1315

15 июня 1921 г. — 24 июля 1992 г.

Советский хирург-ортопед, изобретатель,Герой Социалистического Труда.
Гавриил Абрамович Илизаров родился 15 июня 1921, в 1939 году стал студентом Симферопольского медицинского института, который окончил в 1944 году. Получив диплом врача, прошёл путь от врача районной больницы в селе Долговка (1948) до директора Всесоюзного Курганского научного центра восстановительной травматологии и ортопедии (1987).
Будучи заведующим хирургическим отделением Курганского областного госпиталя для инвалидов войны, где перед его глазами проходили сотни бойцов с последствиями повреждений костей, которым проводимое лечение практически не давало результата, Г. А. Илизаров предложил свой, принципиально новый способ сращивания костей при переломах. Использование аппарата Илизарова повысило эффективность и заметно сократило сроки лечения переломов. Большая практика дала возможность расширить диапазон применения аппарата.
Понадобилось долгое время, чтобы разработанный Г. А. Илизаровым метод чрескостного остеосинтеза получил всеобщее признание. За выдающиеся достижения Илизарову в 1968 году была присвоена степень доктора медицинских наук. В диссертации был обобщён накопленный за многие годы опыт успешного лечения тысяч больных. На основе всестороннего анализа было сделано открытие определённых закономерностей в росте и регенерации тканей, позволявшее удлинять конечности, восстанавливать недостающие части конечностей, включая стопу, пальцы кисти. Эта работа произвела настоящую сенсацию.

Г. А. Илизаровым были получены первые положительные результаты в опытах по восстановлению функции спинного мозга после оперативного частичного (почти полного) его пересечения. Никогда ранее не только в нашей стране, но и нигде в мире не проводилось таких фундаментальных исследований в травматологии и ортопедии.
Очевидность новизны в работах Г. А. Илизарова несомненна и уникальна. Все это позволило советской ортопедии и травматологии занять лидирующее положение в мире. Для сохранения его в будущем Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР Постановлением № 1098 от 24 сентября 1987 года реорганизовал Курганский НИИ экспериментальной и клинической ортопедии и травматологии во Всесоюзный Курганский научный центр “Восстановительная травматология и ортопедия” с головным учреждением в Кургане и филиалами в Московской области, городах Ленинграде, Волгограде, Казани, Уфе, Краснодаре, Свердловске, Омске, Красноярске и Владивостоке.
С 1982 года началось внедрение метода Илизарова в практику ведущих зарубежных стран. Постоянно расширяются международные связи Курганского НИИЭКОТ с зарубежными лечебными и научными учреждениями. Многие иностранные граждане приезжают на лечение в г. Курган.
Г. А. Илизаров удостоен многих почётных званий и наград, национальных и международных премий. Ему присвоено почётное звание “Заслуженный врач РСФСР”, присуждена Ленинская премия СССР в области науки и техники, присвоено звание Героя Социалистического Труда. Он награждён орденом Ленина и Трудового Красного Знамени, избран Академиком АН СССР (1991), Заслуженный изобретатель СССР (1985). Заслуженный врач РСФСР (1965). Заслуженный деятель науки РСФСР (1991).

Г. А. Илизаров занимался большой деятельностью: избирался депутатом районного и областного Советов депутатов трудящихся, депутатом Верховного Совета РСФСР, народным депутатом СССР. Участвовал в работе XXV, XXVI, XXVII съездов КПСС, XIX партконференции.

zdv6zy5jx6-%d0%b1%d0%b8%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84%d0%b8%d1%8f-%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d0%b7%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%b3-%d0%b0

Советский Ученый хирург ортопед Илизаров Г.А.

Имя выдающегося ученого, талантливого хирурга, специалиста в области травматологии, клинической физиологии опорно-двигательного аппарата и ортопедии Гавриила Абрамовича Илизарова навсегда вошло в историю медицины. Ему принадлежит авторство более 600 научных работ по проблемам клинической и экспериментальной ортопедии и травматологии, биомеханики. Несмотря на всемирную известность, его работы оставались малоизученными в СССР и за рубежом. Илизарова это беспокоило — не потому что он хотел известности, а потому что люди оставались без необходимой им помощи.

В 1992 г. на семьдесят втором году жизни академик Г. А. Илизаров скоропостижно скончался от сердечной недостаточности. Похоронен в Кургане на кладбище посёлка Рябково.

Публикация составлена с использованием материала источника http://www.calend.ru/person/1315/
© Calend.ru

img306

Более трехсот лет росли льготы защитников Родины

Валерий Яременко

Об авторе: Валерий Александрович Яременко – кандидат исторических наук.

