Во имя будущего вспомним...

Воспоминания водолаза старшины II статьи Гетьмана Д.С. о своей службе в Военно-Морском Флоте СССР

В апреле 1950 года я был призван на службу в Военно-Морской Флот. В городе Севастополе на медицинской комиссии я по состоянию здоровья был признан годным служить водолазом, и был направлен в город Балаклаву под Севастополем в учебный водолазный отряд. Окончил его в феврале 1951г. Практику проходил в городе Пинск Днепровской флотилии. После успешного прохождения практических спусков на глубины в несколько десятков метров и сдачи норм, меня в июне месяце того же года направили в Севастополь в водолазный отряд.

book520В то время осваивали погружение на глубины до 203 метров. Для чего это было необходимо? Это было необходимо для оказания помощи экипажам подводных лодок, если они терпели аварию и находились на глубинах до 200 метров. Необходимо было опуститься на нужную глубину и обеспечить подачу воздуха в лодку, если там обнаружены живые люди.

После прохождения практики на глубоководных спусках и сдачи зачёта, по состоянию здоровья мне было разрешено осуществлять глубоководные спуски. Я был направлен на подъём корабля «Кавказ». Что это было за судно? До войны это был двухпалубный пассажирский теплоход, перевозивший пассажиров от Одессы до Батуми.

Во время Великой Отечественной войны этот теплоход был превращен в плавучий госпиталь для перевозки раненых бойцов Красной армии из Крыма в Новороссийск, Поти, Сочи и Батуми.

Санитарный теплоход “Кавказ”

Теплоход «Кавказ» базировался в Севастополе, так как Одесса была занята фашистами. Стоял теплоход у подземных штолен Инкермана, где глубоко в скале были размещены склады с боеприпасами, казармы и помещения госпиталя. Когда немцы уже были под Севастополем и стало ясно, что его скоро захватят, была дана команда загрузить на корабль раненых бойцов, находившихся в штольнях и боеприпасы и выйти в Новороссийск. Погрузка раненых бойцов и боеприпасов заняла всю ночь. Утром, когда погрузка была закончена и корабль «Кавказ» вышел в открытое море, то стало ясно, что море уже контролируют фашисты с берега, а самолёты стали обстреливать санитарный корабль «Кавказ» с неба, несмотря на санитарные знаки «Красного креста». Была команда вернуться обратно в Севастополь, и корабль был вынужден вернуться и стать там у штолен, откуда отошел. Была также дана команда раненым, кто может самостоятельно передвигаться уйти в горы, поскольку город Севастополь уже был занят немцами, кто не мог, того перенесли в штольни.

Раненые красноармейцы в штольне Инкермана

В конце июня 1942 года немцы переправились через речку Чёрную, но захватить штольни Инкермана им с ходу не удалось. После нескольких попыток, которые были отбиты, немцы под прикрытием отвесных скал стали концентрировать танки, артиллерию и живую силу на причале Советская балка, беспрерывно обстреливали штольни. Надвигалась трагедия. Когда силы защитников арсенала были на исходе, начальник объекта Прокофий Сленко и оставшиеся в живых бойцы, чтобы не сдаваться фашистам решили судьбу арсенала. В 2 часа 30 минут 30 июня 1942 года монолитная скала поднялась в воздух, раскололась и со страшным грохотом тяжело осела. Очевидцы вспоминали, что в момент взрыва задрожала земля, на огромную высоту поднялся столб железобетона, камня и земли. Под каменными глыбами оказались сотни вражеских солдат, танки и орудия. Куски скал летели далеко в море, а у причала, где стоял корабль«Кавказ», начали рваться мины и снаряды. Взрывной волной корабль перевернуло на бок, и он затонул у причала. После окончания Великой Отечественной войны на штольне арсенала Инкермана была установлена стела и прикреплена памятная доска в честь её защитников.

Когда освободили Севастополь от фашистов, стал вопрос восстановления штолен, для хранения снарядов. Подход к штольням мешал погибший у причала санитарный корабль «Кавказ», в трюмах которого могло находиться много снарядов и мин. Тогда и было принято решение его поднять и убрать, чтобы он не мешал подходу к причалу.

book521В Севастополе подъемом затонувших кораблей и разминированием морских причалов занималась аварийно-спасательная служба ВМФ (бывшая служба “ЭПРОН”). Для подъема затонувшего санитарного корабля “Кавказ” была выделена специальная группа водолазов службы “ЭПРОН”, меня также зачислили в эту группу подъёма.

