Моя служба на флоте

Моя служба на флоте проходила успешно. Кроме службы в аппарате Управления Начальника Связи ВМФ, приходилось часто выезжать на объекты Северного, Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов для выполнения работ по монтажу технических средств правительственной и специальной связи. За успешное выполнение заданий Зам.Главкома ВМФ адмиралом Флота С.Г.Головко мне было присвоено звание инженер-капитан ВМФ.

В конце 50-х годов Правительством было принято решение о существенном сокращении численности Вооруженных сил СССР, в том числе в ВМФ.

Сокращение численности Вооруженных сил и уменьшение выделяемых бюджетных ассигнований в основном коснулось сотрудников в военных и гражданских организациях, занимающихся перспективными исследованиями и разработками военной техники, профессорско-преподавательского состава, занятого подготовкой квалифицированных кадров, военпредовских структур, осуществляющих контроль качества и надежности, поставляемой военной техники и комплектующих изделий. К сожалению, форма выполнения решения по сокращению Вооруженных Сил и однобокое освещение этого мероприятия в средствах массовой информации (СМИ), привело не только к снижению престижа военных офицеров, но и снизило обороноспособность страны.

В связи с большим сокращением численности Армии и Флота я был отправлен в запас. Вскоре мне была предложена работа старшим референтом в Госкомиссии ВПК Совета Министров СССР. (Совмин СССР и ВПК в те годы размещались в Московском Кремле).

Итак, отслужив офицером Спецсвязи ВМФ десяток лет (подробнее см. статью «Жизнь ради флота» на сайте «Гвардия-ВПК.РФ), 19 сентября 1957 года я был вызван в Кремль на переговоры. В те годы Кремль был закрыт для посещения. Для прохода в Кремль, в бюро пропусков Троицких ворот, мне выписали пропуск, а поскольку я был в военно-морской форме, меня спросили, нет ли у меня при себе оружия, а дальше препроводили в Кавалерский (Свитский) корпус Оружейной палаты Императорского Дворца и сдали дежурному. Дежурный доставил меня в спецотдел здания №4 Кремля (на территории Дворца и здания №4, после их сноса возведён Кремлёвский Дворец съездов). Начальником спецотдела был сотрудник КГБ СССР В.И.Казаков. В беседе со мной приняли участие и другие сотрудники ВПК. Они сообщили, что Правительством было принято решение об изменении структуры управления высших хозяйственных органов государственной власти, в том числе принято решение о создании Военно-промышленной комиссии (ВПК) Президиума Совета Министров СССР.

В составе ВПК организован Отдел по радиоэлектронике и связи, в котором предлагается мне работать. Одной из главных задач аппарата Отдела является подготовка материалов для Председателя ВПК, на основе которых будут приниматься те или иные государственные решения.

Они вкратце рассказали о работе в ВПК. Как себя вести на работе в Кремле, так и вне его стен, поскольку встречаться придется с видными отечественными и зарубежными руководителями, бывать на приемах и так далее. По окончании беседы взяли подписку «О допуске к документам различной важности».

Только сейчас и здесь я осознал, куда я попал, и что из себя предоставляет аббревиатура из трех букв – ВПК.

Надо отметить, что предтечей ВПК после Великой октябрьской революции был образован Совет труда и обороны (СТО) РСФСР во главе с В.И.Лениным, имевший статус комиссии при Совете Народных Комиссаров (СНК) РСФСР, созданный еще в 1920 году. С этого периода координацией работ по созданию новых образцов военной техники; принятием их на вооружение; контроль по обеспечению Красной армии и ВМФ новыми видами вооружения, занимались учреждённые для этих целей Госорганы и Третье Главное управление. Первоначально их возглавляли Ф.Э.Дзерджинский, Г.М.Кржижановский, А.Д.Цюрупа. В 1937году эти управления были объединены в Комитет обороны при Совнаркоме СССР. Возглавлял его В.М.Молотов. Под председательством В.М.Молотова было образовано Военно-техническое бюро при Комитете обороны. В период 1938-39гг. бюро было преобразовано в Военно-промышленную комиссию под председательством Л.М.Кагановича. С началом Великой Отечественной войны работу по обеспечению фронта всеми видами вооружения было возложено на Госкомитет обороны СССР (ГКО). Его возглавил И.В.Сталин. В сентябре 1945г. после победы над фашистской Германией в Великой Отечественной войне ГКО был упразднен.

