Воспоминания Тамары Захаровой. О своих родственниках и дяде политруке ВМФ КБФ Захарове Николае Васильевиче.

Мы жили на окраине Москвы в районе Измайлова. Шел 1936 год, а мне доходил четвертый. Своего дома у нас не было и мой отец, Захаров Иван Васильевич переделывает холодный чулан  в нормальное жилье в 2 окна и отделывает фасад мазанки. Этим летом к нам приезжал его брат, мой любимый дядя, Николай Васильевич Захаров. Мой дедушка, их отец, Василий Иванович и моя бабушка, Степанида Степановна, как и мои другие дяди – братья Карп Васильевич и Константин Васильевич и их сестры Матрёна Васильевна (по мужу Марнова) и Нина Васильевна – все были Захарчевы. Но мой отец Иван Васильевич и дядя Николай Васильевич поменяли фамилии на Захаровы. Наверное, тогда это было модно – всё переделывать.book522

Мой дядя Николай Васильевич некоторое время гостил у нас, видимо, хотел помочь старшему брату, моему отцу, по строительству, а вечером долго сидел над книгами, он очень хотел поступить в Военно-Морское училище. Позже мы узнали, что он успешно поступил учиться на политрука в Военно-Морское политическое училище  (ВМПУ) Краснознаменного Балтийского флота.

Курсанты Военно-Морского политического училища

Несколько раз Николай Васильевич приезжал к нам в свой летний отпуск. Ему очень нравилась его служба, он любил море. Он даже решил остаться служить в Военно-Морском Флоте в Таллине пожизненно. Взрослые поговаривали, что у него в Таллине появилась невеста.

Последний раз в свой отпуск он заезжал к нам в 1940 году. Морская форма, военная выправка – это был настоящий командир. Мне ребёнку он казался величественно прекрасным! В 1941 году мой дядя Николай Васильевич в отпуск уже не приехал.

Курсант Захаров Николай Васильевич Военно-Морского училища

Курсант Захаров Николай Васильевич Военно-Морского училища

22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз.

В 1936 году от малярии умер мой отец Иван Васильевич. Его лечили от распространённого тогда тифа, поэтому без нужной медицинской помощи; он через 4 дня умер. За год до этого от столбняка, полученного при аварии на заводе, не стало Карпа Васильевича. В 1939 году умер мой дедушка Василий Иванович.

В начале войны на фронте погибает рядовой Захарчев Константин Васильевич. Старшая дочь Степаниды Степановны Захарчевой Матрёна  Васильевна овдовела и осталась с двумя дочерьми Галиной и Марией. Моя бабушка Степанида Степановна к этому времени осталась с младшей 14-и летней дочерью Ниной Васильевной, без каких бы то ни было пособий.

Ни с начала войны, ни после её окончания, ни писем или каких либо других сведений о Николае Захарове не поступало.Райвоенкомат

Надеясь, что-нибудь узнать о судьбе сына Николая Васильевича Захарове,  бабушка запросила Лотошинский райвоенкомат о нём.  Райвоенкомат 25 февраля 1952 года выдал справку Захарчевой  Степаниде Степановне, в том, что её сын Захаров Николай Васильевич находясь на фронте Отечественной войны, пропал  без  вести  в апреле  месяце 1942  года.

В1958 году бабушки не стало. Справка Райвоенкомата и данные о Захарове Н.В., что находясь на фронте он в апреле 1942 года пропал без вести не совпадали со временем боёв за г. Талин и вызывали недоумение и кривотолки. mashin028Учитывая, что в эти годы я работала в Типографии Главного Штаба Военно-Морского флота в должности контролёра, а эта работа связана с закрытым материалом, то решила выяснить судьбу моего дяди Захарова Н.В..Мои запросы в различные инстанции ничего определённого не дали.Музей КДФ о Захарове

В 1978 году из-за болезни моего мужа, Городилина  Валентина Михайловича, мы с ним оказались в Таллине.

