферных и спутниковых систем и средств связи и навигации, в том числе этим институтом были разработаны средства наземной аппаратуры «Цунами – В», размещенной: на НИП-14 (г. Щелково), на  ПППИ-2 на ПРЦ «Бухта» Северного флота и ПППИ-3 на Тихоокеанскм флоте. За прошедшие годы в институте разработаны и сданы в эксплуатацию 12 различных комплексов и систем. Особо необходимо отметить создание двух крупных приёмо-передающих центров для Единой системы спутниковой связи.

Одновременно было завершено создание Единой системы спутниковой связи ЕССС-1 и специальной спутниковой системы связи «Корунд».

За создание  системы ЕССС-1 и «Корунд» большой коллектив ученых, инженеров и рабочих награжден орденами Союза ССР. Главные конструкторы системы ЕССС-1 и «Корунд» были удостоены присвоения  Ленинской и Государственных премий. Среди них: Гендиректор МНИИРС Герой социалистического труда А.П.Биленко, Главный конструктор И.Д.Богачев и Э.С.Болотов, А.С.Буцкий, А.М.Аносов, Э.С.Болотов, М.С.Немировский, М.Р.Капланов, И.И.Кобин, В.Д.Фёдоров, В.М.Городилин и др. Этому событию предшествовала многолетняя (1969-1975 гг.) сложная и трудная работа по созданию системы спутниковой связи (ЕССС), полная успехов и неудач, радостей и огорчений, работа, потребовавшая от каждого её участника полной отдачи сил, энергии, знаний, умения. Она выполнялась большой кооперацией научно-исследовательских и проектных институтов, конструкторских бюро, предприятий промышленности: в ней участвовало более 100 предприятий и организаций СССР под непосредственным контролем и помощи Военно-промышленной комиссии.

Главным конструктором создания Единой системы спутниковой связи со спутниками “Молния-1″ был профессор Капланов Мурат Рашидович. При разработке ЕССС энергетика радиолинии была рассчитана с некоторым запасом, чтобы обеспечить покрытие спутниковой связью территорию СССР и стран Варшавского Договора. Это позволило создать, и  использовались средства системы в интересах обороны страны для организации телефонных и телеграфных связей с войсками, расположенными в любом регионе, а также для передачи сигналов управления и оповещения. Задействовались ретрансляторы тех же спутников “Молния-1″ на основных и сопряженных витках, работа осуществлялась через один ствол одновременно, с частотным разносом.

Такого рационального использования средств наши главные соперники, американцы, достичь не могли, так как мощность ретрансляторов на их спутниках была всего 6…8 Вт, а на наших – 40 Вт. Это преимущество в энергетике радиолинии позволило конструкторам СССР снова удивить мир созданием перевозимой и самолетной станций “Контакт” для засекреченной телефонной связи во время визитов и перелетов руководства страны за рубеж.

Президент Академии наук СССР М.В.Келдыш в торжественной обстановке вручил Ленинские и Гос премии СССР специалистам ракетно-космической отрасли – за участие в разработке, создании, испытаниях и вводе в эксплуатацию Единой системы спутниковой связи (ЕССС-1) и «Корунд». На моё имя поступили поздравительные письма от Министра обороны СССР маршала А.А.Гречко; Заместителя Министра генерал-полковника Н.Н.Алексеева; Первого Заместителя Главнокомандующего РВСН генерал-полковника М.Г.Григорьева; Министра общемаша С.А.Афанасьева; Министра промсвязи Э.К. Первышина; Министра связи Н.Д.Пурцева; Председателя Госкомисси системы «Корунд» А.С.Буцкого; Командования и Политотдела Центра подготовки космонавтов им.Ю.А.Гагарина и летчиков-космонавтов и других.