Тэги: петр, армия, основы, льготы, военнослужащие


Известно, что во времена Александра II отставной русский капитан мог купить на месячную пенсию 7 ведер добротной водки (ведро – 80 литров). При этом надо учитывать, что с ведром водки по стоимости был сопоставим съемом квартиры. В основном благодаря именно социальным льготам и гарантиям, которыми пользовались военные начиная с XV-VII вв., социальный статус и материальное положение военнослужащих были примерно настолько же стабильными, насколько мощной была армия. На протяжении долгих лет, вплоть развала Советского Союза, государство относилось с глубоким уважением к человеку в военной форме, подтверждая слова реальными делами. Однако в последние годы люди в погонах стали живым воплощением социальной незащищенности, необеспеченности, а то и вовсе нищеты. В результате вооруженные силы нынешней России все больше и больше отчуждаются от общества, осознавая себя нищими и непотребными для государства. И не без оснований┘ Если в XIX веке за месячную пенсию капитана можно было приобрести дойную корову, то что говорить о том, что может себе позволить простой офицер? Итак, бросим ретроспективный взгляд на состояние материального обеспечения русских воинов начиная с XV века и вплоть до Октябрьской революции 1917 года.

ОТ ПОМЕСТИЙ К ВОТЧИНАМ

Первые попытки по обеспечению военных людей относятся к 1462 году – именно тогда великий князь Иван III установил раздачу ратным людям так называемых “поместий”, за право владения которыми служилые люди обязывались по первому призыву являться в полном снаряжении (с определенным количеством коней, людей и оружия). Со временем право на владение перестает ограничиваться временными рамками, и на смену ему приходит право собственности – вотчина. При Иване IV институт вотчины оформился настолько, что были установлены правила, касающиеся отставки со службы “за старостью, болезнями и ранами” и замены их сыновьями и внуками. При царе Алексее Михайловиче появилось такое понятие, как “выслуженная вотчина” – поместье, которое “жаловалось в потомственное владение” родственникам, даже если они и не связывали свою дальнейшую судьбу с армией и флотом.

Обеспечение войска (дружины) до середины XVI века осуществлялось за счет взимания с горожан-ремесленников и крестьян определенной дани. Созданные в 50-х годах XVI века стрелецкие войска существовали за счет государства. Военная служба освобождала стрельцов от бремени налогов, защищала от угрозы стать кабальным холопом или крепостным крестьянином. Государство предоставляло стрельцам право заниматься ремеслом и торговлей, а также наделяло их землей. Размеры земельных наделов, а также других видов материального вознаграждения зависели от занимаемой в войске должности. По тем временам это были значительные “льготы”, которых не имели даже некоторые категории высших сословий российского общества.

Начиная с XVII века социальные гарантии для военнослужащих были значительно уменьшены – казна не желала в полной мере оплачивать постоянное войско, которое собиралось теперь только на период военных действий. И жалованье выдавалось только за участие в боях. Все это приводило к снижению боевой готовности, ослаблению заинтересованности в проявлении усердия на военной службе. Как результат – польско-шведская интервенция, ослабление централизованной государственной власти.

“ВЕНЦЕНОСНЫЙ МОРЯК” И ФЛОТСКИЕ ДЕНЬГИ

Начало XVIII века было временем нелегким: экономический кризис, рост цен, инфляция, падение сельскохозяйственного производства привели к тому, что к 1721 году Северная столица России стала считаться едва ли не самым дорогим городом Европы. Тяжелое положение страны не могло не повлиять на материальное положении военнослужащих – нередким явлением стали задержки выплаты денежного довольствия (иногда до полугода) и, как следствие, понижение социального статуса. Ситуация усугублялась тем, что в стране существовали лишь разовые акты по регламентации льгот и гарантий – как правило, ответственные начальники сами принимали решения по “челобитным” офицеров, солдат и матросов.

Петр I стал, пожалуй, одним из первых российских правителей, кто осознал непреложную истину: построить сильное государство без мощной армии невозможно. В основу военной реформы был заложен так называемый “человеческий фактор”, что означало систематическое “улучшение денежного содержания и провиантского обеспечения не только офицеров, но солдат и корабельных матросов”. Император поставил перед Россией значительные по масштабу цели – такие, как выход к морю, освоение европейских рынков, – для осуществления которых необходим был сильный и мобильный флот. Однако ситуация сложилась парадоксальная: в то время как на службу один за другим поступали новоиспеченные корабли, “низших чинов” не хватало. Почти полное отсутствие в России профессиональных военных моряков вынудило монарха прибегнуть к найму иностранцев, которые, соблазняясь высоким денежным содержанием (до 60 ефимок, или 5400 алтын, при том что 1 алтын = 30 копеек) и низкими ценами на продовольствие (разница с европейскими в 6-8 раз), охотно шли на службу в русскую армию и флот. При этом жалованье иностранцев было в 1,5-2 раза выше русских по национальности.