Я решила воспользоваться этой поездкой, и зашла в Краеведческий музей Краснознамённого Балтийского флота. Начальник музея полковник В.Гринкевич запросил Центральный Военно-Морской архив о моем дяди и позднее выслал мне официальное «Сообщение Архива ВМФ СССР о судьбе Захарова Николая Васильевича».архив вмф Одновременно он сообщил, что Лотошинский райвоенкомат выдал матери Николая Захарова ошибочные сведения.  (Копию письма Центрального Военно-морского прилагаю.) К сожалению, я не запомнила официальное название этого музея. В музее мне доброжелательно объяснили, что все военно-морские суда из Таллина были отправлены в Кронштадт, и только воинская часть моего дяди осталась в городе, чтобы в жесточайших боях прикрывать их отход. Рекомендовали связаться с бывшим начальником политотдела 1-й бригады морской пехоты Карасевым Федором Ивановичам, где служил Николай. Он возглавлял всю политработу в бригаде во время обороны Таллина и, конечно же, знал Николая Захарова, возможно, он может рассказать о нем больше. Особенно мне запомнились  слова рассказчика он сказал: «лучше бы ваш дядя погиб в бою», так как с бойцами, оставшимися в живых или раненных, немецкие и финские фашисты зверски расправлялись.

Потом я списалась с Карасевым Федором Ивановичам, командиром той части, где служил Николай. Я благодарна ему за отзывчивость.

Политработник Краснознаменного Балтийского флота Захаров Н.В.

Политработник Краснознаменного Балтийского флота Захаров Н.В.

Он пишет: “Что я Вам скажу и что помню. Н.В. был заместителем командира роты по политчасти. Был он человеком заметным, воин был храбрый. В боях под г.Таллин он не раз отличался. О нем писала наша бригадная газета, отмечался в приказах.Рота, которой командовал капитан Щельный, а он был его заместителем, много раз отличалась в боях с врагом. Ему была присуща, как я уже указывал выше, личная храбрость и смелость. Приведу один из примеров. В одном из боев 2-го батальона в июне месяце Н.В. с шестью такими же смелыми матросами ходил в разведку, установили расположения огневых точек противника и доставили языка (конечно немца).   И батальон разгромил немцев на своём участке. Николай Васильевич был примерным политработником, умело проводил воспитательную работу в роте, личный состав роты его уважал. 27 августа это последний день боёв в Таллине. Согласно приказу в 22 часа мы оторвались от противника, ушли грузиться на корабль для отхода в Кронштадт.Отходили группами в разное время и садились на разные корабли. Когда он погиб и, как – это мне не известно”. Фёдор Иванович посоветовал мне написать письмо бывшему командиру второго батальона Александру Захаровичу Панфилову.

На мою просьбу Александр Захарович сообщил следующее. «После школы Н.В.Захаров попал служить во 2-й батальон Морской пехоты в должности политрука 3-й роты, а до этого он был секретарем парторганизации подразделения. С начала Отечественной войны с 10 по 14 июля 1941 года он показал себя храбрым и смелым командиром в боях под Марияма. Особенно отличился в боях за город Таллин с 20 по 27 августа в боях в районе парка Кадриорг на восточном направлении г.Таллин.

27 августа в тяжелых боях с превосходящими силами немцев совместно со своим командиром отбивали неоднократно атаки. В этом бою 27 августа 1941г. Николай Васильевич Захаров геройски погиб. Вот все, что я могу Вам рассказать о Вашем Дяде.

С уважением к Вам» А.Панфилов (подпись).

Я собрала некоторые фотографии. Хотела переслать в сельсовет колхоза деревни «Гаврилово» Лотошинского района Московской области, где жила родня Николая Васильевича. К сожалению, тут, как-то быстро подошли перестроечные времена, и я не решила пока, кому и куда посылать. А там и мой возраст стал отбирать у меня все время и внимание.

Чтобы лучше понять всю трагедию обороны Таллина и эвакуацию кораблей в Кронштадт нужно обратиться непосредственно к участникам этих событий.