Мстислав Всеволодович произнёс вступительную речь. Говорил свободно, без бумажки, просто и понятно, неторопливо, ровным голосом, на чисто московском диалекте. Он говорил о программе мира, провозглашённой 24-м партийным съездом. «Чтобы успешно выполнить её, – сказал М.В.Келдыш, – нужна крепкая оборона страны. То, что вы делаете, направлено на решение именно этой задачи. Спасибо Вам за это». Он сердечно поздравил лауреатов с высокими наградами.

Вручая награды, Мстислав Всеволодович улыбался, каждому крепко пожимал руку. От имени награждённых лауреатов Ленинской и Государственной премии СССР выступил, И.Д.Богачёв. В заключение академик М.В.Келдыш ещё раз поздравил лауреатов, пожелал им дальнейших успехов в труде, здоровья и счастья. «Желаю вам, дорогие товарищи, – сказал он на прощание, – хорошо отдохнуть в течение субботы и воскресенья, получить новый заряд энергии и бодрости». Встреча с М.В.Келдышем была непродолжительной, но в памяти каждого её участника она сохранится навсегда. Мстислав Всеволодович произвёл большое впечатление на всех, продемонстрировав в течение встречи лучшие качества учёного: патриотизм, образованность, деловитость, пунктуальность, скромность, высокую культуру. Каждый из нас получил от этой встречи, говоря словами М.В.Келдыша, «заряд энергии и бодрости».

Затем была поездка на Красную площадь, где на фоне Московского Кремля и Мавзолея В.Ленина, награжденные сфотографировались, а в ресторане «Восток» гостиницы «Россия» состоялся вечер, на который было приглашено 120 человек. Мстислав Всеволодович от приглашения отказался, сославшись на занятость. Среди гостей были: Министр промсвязи СССР Э.К.Первышин, заместители министров оборонных отраслей промышленности, Начальник Главного штаба РВСН А.Г.Шевцов, начальник 50 ЦНИИ КС Г.П.Мельников, ответственные работники Оборонного отдела ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Военно–промышленной комиссии.

В своём выступлении Э.К.Первышин сказал: «Сегодняшнее торжество – это выдающееся событие не только для лауреатов. Это праздник для всех министерств, ведомств и тысяч людей, участвовавших в создании системы»

От состояния и функционирования системы связи, ее возможностей во многом зависят оперативность руководства флотом, своевременность выполнения боевых задач.

Выход кораблей ВМФ СССР на просторы Мирового океана, повышение значимости решаемых ими задач до стратегического уровня, а также опыт Великой Отечественной войны поставили задачу объединения отдельных разрозненных систем связи флотов в единую глобальную и постоянно действующую систему, обеспечивающую своевременное и скрытное доведение информации до конечной цели. В свою очередь, создание глобальной системы связи ВМФ потребовало решения целого комплекса научных и технических вопросов по осуществлению связи с надводными и подводными кораблями в условиях радиоэлектронного противодействия (РЭП).

Проведенные НИОКР позволили разработать и построить комплекс технических средств в диапазоне сверхнизких частот (СНЧ), в том числе самолетный вариант мощного передатчика «Фрегат» с буксируемой антенной в десятки метров (Горьковский НИИ радиосвязи, Гл.конструктор В.Н.Ерусланов).

Построенный специальный радиоцентр СНЧ связи с антенной системой «Зевс», использующей линии электропередачи протяженностью несколько десятков километров и современная приемная аппаратура позволили подводным лодкам принимать информацию на очень больших глубинах погружения. Для обеспечения непрерывности связи с подводными лодками были созданы специальные буксируемые антенны кабельного типа, принимающие радиосигналы в СНЧ-, СДВ- и КВ-диапазонах.

Достижения в области СНЧ-СДВ связи с погруженными подводными лодками были отмечены присуждением Государственной премии. Лауреатами стали Л.Б.Песин, Э.В.Сырников, А.С.Панфилов и др.