В ноябре 1706 года Петр I издал указ “О производстве жалованья чинам флота”, который устанавливал каждому моряку, согласно воинскому званию, сверх “окладных дач впредь во вся годы” прибавку в размере месячного оклада. При нахождении на берегу всем морским чинам отпускались кормовые деньги, размер которых зависел от опыта морской службы, воинского звания и должности. Деньги, как и жалованье для отдельных категорий военнослужащих, даже и имевших одинаковое воинское звание, назначались строго индивидуально. Кроме того, при назначении кормовых денег обязательно учитывались средние розничные цены на продукты питания на данный момент. При этом размер кормовых денег для коренных россиян был в несколько раз ниже, чем у иностранцев. Так, русский штурман получал 2 копейки в сутки, тогда как его сослуживец-иностранец – 10 копеек. Поэтому кроме кормовых денег некоторым контингентам российских офицеров при нахождении вне корабля выдавалось еще и хлебное жалованье.

Правовая основа служебной деятельности, социальный статус военнослужащих армии и флота заложены Петром I в ряде общегосударственных юридических актов, принятых в период с 1716 по 1722 г. Почти в каждом документе законодательно устанавливались новые, более высокие “нормы довольствия для военных и морских чинов”. В первую очередь это касалось денежных выплат и “провиантского” обеспечения. Согласно указу от 9 мая 1719 года право первой очереди на получение жалованья принадлежало именно военнослужащим: “первым рядовым и унтер-офицерам, потом обер- и штаб-офицерам, потом генералитету, а когда сим заплатят, тогда гражданским управлениям и прочим”.

Довольно оригинально “венценосный моряк” (так звали на флоте Петра I) подошел к решению провиантской проблемы. За единицу расчета была взята стоимость месячной матросской порции (45 фунтов сухарей, 10 фунтов гороха, 15 фунтов крупы, по 5 фунтов свинины и говядины, 4 фунта сушеной рыбы, 6 фунтов коровьего масла, 7 ведер (86,1 л) пива, 16 чарок (1,97 л) хлебного вина (водки). Назначение порционных денег офицерам позволило организовать их питание в соответствии с их социальным статусом и служебным положением. Со временем на кораблях русского флота начали создаваться кают-компании, что окончательно решило проблему питания офицеров. На общем собрании офицеры сами определяли количество денег на свое питание, причем каждый вкладывал равную долю и соответственно имел равный голос во всех постановлениях кают-компании. Что касается младшего командного состава кораблей, не имеющего офицерских званий (от шкипера 3 ранга до сержанта, первого трубача и подлекаря), то ему полагался провиант из расчета на одного человека полторы порции. В 1721 году все они были поставлены на котловое довольствие и получали горячую пищу наравне с матросами, а за оставшуюся половину порции им выплачивалась денежная компенсация.

Присвоение очередного воинского звания, тем более офицерского, давало его обладателю кроме глубокого морального удовлетворения и существенное улучшение материального положения. К примеру, новоиспеченный поручик галерного флота получал в 11 раз больше, чем гардемарин; оклад подпоручика был в 7 раз выше сержанта. В 2 раза возрастала сумма порционных денег. Столь существенное отличие в материальном положении различных категорий военнослужащих, безусловно, стимулировало их служебное рвение, вызывало стремление постоянно совершенствовать профессиональную подготовку, чтобы затем получать вышестоящие чины и должности.

Заложенных Петром “основ” поддержания на должном уровне благосостояния служивого люда четко придерживались государи России вплоть до Николая II. При элементарном дисбалансе в доходах и расходах военнослужащих (к примеру, при росте цен и стоимости услуг) Коллегия Адмиралтейства, а затем и военное ведомство направляли в правительство специальную депешу примерно такого содержания: “┘за недодачею жалованья как морские, так и адмиралтейские служители претерпевают немалую нужду┘” В петровские времена даже младшие офицеры занимали по материальному обеспечению весьма завидное положение. В целом же офицеры по уровню жизни превосходили большинство служащих гражданских ведомств, являясь наиболее высокооплачиваемой социальной группой среди многочисленных чиновников Российской империи.