После окончания Великой Отечественной войны, началось восстановление народного хозяйства и перестройка управления промышленностью.

14 февраля 1957 года Пленум ЦК КПСС постановил «осуществить мероприятия по дальнейшему совершенствованию управления промышленностью и строительством… имея в виду приближение руководства к экономическим районам…». В мае 1957г. была осуществлена реформа управления.

Если раньше предприятия подчинялись министерствам, организованным по отраслям, то теперь они поступали в ведение территориальных органов управления – совнархозов. Министерства распускались, и на их месте оставались только небольшие Госкомитеты, отвечавшие за общее планирование, научно-техническую политику в той или иной отрасли и общую координацию работы предприятий одной отрасли. Такой переход системы управления должен был обеспечить более рациональное расходование ресурсов регионов и размещение предприятий.

Первоначально аппарат совнархозов был невелик и состоял из председателя, его заместителей и сравнительно небольшого числа руководящих и технических работников, что в начале проведения реформы позволило частично сократить управленческий аппарат союзных и республиканских органов управления. Однако по мере развёртывания реформы, структура и штаты совнархозов начали раздуваться, в структуре совнархозов появились отраслевые и функциональные управления и отделы. Поэтому начиная с 1960 года, в системе совнархозов начался процесс централизации. В союзных республиках, в которых имеется несколько экономических административных районов, для координации хозяйственной деятельности советов народного хозяйства были образованы республиканские советы народного хозяйства, а в ноябре 1962 года был создан СНХ СССР и в марте 1963 года Высший совет народного хозяйства Совета Министров СССР. Председателем ВСНХ СССР был утвержден Первый Заместитель Председателя Совета Министров СССР Устинов Дмитрий Федорович.

Однако идея совнархозов себя не оправдала, поскольку нарушились сложившиеся многими десятилетиями производственные связи, в стране начали нарушаться давно сложившиеся отраслевые и межотраслевые связи предприятий различных регионов, появились большие диспропорции в развитии народного хозяйства.

В октябре 1965 года, партийным руководством страны было принято решение об отказе от территориальной системы управления промышленностью и о возвращении к отраслевой системе управления. Созданные в ходе реформы экономические районы были упразднены; вместе с ними были ликвидированы советы народного хозяйства всех уровней и восстановлены промышленные министерства.

Для управления оборонными отраслями промышленности при ЦК КПСС в 1954 году был создан Оборонный отдел, один из важнейших рабочих органов Политбюро и Секретариата ЦК КПСС. Основными функциями Оборонного отдела были подготовка, организация и контроль выполнения партийных решений по оснащению Вооруженных сил страны современными системами вооружений и военной техники, а также задачи по осуществлению кадровой политики ЦК КПСС в оборонных отраслях промышленности.

Отдел возглавляли: И.Д.Сербин (1954-1981гг.), И.Ф.Дмитриев (1981-1985гг.), О.С.Беляков (1985-1990гг.).

Основными структурными единицами Отдела были секторы по соответствующим оборонным отраслям промышленности, в частности заведующий сектором радиоэлектроники и связи был Ф.К.Кочетов, а куратором Д.С.Соловьёв.

Работа Отдела велась во взаимодействии и тесном сотрудничестве с аппаратом ВПК, Госплана СССР и Минобороны СССР.

В качестве исполнительного органа постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 декабря 1957г. №1350-639 была организована Комиссия Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. Она продолжила деятельность ранее действующих правительственных органов: Третьего главного управления Совета Министров СССР и Специального комитета Совета Министров СССР и была наделена полномочиями органа государственного управления.