Система связи ВМФ стала частью системы управления Вооруженными силами страны. В состав комплекса «Молния» вошли системы дальней оперативной связи ВМФ, оперативно-тактической связи флотов и единой тактической связи кораблей ВМФ. Комплекс «Молния» обеспечивает управление кораблями и самолетами ВМФ, соединениями и частями сухопутных войск, береговых ракетно-артиллерийских войск, а также взаимодействие с частями других видов Вооруженных сил и централизованного оповещения сил ВМФ.

В последующие годы, в  связи с обострением, военно-политическая обстановка в мире потребовала от Военно-Морского Флота перехода к принципиально новой форме его применения в мирное время — боевой службе. Этот период совпадает с созданием в нашей стране современного Океанского ракетно-ядерного флота. Быстро растет его боевой потенциал. Со стапелей сходят оснащенные новыми видами оружия корабли и подводные лодки, в небо поднимается дальняя морская авиация.

Эти меры необходимо было предпринимать в связи с резкими высказываниями американских политиков о будущем России.

Анализ заявлений военно-политического руководства США и попыток политического руководства СССР и России наладить с Соединенными Штатами партнерские отношения показывает, что США остаются для России потенциальным противником. Поэтому военная и военнно – морская науки должны тщательно исследовать развитие и применение ВМС США в локальных войнах и, не включаясь в гонку вооружений, вырабатывать адекватные меры по обеспечению национальной безопасности России в XXI веке.

Прогрессу развития систем связи для ВМФ в значительной степени способствовал Научный совет АН СССР по комплексной проблеме «Радиофизические методы исследования морей и океанов, возглавляемый академиком В.А. Котельниковым, с участием Военно-промышленной комиссии (члена Бюро Президиума АН СССР В.М.Городилина) в области формирования планов фундаментальных и поисковых исследований, направленных на развитие и дальнейшее совершенствование систем и средств связи и комплексов радиоэлектроники.

Самое непосредственное участие в процессе бурного развития связи ВМФ в 70-е и в первой половине 80-х годов принимал Начальник связи ВМФ вице-адмирал М.М.Крылов и личный состав Центра оперативного управления (ЦУДОС), который настойчиво и целеустремлённо занимался вопросами совершенствования боевого использования системы связи ВМФ в интересах увеличения дальности связи, глубины приема информации погруженными подводными лодками, повышения надежности, достоверности и оперативности доведения сообщений Централизованного боевого управления до сил, войск и штабов.

По мере появления новых средств и комплексов связи дорабатывались существующие и издавались новые документы, например, регламентирующие космическую связь в ВМФ, связь воздушных пунктов управления ВМФ и флотов, в том числе через самолёты-ретрансляторы. Не в последнюю очередь именно усилиями личного состава Центра совместно с институтами и предприятиями промышленности была создана  Единая система связи Военно-Морского Флота, которая на протяжении не одного десятка лет обеспечивала оперативную связь с Генеральным штабом Вооруженных Сил, надёжное централизованное и децентрализованное управление силами, войсками и штабами ВМФ, взаимодействие с объединениями (соединениями) и силами других видов Вооруженных сил.

История развития дальней оперативной связи с подводными лодками и надводными кораблями под руководством Начальника связи ВМФ вице-адмирала Ю.Кононова неразрывно связана с именами офицеров: А.Е.Туровского, С.А.Моисеева, Ф.А.Пышинского, А.В.Карелова, В.Н.Сердюка, К.Н.Шепелева, Б.С.Ивонинского, В.А.Топтыгина, Н.И.Пузачёва, В.И.Скрицкого, М.А.Гапонова, С.И.Исенко, Ю.Н.Яблочкина.

Дальнейшее развитие связи ВМФ, автоматизация процессов управления связью, внедрение перспективных радиолиний поставило перед связистами качественно новые задачи, которые, как и прежде  решались вполне успешно. В разные годы Центр возглавляли В.Ткач, А.Синяков, В.Мананский , В.Иванов, В.Мантухов. Бесспорно, что эти весомые результаты достигались ЦУДОС ВМФ благодаря слаженной работе его личного состава под руководством вице-адмирала А.Г.Долбня, начальника связи ВМФ – зам. начальника Главного штаба ВМФ по связи.