Подъем корабля мы должны были завершить до 21 декабря 1951 года, ко дню рождения товарища Сталина И.В. Корабль мы подняли раньше намеченного срока и устроили праздник. Утром, когда мы проснулись, то увидели, что корабль «Кавказ» вместе с понтонами затонул. Когда разобрались – это было наше счастье, что у причала была малая глубина и стропы  понтона не порвались. Будь там глубина больше длины строп, удерживающих понтоны, то стропы начали бы лопаться, а поскольку наш катер, где мы ночевали,  находился там же у причала, то нам пришлось бы худо. Утром, когда мы увидели эту картину, праздник, уже был не праздником, а самым настоящим рабочим днём. Стали разбираться, какая причина могла случиться, позволившая кораблю затонуть? Когда разобрались, то оказалось, что ошибка в расчётах проекта. В проекте не было учтено наличие мин и снарядов, а так же кусков скал, которые попали на корабль после взрыва штолен.

Поскольку общий вес корабля был тяжелее и понтон не сможет поднять груженый корабль, то начались работы с разгрузки снарядов, мин и камней. Была установлена норма, которую каждый должен был выполнить за спуск. Работы выполнялись в кромешной тьме с большим риском. В трюмах, где находились снаряды и мины, было так темно, что приходилось работать на ощупь.

Когда после разгрузки корабль оказался легче, чем подъёмная сила понтонов, начался подъём корабля. Корабль был поднят 6 декабря 1951 года, на полмесяца раньше, чем планировалось. Утром были продуты понтоны и корабль всплыл. Его отбуксировали на середину бухты и начали разрезать на части и сдавать на металлолом. Корабль восстановлению не подлежал. После подъёма корабля все участники ушли в отпуск. Мне тоже был предоставлен отпуск.

book519После отпуска меня направили в город Ленинград на строящийся крейсер «Адмирал Лазарев» в должности инструктора водолаза. На крейсере должна быть обученная команда лёгких водолазов, борющихся за живучесть корабля и в случае аварии оказать помощь и заделать любую пробоину. Эта команда должна заделать любую пробоину, как снаружи, так и внутри его.

В начале 1953 года советские ВМС получили приглашение принять участие в параде королевского флота на Спидхейдском рейде Портсмутской военно-морской базы по случаю коронации Ее Королевского Величества Елизаветы II. Предстоял первый за все послевоенное время официальный дружественный визит советского корабля в западноевропейскую военно-морскую базу, да еще с такой ответственной миссией. Выбор пал на головной крейсер новейшей послевоенной серии “68-бис” – “Свердлов”. Капитаном корабля был назначен капитан 1 ранга Рудаков Олимпий Иванович.

В обстановке полной секретности с начала мая 1953 года на корабле велась серьезная подготовка к выполнению важного правительственного задания – походу за пределы территориальных вод Советского Союза. Куда? Экипаж об этом в известность до поры до времени не ставили.

Капитан крейсера “Свердлов”  Олимпий Иванович Рудаков

80% команды крейсера «Свердлов» было заменено. Были списаны матросы, биографии которых считались неблагополучными. Я был зачислен в команду крейсера водолазом. Чтобы не ударить в грязь лицом, экипаж укомплектовали спортсменами, артистами, а также пригласили официантов и поваров из ведущих ресторанов столицы. Каждому из членов экипажа пошили в Ленинграде по две полные парадные формы, вплоть до белых перчаток.

В течении двух недель экипаж крейсера “Свердлов” прошел срочное обучение швартовке чисто по-английски, способом “фертоинг”. В СССР такой способ не применялся за отсутствием надобности. Наши моряки с честью справились с такой швартовкой и 6 июня советский крейсер оставил порт базирования и, преодолев 1271 милю, 10 июня вошел в воды пролива Скагеррак. По маршруту следования в главный порт королевства Портсмут крейсер «Свердлов» попал в жесточайший шторм, однако команда корабля благополучно справилась и с этим.

Крейсер новейшей послевоенной постройки “Свердлов”

При подходе к  порту Портсмуд с берега был дан световой запрос, нужен ли нам лоцман, который должен сопровождать крейсер на место постановки в Спитехейдской бухте, поскольку в ожидании военно-морского парада на рейде собралось более 200 кораблей британского флота и гостей королевы. Наш командир крейсера отклонил помощь лоцмана и сам повёл корабль к месту стоянки. Это говорит о том, что наши морские офицеры хорошо знают морской фарватер. Крейсеру предстояло сложное маневрирование, для того, чтобы найти своё место, обозначенное сигнальным буем с Государственным флагом СССР.