При образовании Комиссии было определено, что ее возглавляет Заместитель Председателя Совета Министров, и что ее решения обязательны для всех министерств и ведомств, разрабатывающих и производящих продукцию военного назначения.

Первым председателем ВПК и одновременно Заместителем Председателя Совмина СССР был назначен выдающийся организатор оборонной промышленности Дмитрий Федорович Устинов.

В распоряжении Председателя ВПК были: помощник И.В.Илларионов, секретариат, заместители, Научно-Технический Совет, а также хорошо тематически и функционально сбалансированный аппарат, состоящий в разные времена из 10-15 отделов. Кандидатуры работников, принимаемых на работу в аппарат ВПК, входили в учетно-контрольную номенклатуру, проходили специальную проверку в органах КГБ СССР и должны были быть согласованы с Оборонным отделом ЦК КПСС.

Как правило, в аппарат ВПК назначались руководители промышленности, инженеры, офицеры военных приемок и заказывающих управлений, за плечами которых были годы успешной деятельности в оборонной промышленности, в системе оборонного заказа, испытаний, приемки перспективного вооружения. В разные периоды работы Комиссии её состав менялся. Председателем ВПК были: Дважды Герой Соцтруда Л.В.Смирнов (1963-1985гг.), Ю.Д.Маслюков (1985-1988гг.), и Герой Соцтруда И.С.Белоусов (1988-1991гг.). Первыми заместителями Председателя ВПК в разные годы были Герои Соцтруда Н.С.Строев, Г.А.Титов и В.Л.Коблов, а заместителями: Герой Соцтруда Л.И.Горшков, Б.А.Комисаров и Г.Н.Пашков. Научно-технический совет ВПК многие годы возглавлял дважды Герой Соцтруда академик А.Н.Щукин.

Членами комиссии были все министры оборонных отраслей промышленности: Минсредмаша (Е.П.Славский), Минобщемаша (С.А.Афанасьев), Минмаша (В.В.Бахирев), Минавиапрома (И.С.Силаев), Миноборонпрома (П.В.Финогенов), Минсудпрома (Б.Е.Бутома, М.В.Егоров), Минпромсвязи (Э.К.Первышин), Минрадиопрома (В.Д.Калмыков, П.С.Плешаков), Минэлектронпрома (А.И.Шокин). Минобороны СССР было представлено Первым заместителем министра Н.В.Огарковым и заместителем министра по вооружению Н.Н.Алексеевым, а впоследствии В.М.Шабановым. От Госплана СССР в ВПК входил первый заместитель Председателя Госплана СССР Г.А.Титов, позднее – В.И.Смыслов. Академия наук была представлена в разное время выдающимися учеными страны: Президентом Академии Наук СССР М.В.Келдышем, А.П.Александровым и Первым заместителем В.А.Котельниковым.

Заседания ВПК за весь послевоенный период всегда проводились в Овальном (Свердловском) зале Кремля, что подчеркивало не только значимость вопросов обороны страны, но и авторитет лиц, принимавших решения.

Характерной особенностью обсуждения на ВПК острейших проблем развития вооружения, военной техники и космических исследований была атмосфера открытых и бескомпромиссных дискуссий.

Все решения оформлялись, как правило, распоряжениями и поручениями ВПК за подписью Председателя – Заместителя Председателя Совмина СССР и являлись обязательными для всех исполнителей.

Полномочные функции ВПК проявлялись в случаях разногласий между министерствами оборонных отраслей промышленности (МООП) и Госпланом СССР; МООП и Минобороны СССР; Госпланом СССР и Минобороны СССР при рассмотрении в ВПК годовых и пятилетних планов производства и поставок вооружения и военной техники; планов НИОКР и создания мобилизационных мощностей, а также ежемесячным рассмотрением с участием заинтересованных министров выполнения их планов производства военной техники. Одной из главных задач аппарата была оперативная, глубокая, тщательная и всесторонняя подготовка материалов для Председателя ВПК, на основе которых принимались те или иные государственные решения.