Эти люди — главное богатство ЦУДОС за всю его 50-летнюю историю. Это те профессионалы с большой буквы, которыми были заложены основы Центра, создан новый, не имевший аналогов, инструмент эффективного управления связью Военно-Морского Флота. Это были разные люди: талантливые, трудолюбивые, но в одном они были похожи  — среди личного состава Центра никогда не было равнодушных и безответственных.

За активное участие в решении вопросов, направленных на создание и оснащение новейшими средствами связи кораблей и береговых центров ВМФ в день 50-летия, мне, В.М.Городилину – Заместителю начальника отдела ВПК была выражена благодарность Министра обороны СССР Д.Ф.Устинова, Маршала войск связи А.И.Белова, Начальников связи ВМФ вице-адмирала ММ.Крылова и вице-адмирала ЮМ.Кононова.

За время участия ВПК и оборонных отраслей промышленности в выполнении задач, поставленных руководством страны по обеспечению высокого научно-технического уровня вооружения и военной техники успешно выполнялись.  Вооружение Советской Армии и Военно-Морского Флота по своим тактико- техническим параметрам не уступало или превосходило уровень военной техники зарубежных стран. При постоянном контроле Военно-промышленной комиссии армия и флот своевременно оснащались новейшим вооружением в кратчайшие сроки и в необходимом количестве. После распада Советского Союза в декабре 1991 года централизованное управление промышленностью и её военно-промышленным комплексом было упразднено. Государственная комиссия Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам и министерства оборонных отраслей промышленности СССР были ликвидированы. Предприятия оборонных отраслей промышленности оказались в состоянии глубокого кризиса. Военная мощь страны и её обороноспособность из года в год снижались.

Сегодня, пусть медленно, но происходит переосмысление того, что мы потеряли за последние годы.

В конце 2007г. наша страна в торжественной обстановке отметила 50-летие обороной отрасли промышленности и ее организатора Военно-промышленную комиссию (ВПК) Совета Министров СССР. В Белом доме со словами приветствия и благодарностью за проделанную работу к сотрудникам ВПК, (в том числе бывшим), главным конструкторам и директорам предприятий обратились Президент России и Первый Заместитель Правительства С.Г.Иванов. Ими была поставлена задача по дальнейшему развитию оборонных отраслей и увеличению поставок военной технике до 2014г. К сожалению, было забыто, что после развала СССР, была прекращена деятельность ВПК, и практически произошел развал оборонной отрасли промышленности. Это означает, что все начинать придется практически заново, поскольку разрушена кооперация и связи между отраслями и заводами, объемы производства упали до критического минимума, не хватает кадров и специалистов.

Согласно плану Правительства, в ОПК в ближайшие годы должно быть создано порядка 40 интегрированных структур. Часть из них в настоящее время начинает работать, а большая часть находится в процессе формирования. Было отмечено, что предпринимаемые действия могут дать результаты, однако не следует обольщаться. У нас существует еще целый комплекс проблем, которые, к сожалению, решаются, не так быстро, как хотелось бы. И здесь необходим опыт специалистов, которые работали в ВПК до распада СССР. Каждый из них был не просто сотрудником ВПК, но и первоклассным профессионалом в своей области. До ликвидации ВПК в ее аппарате практически были собраны специалисты по всем отраслям народного хозяйства. Задача сложная, но при условии использования исторического опыта работы Военно-промышленной комиссии, безусловно, выполнимая.

 

Член Президиума ветеранов Службы связи Военно-Морского Флота, Заместитель Начальника Отдела ВПК СовМина СССР (1958-1993гг)

Городилин Валентин Михайлович.

Written on Сентябрь 18th, 2011

Гвардия-ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия-ВПК

Гвардия-ВПК – это образ жизни