Мы становились на якорную стоянку способом фертоинг, что требует высочайшего профессионализма от боцманской команды и ювелирной точности в управлении огромным кораблём его командира. Что это за способ? Обмен салютами привлек к нашему кораблю внимание всех присутствовавших на рейде. “Свердлов” вышел в зону якорной стоянки, однако сигнальный буй отсутствует. (Позднее командир корабля получил официальные извинения по поводу отсутствия cигнального буя.) Штурмана быстро установили, что ошибки нет, крейсер вышел точно. Звучит команда и первый якорь уходит на дно рейда. Нужно стать на 2 кормовых и носовой якорь, а так же завести конец (трос) на бочку (буй). Особенно отличились моряки швартовобаковой команды крейсера “Свердлов” под началом молодого флотского офицера лейтенанта Виталия Куприянова.

Всё это было сделано за 12 минут. По принятым тогда стандартам для кораблей водоизмещением типа «Свердлов» отличной считается постановка за 45 минут.

Американцы становились 1,5 часа. То у них кормовые якоря были у носа крейсера, то носовой якорь был под кормой и надо всё это поднимать и начинать заново.

Морской парад на коронации её Величества Королевы Англии Елизаветы II

Парад состоялся 17 июня. Все корабли в праздничном убранстве. Команда корабля выстроена вдоль борта. Хлопают на ветру флаги расцвечивания. На рее фок-мачты крейсера британский и советский флаги – это наш салют английской королеве и ее флоту. Елизавета II на своей яхте «Сэрпрайз» обходит строй кораблей. «Свердлов» сначала отсалютовал катеру, который шел впереди с Уинстоном Черчиллем, а затем дал три залпа в честь королевы и наши моряки встретили ее мощным троекратным “Ура!” После парада все командиры кораблей прибыли на флагманский линкор эскадры «Авангард», где королева Елизавета Виндзорская дала традиционный прием для флотской элиты и устроила награждение юбилейными медалями. На корме линкора командиры выстроились в порядке старшинства воинских званий. Первыми стояли американские и французские адмиралы, а за ними капитан 1 ранга О.И.Рудаков и остальные. Нарушая этикет, королева первым делом подошла к Олимпию Ивановичу, поздравила его, вручила медаль и только потом повернулась к американскому и французскому адмиралам. Черчилль был в шоке. Торжества закончились салютом и иллюминацией.

Двадцать офицеров «Свердлова» во главе с командиром Рудаковым О.И. получили приглашение на Коронационный бал в Королевские морские казармы.

Крейсер простоял на рейде неделю и неизменно пользовался большой популярностью населения. Крейсер “Свердлов” посетила королева Елизавета II и вручила памятные подарки членам экипажа.

На палубе крейсера постоянно что-то происходило: собирались фотографировавшиеся группы, небольшие спортивные соревнования, находившийся на борту Ансамбль песни и пляски Краснознаменного Балтийского флота имитировал на верхней палубе отдых моряков в виде спонтанных песен и плясок. Отличная морская выучка экипажа, высокая культура поведения наших моряков на берегу и интересный отдых матросов на верхней палубе корабля находили доброжелательный отклик в британской прессе. Праздник и весь период пребывания нашего крейсера на рейде Спидхейда прошли очень успешно. Мы наблюдали такую картину. При подходе к башням главного калибра на верхней палубе обязательно рукой щупали, чтобы узнать действительно у русских башни фанерные и убеждались в обратном. Толщина стен башен главного калибра была 40 см. Поэтому английская пресса вынуждена была опубликовать извинение за враньё и поклеп.

После завершения торжеств, крейсер «Свердлов» благополучно вернулся в порт Балтийск.

В порту его встречали, как победителя.

Крейсер «Свердлов» посетил Министр Обороны СССР Булганин Николай Александрович и лично наградил каждого члена экипажа. Командир корабля Олимпий Иванович Рудаков был произведен в контр-адмиралы и награжден орденом Боевого Красного Знамени. 

В последующие годы моя служба на ВМФ была омрачена трагедией, случившейся с линкором “Новороссийск”.