Позднее ВПК было вменено в обязанность, строго следить за ростом удельного веса гражданской продукции, в том числе товаров народного потребления (телевизоров, радиоприемников, магнитофонов, стиральных машин, легковых автомобилей и др.) в объеме производства МООП и повышением технического уровня разрабатываемой и выпускаемой продукции.

Практически все важнейшие стороны деятельности каждого министерства находились под контролем ВПК и в первую очередь специалистов отдела.

В последующем функции и задачи, стоящие перед комиссией, расширялись. Так в 1961 году на Военно-промышленную комиссию был возложен контроль над разработкой и утверждением планов НИОКР по созданию вооружений и военной техники, в 1967 году – координация разработки ядерного и химического оружия, с 1970-х годов – лазерного оружия, специальных и нетрадиционных видов вооружения, а также создание специальных объектов. В 1985 году постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР ВПК была преобразована в Государственную комиссию Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам в качестве постоянного органа, осуществляющего руководство единым комплексом оборонных отраслей промышленности. В ее состав вошли девять министерств – авиационной промышленности, машиностроения, оборонной промышленности, общего машиностроения, промышленности средств связи, радиопромышленности, судостроительной промышленности, среднего машиностроения и электронной промышленности. Это были годы смелых технических решений, высокого подъема творческой мысли ученых, конструкторов, инженеров и рабочих. Результаты деятельности оборонно-промышленного комплекса позволили непрерывно расширять производственную и сырьевую базы, работы по конструированию, модернизации и созданию новых образцов военной техники, ее серийному производству.

Аппарат ВПК размещался в Кремле в двух зданиях. Технические отделы и все службы (первый отдел, отдел кадров, машбюро и др.) в здании №4  Дворца на Коммунистической улице, а Руководство ВПК, НТС и Отдел радиотехнических систем в здании РКП (Рабочий Корпус Правительства).

Позднее, в связи со строительством Кремлевского дворца съездов, весь аппарат ВПК, за исключением его Председателя и помощников, был переведен в рабочий корпус аппарата Совмина СССР. Сотрудники отделов ВПК были размещены на втором и третьем этажах рабочего корпуса и изолированы от остальных кремлевских служб дополнительным постом охраны.

Итак, в 1957 году я был принят на работу в Госкомиссию Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам (ВПК), где проработал до 1992 года.

Отдел радиоэлектроники и связи первоначально располагался в трех кабинетах первого этажа здания Совета Министров СССР. Окна выходили на Ивановскую площадь, напротив колокольни Ивана Великого.

Возглавлял отдел Сергей Николаевич Савин, а его заместителем был Олег Александрович Луппов. На следующий день моего прихода в Кремль Луппов представил меня сотрудникам отдела, в котором было семь человек: Б.Ф.Голубев, Н.П.Киселев, полковник НИ.Лебедев, Д.К.Тарадеев и Н.Т.Ткаченко. Секретарём работала К.В.Горкина. Позднее штат отдела был увеличен, в связи с изменением курируемых направлений. Были приняты Ю.Н.Гаммов, В.Г.Спицын, В.Н.Липатов, А.С.Мальчевский, В.Н.Ивлиев, В.А.Семин и другие.

Через несколько дней Луппов сказал, что меня вызывает И.В.Илларионов. Игорь Вячеславович в беседе со мной кроме общих вопросов о прошлой работе и семейном положении, сказал, что он докладывал обо мне Д.Ф.Устинову и предложил пройти с ним в кабинет к Дмитрию Федоровичу. Разговор у Устинова был деловой, больше говорил Дмитрий Федорович о задачах, которыми придется заниматься. Он оказался технически грамотным инженером, хорошо знал технику и был знаком со многими военными и морскими руководителями. Из разговора с ним я понял, что чаще должен бывать на объектах и решать вопросы на месте. В дальнейшем мне много раз приходилось ездить с ним в командировки на заводы и объекты. Он также требовал докладывать лично со знанием дела. У меня сразу установились хорошие деловые отношения с его помощником Илларионовым Игорем Вячеславовичем.