 Буквально до последнего времени в истории вообще и флота в частности существовали темы, если   не  закрытые,  то,  по  крайней   мере,   нежелательные  для   публикаций. Но, к счастью, это время уходит, и никому не дано право, переделать историю.

 В 1939 – 1940гг. Советский Союз заметно расширил свои границы на западе, в его составе появились новые союзные республики, каждой из которых придавалось определенное значение в осуществлении господствовавшей в то время военной доктрины и в геополитических интересах СССР.

В этих условиях представлялось целесообразным выдвижение основных ударных сил ближе к западной границе, а от Краснознаменного Балтийского флота требовалось обеспечить правый фланг наступающей Красной Армии. Базирование флота тоже передвигалось на запад: его базами стали хорошо оборудованные порты прибалтийских республик, а Главной базой Балтийского флота стал Таллин вместо Кронштадта. К началу войны флот представлял мощный щит Северо-Запада страны и Ленинграда с Балтийского моря. По составу Краснознаменный Балтийский Флот (КБФ) представлял силу, не уступающую мощи фашистской Германии. Военно-Морской Флот, в отличие от Армии, нашествие гитлеровцев встретил организованно. В первый день войны все налеты вражеской авиации на портовые города были отбиты, ни один корабль не был потоплен. Дальше дела пошли хуже. Гитлеровское командование хорошо понимало, что в войне на море они потерпят поражение. Не случайно в его стратегических планах предусматривалась не борьба на море, не высадка десантов на побережье, а отсечение баз флота от суши. Рассчитывая малыми силами вывести, таким образом, наш флот из действия, гитлеровцы намеревались стремительным броском выйти на Ленинград и захватить его.

Таллин обороняли части 10-го стрелкового корпуса (СК) 8-й армии, отряды морской пехоты, полк латышских и эстонских рабочих, всего 27 тысяч человек, которых поддерживали корабельная артиллерия, береговые батареи и авиация КБФ, в первые недели войны немцы заняли Лиепаю и Ригу. В этой ситуации корабли КБФ стягивались к Талину.

 В связи с неблагоприятным развитием обстановки на сухопутном фронте адмирал И.С.Исаков 12 июля 1941 года отдал распоряжение командующему Балтийским флотом В.Ф.Трибуцу продумать организацию отхода флота в Кронштадт. Через пять суток К.Е.Ворошилов строго предупредил Трибуца, что об отходе не может быть и речи. Ситуация, в которой оказался Трибуц, была не из легких. Командование флотом на свой страх и риск начало вывозить материальные средства, раненых и гражданское население из Таллина.  Эти перевозки приходилось скрывать не только от противника, но и от органов НКВД, чтобы не попасть в разряд “пораженцев и паникеров”. В те дни, действовал один закон: “Стоять насмерть!..” и ни о каком отходе нельзя было, и заикаться. 20 августа немцы, подтянув свежие силы, возобновили наступление, и вышли к пригородам Таллина.

Несмотря на героическое сопротивление защитников города, в ночь на 27 августа гитлеровцам удалось прорваться в район парка Кадриорг на восточной окраине города. С этого времени начались систематические обстрелы из артиллерии и тяжелых минометов кварталы города и стоявших у причалов кораблей и судов. В это время в гаванях и у портовых причалов города скопилось около 200 кораблей,  транспортов  и  вспомогательных судов.

Когда были исчерпаны все возможности по обороне Таллина,  было принято решение об эвакуации гарнизона. Это произошло после того, как Сталин спросил у начальника Генерального штаба: “А что, разве корабли еще в Таллине?” Только после этого Генеральный штаб направил Трибуцу директиву о перебазировании флота в Кронштадт и эвакуации защитников Таллина. Но это решение сильно запоздало.

28 августа началась эвакуация. Корабли КБФ, торговые, пассажирские и вспомогательные суда вышли из Таллина и взяли курс на Кронштадт. Советское командование понимало, что прорыв в Кронштадт будет сопряжен с большими трудностями.

В последнее время стали появляться публикации (И.Бунич «Балтийская трагедия»), в которых достаточно подробно, объективно и точно воссоздана картина обороны Таллина и Таллинского перехода.