ПЕНСИИ И ИНВАЛИДНЫЙ КАПИТАЛ

Начало пенсионного обеспечения военнослужащих также относится к эпохе Петра I. При императоре для оставляющих военную службу по возрасту или состоянию здоровья при монастырях устраивались богадельни и госпитали. Помимо ухода за больными на монастыри также возлагалась обязанность выдавать пенсии воинам, утратившим здоровье при защите Отечества (что не всегда нравилось монастырскому начальству).

В 1720 году было издано первое “основное законодательство” об обеспечении служилых людей и их семейств, но оно касалось лишь морских чинов (помещено в Морском уставе). По этому закону вдове моложе 40 лет выдавалось годовое жалованье мужа, вдове старше 40 лет полагалась 1/8 часть жалованья мужа пожизненно или до замужества. Двенадцатая часть оклада выдавалась сыновьям до достижения ими 10-летнего возраста и дочерям до 15 лет.

Существенные изменения произошли при Екатерине II, которая расширила пенсионные права военнослужащих: издается пенсионный устав для сухопутных войск, вводится назначение пенсий в зависимости от выслуги лет, устанавливается размер пенсий по чинам. К концу царствования Екатерины пенсиями были охвачены почти все отставные военнослужащие, прослужившие не менее 20 лет. Ежегодные расходы государства на эти цели приблизились к 300 тысячам рублей.

В 1797 году император Павел I увеличил эту сумму на 190 тысяч рублей. Он же установил правило, по которому военному пенсионеру при поступлении на гражданскую службу полагались государственные надбавки в таком размере, чтобы содержание не было меньше пенсии. В 1803 году Александр I издал распоряжение, в соответствии с которым право на пенсию предоставлялось за 20, 30 и 40 лет службы.

Наивысший размер пенсии при этом был установлен в размере “полного годового оклада жалованья”. Забота об инвалидах и отставных военнослужащих нашла свое отражение в учреждении в 1814 году Особого Комитета (Комитета о раненых), который с 12 декабря 1877 года (по случаю 100-летия со дня рождения Александра I) стал именоваться Александровским Комитетом о раненых. В 1912 году ежегодные пособия по инвалидности в зависимости от чина и степени увечья составляли от 120 рублей до 1716 рублей. Император впервые узаконил положение об автоматическом увеличении пенсии отставным военным на величину увеличения жалованья действующим генералам, офицерам и низшим чинам. C 1809 года государство стало выплачивать вдовам погибших и умерших от ран пенсии в размере полного месячного оклада мужа пожизненно.

При Николае I пенсии были увеличены, а сроки выслуги сокращены. Полная пенсия назначалась за 35 лет безупречной службы. Прослужившим от 30 до 35 лет определялось 2/3 полного оклада, от 20 до 30 лет – 1/3 полного оклада. В 1838 году должностной оклад полного генерала составлял 5000 рублей (ассигнаций), полковника – от 1200 до 2000 рублей, капитана – от 650 до 1100 рублей, прапорщика – от 450 до 750 рублей. Одновременно с окладами жалованья по чинам были установлены и оклады столовых денег.

Со временем жалованье, столовые деньги (как и другие добавочные выплаты) стали именоваться “содержанiемъ”, и пенсия назначалась исходя из их суммарной величины. Помимо этого император распорядился назначать пенсии “по особым положениям”. В список “льготников” попали преподаватели и воспитатели военно-учебных заведений, военно-медицинский персонал, военное духовенство, военные художники. Выстроенная Николаем I система денежного содержания и пенсионного обеспечения военнослужащих просуществовала без особых изменений почти 50 лет и считалась “образцом для подражания” в большинстве государств Старого и Нового Света.

Некоторые коррективы в пенсионную систему внес Александр II. В 1859 году император подписал положение об эмеритальной (накопительной) кассе военно-сухопутного ведомства. Нововведение призвано было, с одной стороны, обеспечить “безбедное существование престарелых генералов, офицеров и чиновников военного ведомства, выходивших в отставку”. С другой стороны, не допустить ситуации, когда “на военной службе числятся лица, которые не могут нести службу и лишь числятся на ней до предельной “дряхлости”.