Мне как сотруднику отдела радиоэлектроники и связи, приходилось взаимодействовать со всеми отделами Комиссии и Отделами Управления Делами Совета Министров СССР (радиоэлектроники, связи, юридическим), Минобороны СССР, КГБ СССР и другими.

К тому времени, когда я пришел в ВПК, перед ней стояли следующий задачи:

  • подготовка совместно с Госпланом и Минобороны программ вооружения, пятилетних и годовых планов по созданию, производству вооружений и военной техники, внесение их на рассмотрение и утверждение в правительство. Эти документы готовились на основе военной доктрины и в соответствии с военными концепциями, с учетом текущей и прогнозируемой военно-политической обстановкой в стране и в мире;
  • подготовка и внесение совместно с Госпланом, министерствами оборонных отраслей промышленности и Минфином на рассмотрение Совета Обороны СССР и Верховного Совета СССР предложений по контрольным цифрам расходов страны на создание и производство вооружений и военной техники и другой специальной техники оборонного значения в соответствующие плановые периоды;
  • организация и координация работ по созданию современных видов вооружений и военной техники, как в оборонных отраслях промышленности, так и при взаимодействии с другими отраслями отечественной промышленности, привлеченными к созданию и производству вооружений и военной техники;
  • обеспечение совместно с Госпланом СССР комплексного развития предприятий оборонных отраслей промышленности для обеспечения выполнения плановых заданий, повышения качества и надежности выпускаемой продукции;
  • координация внешнеэкономических связей министерств оборонных отраслей промышленности по военно-техническому сотрудничеству;
  • координация и осуществление работ по конверсии военного производства и по развитию гражданского сектора народного хозяйства в министерствах оборонных отраслей промышленности, в том числе за счет разработки и организации производства оборудования для перерабатывающих отраслей агропромышленного комплекса, легкой промышленности и торговли, а также за счет расширения выпуска гражданской продукции и непродовольственных товаров народного потребления.

Для выполнения перечисленных задач ВПК с момента ее образования была наделена полномочиями органа государственного управления. Это важнейшее решение позволило ВПК выполнять роль арбитра при рассмотрении разногласий между министерствами оборонных отраслей промышленности, Госпланом СССР, Минобороны СССР, Минфином СССР и другими участниками создания вооружений и военной техники. Эта задача решалась как при подготовке ими планов и программ, так и при осуществлении функции контроля за ходом создания, производства и эксплуатации вооружений и военной техники вплоть до утилизации, то есть по всему жизненному циклу военных изделий.

При этом решение или распоряжение ВПК имели силу соответствующих документов правительства и, как правило, были окончательными и обязательными для выполнения всеми участниками работ по созданию вооружений и военной техники. Ряд важнейших вопросов, в том числе и проблемы, по которым возникали серьезные разногласия, выносились Комиссией для решения на уровень Совмина СССР, Оборонного отдела ЦК КПСС, иногда на уровень Политбюро ЦК КПСС.

Необходимо отметить, что в Комиссии существовала четкая и жесткая система контроля за исполнением принятых решений. Сотрудники ВПК постоянно бывали на заводах, в конструкторских бюро, научных учреждениях, на полигонах. Все это способствовало глубокому изучению рассматриваемых вопросов и принятию квалифицированных решений. Раз в неделю по заранее подготовленному плану проводились заседания Комиссии по самым актуальным вопросам работы оборонных отраслей промышленности с принятием соответствующих решений. Проводились также квартальные и годовые заседания ВПК по состоянию дел с выполнением планов министерств отраслей оборонной промышленности, в т.ч. по развитию мощностей с участием и докладами Госплана СССР, Минфина СССР, Минобороны СССР. Аналогичный контроль осуществлялся Оборонным отделом ЦК КПСС.

По результатам слушаний решались вопросы о сроках работ, их финансировании, изменении некоторых технических решений, персональной ответственности генеральных и главных конструкторов и директоров предприятий-изготовителей и применялись санкции вплоть до освобождения от занимаемой должности.