Карта прорыва кораблей Балтийского флота из Талинна в Кронштадт

Карта прорыва кораблей Балтийского флота из Таллина в Кронштадт

О последних днях обороны Таллина, об обстановке во время Таллинского перехода говорят также документы 3-го отдела КБФ, большинство из которых до недавнего времени находилось на секретном хранении в Центральном архиве ФСБ России. Эти документы дают возможность взглянуть глазами очевидцев на обстоятельства обороны Таллина,  перехода по плотно заминированному Балтийскому морю, а также на то, что происходило на некоторых кораблях во время их прорыва в Кронштадт.

Документы можно четко разделить на три группы.

К первой группе относятся агентурные донесения, составленные по «горячим следам», через несколько дней после прибытия кораблей из Таллина в военно-морскую базу Кронштадта, когда люди почувствовали себя в относительной безопасности, когда шок от пережитых впечатлений в некоторой степени прошел и можно было проанализировать происшедшее и воссоздать его сравнительно объективную картину о том, что произошло на Балтике 28—29 августа 1941 г.  Все эти лица являлись специалистами в той или иной военно-учетной специальности, свое дело знали и потому имели возможность профессионально указать на ошибки, допущенные командованием КБФ в ходе организации подготовки и проведения перехода. Общее их мнение таково, что командование КБФ организовало переход бездарно, непродуманно и это привело к громадным потерям в личном составе и кораблях.

Вторая группа представлена отчетами, докладными записками и другими подобного рода документами, написанными сотрудниками органов госбезопасности, участвовавшими в переходе из Таллина в Кронштадт. Документы, составленные чекистами, причем не обязательно моряками по профессии, рисуют столь же трагическую картину, правда, упор сделан в основном не на описании организационных промахов и технических недочетов, а на «человеческий фактор». В документах можно найти примеры как героизма и самопожертвования, так и трусости, малодушия, характерные при сверх стрессовых ситуациях.

Наконец третью группу составили выписки из судовых журналов кораблей, участвовавших в переходе. Как правило, эти выписки охватывают период от 28 до 29 или 30 августа, т. е. с момента отхода корабля от пристани в Таллине до прибытия его в Кронштадт. Ценность такого рода документов состоит в том, что весь маршрут этого перехода можно проследить буквально по минутам и воссоздать картину того, что происходило на каждом конкретном корабле во время перехода. Впрочем, опрометчиво полагаться на хронометрическую точность этих записей. Не стоит требовать от вахтенного начальника, чтобы он, посмотрев на часы, сделал точную очередную запись в тот момент, когда видел, что на его корабль пикировал ревущий «юнкерс», что рядом уходил под воду переполненный людьми транспорт, подорвавшийся на мине, когда он слышал крики и мольбы о помощи тонущих людей.

О чем же говорят вновь вводимые в научный оборот документы?

В агентурном донесении, направленном в 3-й отдел  КБФ 31 августа 1941 г. и названном «Первая сводка о переходе КБФ из Таллина в Кронштадт», в обобщенном виде показаны обстановка последних дней обороны Таллина, эвакуация, переход, подведены его предварительные итоги и дан анализ причин катастрофы.

Как было сказано выше, в связи с общим ухудшением обстановки на Северо-Западном фронте Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение эвакуировать флот и гарнизон из Таллина в Кронштадт и Ленинград. Штабы 10-го СК и КБФ разработали план эвакуации, одобренный Военным Советом фронта. Основная идея заключалась в сковывании немцев на рубеже обороны до ночи, усиленном огне артиллерии в момент посадки личного состава на корабли при сдерживании противника частями прикрытия.