Главный принцип кассы заключался в следующем. Все генералы, офицеры и гражданские чины, состоящие на службе в войсках, а также в учреждениях военно-сухопутного ведомства, состояли обязательными участниками эмеритальной кассы и вносили в нее 6% денежного содержания. Надо отметить, что 6% вычитывалось фактически со всех выплат военнослужащего (жалованья, столовых денег, денежных поощрений, единовременных денежных пособий, арендных денег и т.д.). Не вычитались суммы только из пособий из инвалидного капитала и орденоносного фонда, а также пособий на лечение, обмундирование, погребение, воспитание детей, при выступлении в поход и за сгоревшее имущество. Чтобы “накопительные” вычеты не сказались на материальном состоянии военнослужащих, одновременно было принято решение повысить их денежное содержание на те же 6%. При всем том эмеритальная пенсия не должна была превышать пенсию, выделяемую государственной казной.

Право на получение пенсии получали участники кассы при двух условиях: выслуге на государственной службе не менее 25 лет, выплата в кассу на протяжении 5 лет и более. В зависимости от срока выплаты взносов в накопительную кассу пенсия выплачивалась по разрядам: I разряд – от 5 до 12 лет; II разряд – от 12 до 19 лет; III разряд – от 19 до 25 лет; IV разряд – от 25 до 30 лет; V разряд – от 30 до 35 лет и VI разряд – от 35 лет и выше. Размер эмеритальной пенсии исчислялся следующим образом. Для первого класса: I разряд – 3/8 от полного государственного пенсионного оклада, II разряд – 4/8, и так до VI разряда, который, как нетрудно догадаться, равнялся 8/8 или 100%. Для второго класса сумма I разряда составляла 3/12 от госпенсии, последнего V разряда – 7/12.

ВОЗРАСТНОЙ ЦЕНЗ И ЛЬГОТНЫЕ ВЫПЛАТЫ

Реформы последней четверти XIX века коренным образом изменили военную систему России. Устанавливался новый порядок прохождения военной службы нижними чинами, офицерами и генералами. Общий срок службы для рядовых был равен 15 лет (6 лет действительной службы и 9 лет запаса), а с 1888 года – 18 лет (5 лет действительной службы и 13 лет запаса).

В 1890 году впервые регламентируется институт сверхсрочнослужащих для строевых унтер-офицеров и ефрейторов. Общий срок сверхсрочной службы определялся в 15 лет с правом продления. Офицеры, прослужившие свыше 20 лет, в мирное время могли просить об отставке в любое время. Спустя несколько лет был введен возрастной ценз. По достижении 55 лет младшие офицеры (58 лет – подполковники) подлежали увольнению со службы. Для полковников и генералов возрастные ограничения не предусматривались. С 1913 года возрастной ценз непосредственно увязывался с занимаемой должностью: командир корпуса – 67 лет, начальник пехотной дивизии – 63 года. Наименьший ценз определялся для командира кавалерийского полка – 56 лет. На Георгиевских кавалеров правило о предельном возрасте не распространялось.

Реформы конца XIX века внесли ряд изменений и в порядок назначения денежного содержания и пенсий военнослужащих. В частности, был принят закон о “добавочных деньгах” и единовременных пособиях для лиц, “увольняемых в отставку”, – правда, закон распространялся в основном на строевых офицеров. Единовременное пособие в размере “годового основного оклада жалованья без надбавок” назначалось военнослужащим и их семействам в том случае, если муж (отец) приобрел в армии тяжелые болезни (паралич, потеря рассудка или зрения), но не прослужил более 10 лет. Под добавочными деньгами подразумевалась сумма, предназначенная для увеличения содержания офицерскому составу армии, а также некоторая сумма, выплачиваемая отдельным категориям военнослужащих за особую сложность выполняемых работ. При назначении пенсии добавочные деньги учитывались: доля пенсии от добавочных денег после смерти военнослужащего не переходила к семье. Основным отличием пенсии стало так называемое “погодное возрастание пенсии” на 2%.

Общеизвестно, что чем лучше материальное положение военнослужащих, чем выше степень их социальной защищенности, тем крепче, надежнее и боеспособнее любая армия. Советская Россия, а затем и Советский Союз по мере возможности следовали военным традициям XVIII-XIX веков. К 1927 году денежное довольствие комсостава Красной Армии приблизилось к среднему уровню заработной платы промышленных рабочих, а к 1941 году оно увеличилось в 7 раз по сравнению с концом 1920-х годов. В послевоенный период военнослужащие Советской Армии тоже были на особом счету государства, и по некоторым пунктам социальной защищенности приближались к эпохе Николая I. Однако распад Советского Союза и последовавшие затем реформы привели к полному развалу всей системы социальной защиты военнослужащих, ветеранов армии и флота, членов их семей. Традиции и преемственность прервались. Только будет ли это на пользу обеспечению безопасности Отечества?

Written on Июль 10th, 2018 , Новости

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Гвардия ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия ВПК

Гвардия ВПК – это образ жизни