Кроме заседаний ВПК велась непрерывная работа специалистов отраслевых отделов ВПК со специалистами предприятий министерств отраслей оборонной промышленности и специалистами заказчиков, а также с Академией наук СССР и НТС ВПК.

Для исполнения столь высоких функций был соответствующий состав Комиссии. Ее возглавлял один из заместителей председателя Совета Министров СССР. В постоянный состав Комиссии входили первый заместитель председателя на правах министра, первый заместитель председателя Госплана СССР, заместители председателя по направлениям техники, все министры оборонных отраслей промышленности, первый заместитель министра обороны СССР – Начальник Генштаба ВС СССР, заместитель министра обороны по вооружению и некоторые авторитетные ученые и организаторы промышленности.

Еженедельные пленарные заседания ВПК в полном составе проходили в Кремле в Овальном зале, в котором обычно собирался на заседания Совет Министров СССР. Приглашенные на заседания ВПК после тройной проверки пропусков входили в здание бывшего Сената, построенное Казаковым. Великий архитектор в интерьерах гармонично сочетал строгость облика с богатством лепных украшений и барельефов. На заседаниях ВПК обычно присутствовали ведущие сотрудники аппарата Совета Министров, инструкторы Оборонного отдела ЦК КПСС, главные конструкторы, связанные с обсуждаемой программой, и начальники главных управлений министерств, соответственно обсуждаемому вопросу. В Овальном зале здания Совета Министров СССР размещался по большой оси длинный стол, за которым на заранее закрепленных местах усаживались члены ВПК. Все остальные вызванные и приглашенные рассаживались двумя группами по обе стороны центрального стола в креслах за откидными пюпитрами.

По правую руку от Председателя ВПК Л.В.Смирнова садились Дементьев – министр Авиапрома, Бутома (Егоров) – министр Судпрома, Зверев – министр Оборонпрома, Афанасьев – министр Общемаша, Шокин – министр Электронпрома, Бахирев – министр Минмаша. В левом ряду за столом в постоянной последовательности размещались: заместители председателя ВПК, президент Академии наук СССР, министр Средмаша Славский, министр Радиопрома Калмыков, председатель НТС ВПК академик Щукин, затем главнокомандующие четырех родов войск, обычно представляемые их заместителями.

Практиковались и выездные заседания, которые проводились непосредственно на предприятиях.

ВПК контролировала и координировала работу всех оборонных отраслей промышленности, науки и техники. По идее, она заменяла специализированные межведомственные комитеты, созданные вскоре после войны.

Повестка дня ВПК формировалась на квартал вперед её аппаратом по согласованию с министерствами и всеми членами ВПК. Она включала в себя 1-2 крупных вопроса военного строительства на перспективу и 2-3 вопроса текущих, требующих разрешения. Докладчиками обычно по первым вопросам были министры головных министерств, Генеральные конструкторы и другие члены ВПК или приглашенные руководители других ведомств.

Решения ВПК были обязательны для всех министерств и ведомств, однако надо отдать должное ВПК и его Председателю Л.В.Смирнову, в практике работы “силовые методы” при принятии решения были исключены и, если требовалась помощь в выполнении принятых решений, она оказывалась. По принятым решениям составлялся официальный документ: “Решение ВПК Совмина СССР”. Оно систематически контролировалось и, в случае необходимости, принимались дополнительные меры по его выполнению. Перед рассмотрением вопросов на заседании Комиссии они подробно разбирались на совещании у Председателя в присутствии заместителей, начальника отдела и непосредственного исполнителя.

Вообще работа Совмина СССР была упорядочена, строго регламентирована. Вторник – заседание Совмина СССР; среда – заседание ВПК; четверг – коллегия министерств; пятница- коллегия Минобороны СССР, куда нас часто приглашали. Предлагаемые решения согласовывались заранее со всеми заинтересованными исполнителями, в случае разногласий решение принималось после краткой дискуссии. “Висящих”, нерешенных вопросов, как правило, не оставалось. Как говорили, “гнать зайца дальше” было некуда. Это была “школа”.