В декабре1941года Начальник 3 отдела КБФ дивизионный комиссар Лебедев направил Наркому ВМФ СССР адмиралу Н.Кузнецову две докладные записки: «О боевых действиях «Краснознамённого Балтийского флота» и «Об отходе Краснознамённого Балтийского флота и частей 10 СК из Таллина в Кронштадт 28-29 августа 1941 г.», в которых дал анализ августовских событий на Балтике. В документах имеются цифры потерь: потоплено 12 боевых кораблей, еще 3 требуют докового ремонта, погибло 19 вспомогательных судов и транспортов,  а -4, будучи поврежденными, выбросились на берег о. Гогланд.  Людские потери он определил более чем в 6 тысяч человек, включая команды погибших кораблей. Точная цифра, по-видимому, никогда не будет установлена, никакого учёта эвакуируемых, тем более списков, насколько можно судить по документам, никто не вел. По данным на сентябрь 1941 г. было спасено 14800 человек.

По докладу Лебедева основными причинами столь высоких потерь в личном составе и кораблях являются:

-Во-первых, командование КБФ, зная о наличии у противника сильной минно-артиллерийской позиции в районе Юминда-Нина, не приняло надлежащих активных контрмер к уничтожению таковой;

-Во-вторых, не был заранее проработан вопрос о четкой организации спасения людей, обеспечения их спасательными средствами;

- В-третьих, практически отсутствовала поддержка караванов с воздуха.

Во время перехода погибло 13 кораблей, в том числе 5 эсминцев. Более значительными были потери конвоев. Погиб 31 транспорт и вспомогательное судно. Все они были до отказа загружены людьми и ценными грузами. В Кронштадт прибыло 112 боевых кораблей и 23 транспорта. Данные о людских потерях весьма противоречивы. По самой оптимистической оценке – порядка 6 тысяч, а пессимисты считают, что около 18 тысяч человек. В Кронштадт было доставлено от 16 до 18 тысяч человек, в основном это были имеющие большой боевой опыт бойцы и командиры, которые значительно усилили оборону Ленинграда.

Официальная оценка этого прорыва такова. Немецко-фашистское командование не сомневалось, что Балтийский флот будет во время прорыва полностью уничтожен. Однако, несмотря на исключительные трудности перехода, основной состав КБФ был сохранен. Балтийский флот продолжал существовать, по-прежнему представляя серьезную угрозу для врага. Последующие боевые действия Краснознаменного Балтийского флота полностью подтверждают этот вывод.

Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков так оценивает поражения и неудачи первого года войны с немецко – фашистскими захватчиками: “Гитлер со дня прихода к власти абсолютно всё подчинил интересам будущей войны, всё строилось на победу в этой войне, всё делалось для этого и только для этого. А мы такой позиции не заняли, остановились на полумерах. Всё это надо класть на чашу весов, объясняя причину наших поражений и неудач первого года войны.”

22 Августа 1982 г. (№194) газета «Советская Латвия» напечатала статью: «Находка на дне Балтики». Рижские водолазы обнаружили на дне Балтийского моря караван судов, погибших в 1941 г. от гитлеровских бомб.

- Мы проводили работы неподалёку от Эстонского острова Хиума – рассказывает руководитель водолазной станции судна Талливалдис Фридрихович Бремерс. – вдруг из глубины по телефону раздался голос нашего товарища: «Вижу затонувший корабль. Корпус сильно повреждён. Нос оторван».

Вскоре поступил сигнал и от второго водолаза: «На дне лежит затонувший буксир…»

Чтобы определить, что за корабли лежат на грунте, под воду пошёл сам Т.Бремерс -опытный мастер, проработавший на глубине более 9 000 часов. Оказалось, что на дне находится 15 советских судов. Как показало обследование, караван был настигнут фашистской авиацией в 1941г.

- Установить название судов не удалось – говорит Т.Бремерс – за 40 с лишним лет пребывания под водой, их корпуса обросли ракушками, и занесло илом.

Историю найденных кораблей помогут раскрыть водолазы. Скоро их судно снова выйдет в море. В.Гапюк

Как вели себя фашистские захватчики и местное население на оккупированных территориях.

Уже в конце 1941 года немецкое командование приступило к формированию воинских частей из советских граждан определенных национальностей. Первыми, из них стали созданные в ноябре 658-й эстонский,  659-й и 660-й латышские полевые батальоны.
Однако это было только начало. Всего за время войны был сформирован 41 латвийский, 26 эстонских и 23 литовских полицейских батальона.