Линкор "Новороссийск"

Линкор “Новороссийск”

Вечером 28 октября 1955 года линкор вернулся из похода для участия в празднованиях по случаю 100-летия обороны Севастополя и занял место на бочке №3 в районе Морского госпиталя. После швартовки часть экипажа убыла на берег. Ничего не предвещало беды. 29 октября в 1 час 31 минуту под корпусом корабля с правого борта в носу раздался взрыв, эквивалентный 1000-1200 кг тротила, насквозь пробивший корпус линкора, вырвавший часть полубака и пробивший в подводной части дыру в 150 квадратных метра. Поскольку в месте взрыва находились носовые кубрики, сразу погибло от 150 до 175 человек.   Взрыв произошёл возле Госпитальной стенки Севастопольской бухты. Кроме того, через 30 секунд раздался второй взрыв по левому борту, в результате которого образовалась вмятина в 190 м². Линкор пытались отбуксировать на мелководье, но прибывший на корабль командующий Черноморским флотом вице-адмирал В.А.Пархоменко, приостановил начатую буксировку. Запоздалое приказание о возобновлении буксировки оказалось бессмысленным: носовая часть уже села на грунт. Не сразу вице-адмирал позволил буксировать корабль и эвакуировать не занятых в спасательных работах моряков, которых на юте скопилось до 1000 человек. Когда решение об эвакуации было принято, крен корабля начал стремительно нарастать.

Линкор "Новороссийск" после взрыва

Линкор “Новороссийск” после взрыва

В 4 часа 14 минут линкор лёг на левый борт и через мгновение уткнулся мачтами в грунт. В 22 часа корпус полностью исчез под водой. Поминутная хроника катастрофы, востановленная очевидцами тех событий:моряками и спасателями. В катастрофе погибли 829 человек, включая аварийные партии с других кораблей эскадры. Многие были заперты в отсеках опрокинувшегося корабля — из них удалось спасти лишь 9 человек (семерых через прорезанное в кормовой части днища отверстие и двоих из-под палубы юта, неплотно прилегавшей к грунту). Водолазы перестали слышать стук запертых в корпусе линкора моряков только 1 ноября.

Летом 1956 года экспедиция подводных работ особого назначения ЭПРОН-35 приступила к подъёму линкора методом продувания. При продувке одновременно использовались 24 компрессора общей производительностью 120—150 м³ свободного воздуха в минуту. Подготовительные работы завершились в апреле 1957 года, и с 30 апреля начали предварительную продувку. Генеральную продувку начали 4 мая, и в тот же день линкор всплыл кверху килем — сначала носовая оконечность, а потом корма. Днище поднялось над водой примерно на 4 метра. При подъёме корабля на дне осталась третья башня главного калибра, которую пришлось поднимать отдельно.  В дальнейшем корабль был разобран на металл и передан на завод «Запорожсталь». Многие за участие в спасательной операции получили награды и были отмечены почётными грамотами.

Памятник погибшим морякам линкора Новороссийск в Севастополе

Памятник погибшим морякам линкора Новороссийск в Севастополе

5 июля 1999 года был подписан Указ Президента Российской Федерации № 871, согласно которому 712 офицеров и матросов за мужество отвагу и самоотверженность, проявленные при спасении экипажа линейного корабля «Новороссийск», награждены орденами Мужества (613 из них — посмертно). Полный текст указа не был официально опубликован, но список награждённых офицеров и матросов напечатан в журнале «Морской сборник» № 9—11, 1999г. г

В результате расследования, произведённого в последующее время, были понижены в званиях и должностях, с вынесением выговора следующие военачальники: адмирал Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов; вице-адмирал В.А.Пархоменко; вице-адмирал Н.М.Кулаков.

Гетьман Дмитрий Степанович с супругой Галиной Александровной в Геленджике

20170626_205435

Город и Бухта в Геленджике, где жил и работал Старшина II статьи ВМФ Гетьман Д.С.

Прослужив, на Военно-Морском Флоте шесть с половиной лет, в октябре 1956 года я был отправлен в запас, где жил и работал в Геленджике. Годы, проведенные на службе водолазом Военно-Морского флота, морская дружба и выручка, остались в памяти на всю жизнь.

В 2017 году Галина Александровна с братом в гостях у семьи Городилиных

 Галина Александровна с братом в гостях у семьи Городилиных в Москве в 2017году

Самое обидное, что мой любимый боевой крейсер «Адмирал Лазарев» в 1963 году был отправлен во Владивосток на модернизацию, а в связи с отсутствием средств на модернизацию подготовлен для утилизации.

Такой красавец, новый крейсер был так варварски уничтожен. Когда я узнал об этом, мне стало не по себе.

Беседу с Дмитрием Степановичем Гетьман записал Член Президиума ветеранов Службы связи Военно-Морского Флота, ветеран Великой Отечественной войны, Заместитель Начальника отдела Государственной комиссии Президиума Совета Министров СССР (1958-1993гг.), ветеран Комитета спецсвязи, Лауреат Государственной премии СССР Городилин Валентин Михайлович.

 

 

 

 

 

 

Written on Май 16th, 2014

Гвардия-ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия-ВПК

Гвардия-ВПК – это образ жизни