Мне как сотруднику Отдела радиоэлектроники и связи, Начальником которого был Савин Сергей Николаевич, приходилось взаимодействовать со всеми отделами Комиссии.

Практически многие министерства, так или иначе, были связаны с тематикой военно-промышленного комплекса. Минэлектротехпром, Минтяжмаш, МГА, МПС, МВД, МЧС, Минморфлот и многие другие формально не подчинялись ВПК, но были заинтересованы выгодными заказами военной тематики значительно больше, чем гражданской продукцией. Высшие и технические учебные заведения и университеты получали закрытые задания на научно-исследовательские работы, что позволяло повышать инженерно-технический уровень работников при защите кандидатских и докторских диссертаций. Кроме того, отделу радиоэлектроники и связи приходилось выполнять срочные задания не связанные с военно-промышленным комплексом. “Холодная война” навязанная американцами сильно ударила и по народному хозяйству и в первую очередь по дальнему плаванию морских судов. Чтобы обезопасить плавание морских судов Минморфлота от американской зависимости, Правительством СССР было принято решение о создании отечественной выделенной системы связи и навигации. Решение вопросов создания технических средств системы было возложено на институты и предприятия оборонного комплекса под эгидой ВПК. Система была разработана и сдана в эксплуатацию. Были разработаны и серийно освоены транспортируемые и корабельные станции спутниковой связи и навигации, а также построены наземные центры в городах Одессе и Находке для работы в системе INMARSAT.

По составу ВПК казалось, что в руках ее Председателя концентрируется огромная власть – весь военно-промышленный комплекс и четыре рода войск. Однако на деле власть и могущество ВПК были строго ограничены. ВПК не имела права самостоятельного выпуска правительственных постановлений. Однако аппарат ВПК готовил, согласовывал и утрясал проекты постановлений ЦК КПСС и Совмина СССР. Только после подписи Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Совмина СССР любое постановление приобретало силу закона, и было обязательным для исполнения министерствами, входящими в состав ВПК, и отраслями, не удостоенными такой чести.

Заведующий Оборонным отделом ЦК КПСС и его аппарат зорко следили за поведением ВПК, с тем, чтобы не было никаких попыток проявления избыточной инициативы, создающей угрозу всевластию Политбюро и партийного аппарата. Министр финансов и Председатель Госплана СССР формально не подчинялись решениям ВПК. Распоряжаться распределением материальных средств и бюджетными ассигнованиями ВПК не могла. Чтобы получить средства из бюджета, фонды на материалы и оборудование или валюту, требовалось постановление или распоряжение Председателя Совета Министров СССР. Другой власти Министерство финансов СССР, Госплан СССР и Госснаб СССР не признавали.

Кадровые вопросы также были вне власти ВПК. Ни снять, ни назначить на руководящую должность даже директора второстепенного оборонного завода ВПК была не вправе. Кадрами высоких рангов занимался Секретариат ЦК КПСС. Кадрами “местного значения” должны были ведать сами министры, но по согласованию с ЦК национальных компартий, обкомами, крайкомами и горкомами.

Тем не менее, заседания ВПК и последующие ее решения имели большое значение. Здесь руководители промышленности и научных учреждений получали возможность достаточно подробно излагать свои соображения по новым видам вооружения и перспективным технологиям. Министры обращались за помощью друг к другу, апеллируя при необходимости к Председателю. Можно было критиковать проекты, постановку экспериментов, вносить предложения, выходящие за рамки возможностей одного министерства.

Космонавтика была полностью подотчетной ВПК. Обсудив технику и одобрив предложения по какому-либо очередному пуску, имеющему не только оборонное, но и политическое значение, заседание обычно заканчивалось решением “одобрить текст письма в ЦК КПСС по этому вопросу”.

Даже председатели Государственных комиссий по летным испытаниям ракет и космических аппаратов назначались и заменялись ЦК КПСС, а не ВПК. Но отчитывались председатели Государственных комиссий перед ВПК. Важнейшие проблемы стратегического значения ВПК выносила на обсуждение Совета Обороны. Председателем Совета Обороны был Генеральный Секретарь ЦК КПСС.