Чем же занимались эти подразделения?

Боролись с коммунистическим подпольем и партизанским движением в Прибалтике, использовались для карательных акций на территории Белоруссии и России, а зачастую выполняли и чисто палаческую работу.

После оккупации Эстонии немцами из националистов и про фашистки настроенных лиц была создана организация «Омакайтсе» («Самозащита»), активно использовавшаяся для проведения карательных акций против населения, охраны тюрем, лагерей, коммуникаций и важных объектов, розыска и задержания партизан и советских парашютистов, конвоирования угоняемых на работу в Германию граждан CCCР.

По сохранившимся отчетам «Омакайтсе», только летом 1941г. участниками этой организации было убито 946 советских активистов, совершено 426 нападений на государственные учреждения. К началу ноября 1941г. ими было проведено более 5 тыс. облав, арестовано свыше 41 тыс. человек, из которых казнены на месте «из-за оказанного сопротивления» 7350 человек.

Эстонские батальоны участвовали в карательных операциях против партизан на территории Ленинградской и Псковской областей, в Литве, Белоруссии и на Украине. Кроме того, был сформирован «Эстонский полк» численностью в 3 тыс. человек, вошедший в состав финской армии. Эстонские полицаи охраняли гетто в Польше, Югославии и даже в Италии.

Эстонцам же принадлежит и «пальма первенства» в таком позорном деле, как формирование восточных частей СС. Первой такой частью стал эстонский батальон «Нарва», включенный в состав 5-й танковой дивизии СС «Викинг». Он участвовал в Курской битве, а в 1944г. был почти полностью уничтожен в Корсунь-Шевченковском «котле».

28 августа 1942г. Гиммлер подписал директиву о создании эстонского легиона СС. 13 октября первая группа эстонцев была отправлена в Германию, в учебный лагерь Хайде, где началось формирование 3-й эстонской добровольческой бригады войск СС. 17 ноября 1943 года бригада прибыла на фронт в районе Невеля.

К этому времени ввиду недостаточного количества добровольцев для эстонцев была введена обязательная воинская служба Третьему рейху. Первый призыв состоялся в декабре 1943г. В результате уже в январе 1944г. эстонская бригада была развернута в 20-ю дивизию СС. Во время советского наступления в Эстонии летом и осенью 1944г. дивизия потеряла до половины личного состава. Всего в 1941 – 1945 гг. в вооруженных силах Германии и Финляндии служило 70 000 эстонцев.

Во время войны на территории, оккупированной немцами Прибалтики действовали партизанские отряды и подпольное движение. Сегодняшние власти Эстонии считают этих людей преступниками, но для нас они были и остаются героями.

Вечная слава Героям защиты Таллина

Вечная слава Героям защиты Таллина

Наступил 2016 год – 75 лет операции  прорыва кораблей Балтийского флота и судов из Таллина в Кронштадт 28-29 августа 1941 года, самое кровопролитное морское сражение в истории Великой Отечественной войны.

Таллинский Клуб ветеранов флота совместно с Посольством Российской Федерации в Эстонии и Фондом им.Бориса Чаплыгина в августе 2016 года проводит мероприятия, посвящённые 75-летию Таллинского перехода.

27 августа в Малом зале Центра Русской Культуры г.Таллина состоится военно-историческая конференция, посвящённая этому событию, а 28 августа на мысе Юминда эстонские власти будут проводить памятную церемонию этого события.

Таллинский Клуб приглашает принять участие в этом мероприятии.

Ветеран Труда Городилина Тамара Ивановна.

Городилин Валентин Михайлович: Зам. Заведующего отделом – Заведующий Сектором аппарата Госкомиссии СовМина СССР (1958-1993гг), Ветеран Великой Отечественной войны,Член Партии ветеранов России и Комитета ветеранов спецслужб, Член Президиума ветеранов Службы связи Военно-Морского Флота

Written on Февраль 3rd, 2014

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Гвардия-ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия-ВПК

Гвардия-ВПК – это образ жизни