ВПК выпускала и свои решения, которые не требовали расходования новых бюджетных средств и не затрагивали интересы отраслей за пределами полномочий ВПК. На ВПК обсуждались планы разработок новых видов вооружения, программы и сроки пусков космических объектов, назначались комиссии для разбора аварий. Через ВПК проходили и списки на представление к правительственным наградам особо отличившихся работников оборонных отраслей.

ВПК контролировала и координировала работу всех оборонных отраслей промышленности, науки и техники. По идее, она заменяла специализированные межведомственные комитеты, созданные вскоре после войны.

Столь представительный состав давал возможность принимать решения, имеющие определяющее значение для военного могущества страны.

На Отдел радиоэлектроники и в частности на Заместителя заведующего отделом в Комиссии Президиума Совета Министров СССР Городилина В.М. были возложены вопросы создания специальных систем и средств военной связи для Минобороны СССР и КГБ СССР, оснащения объектов средствами правительственной связи, создания системы космических и наземных объектов спутниковой связи и цветного телевидения на всей территории СССР. На Отдел радиоэлектроники и в частности на меня (как Заведующего сектором) были возложены вопросы: разработки, производства и ремонта радиотоваров народного потребления и развитие научно-производственной базы.

Одним из главных вопросов, которым мне пришлось заниматься на новом месте работы, это ускоренная подготовка высококвалифицированных кадров для оборонных отраслей промышленности. Общее положение по стране с кадрами в послевоенное время было достаточно критично.

Учитывая большой дефицит высококвалифицированных специалистов в Оборонных отраслях промышленности, ЦК КПСС по предложению ведущих конструкторов и генеральных директоров оборонной промышленности поручил Военно-промышленной комиссии рассмотреть и решить эти вопросы (подробнее о подготовки кадров для оборонных отраслей изложено в статье «Моё участие в создании МИРЭА»на сайте Гвардия-ВПК.РФ).

Министр обороны Союза ССР Маршал Советского Союза Р.Малиновский в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 4 апреля 1964г. №729 за заслуги в деле развития радиотехники, организации связи и подготовки кадров радистов наградил меня Городилина В.М. нагрудным знаком «Почетный радист».

Я старался быть безотказным к просьбам всех сотрудников, как ВПК, так и Управления Делами Совета Министров СССР.

Аппарат ВПК размещался в Кремле в двух зданиях. Технические отделы и все службы (первый отдел, отдел кадров, машбюро и др.) первоначально находились в здании №4 Кремля на Коммунистической улице, а Руководство ВПК, НТС и Отдел радиоэлектроники и связи в здании РКП (Рабочий Корпус Правительства).

Позднее, в связи со строительством Кремлевского Дворца съездов, весь аппарат ВПК, за исключением его Председателя, был переведен в рабочий корпус аппарата Совета Министров СССР. Сотрудники отделов ВПК были размещены на втором и третьем этажах рабочего корпуса и изолированы от остальных кремлевских служб дополнительным постом охраны.

На работе в ВПК у меня сложились хорошие деловые отношения с работниками Хозяйственного и первого отделов. Это было вызвано в первую очередь тем, что я был связан по работе с сотрудниками КГБ СССР, обслуживающими кремлевские объекты (правительственную и спецсвязь, спецавтогараж и др.), руководством Минобороны СССР, Минсвязи СССР, Минвуза СССР и других министерств, а также работниками аппарата Оборонного отдела ЦК КПСС.

В 1980 году мне исполнилось 50 лет, из них 20 лет я проработал в Госкомиссии ВПК. Мне был выделен отдельный кабинет, для работы я был обеспечен всеми видами телефонной связи: городской и междугородный, правительственная городская АТС-2 (вертушка), ВЧ – связь и прямая связь с Руководством ВПК. По работе мне часто приходилось бывать в командировках на заводах, в институтах, а также на строительстве различных спецобъектов по всей территории СССР и за рубежом. Для решения многих вопросов на местах я мог по положению Госкомиссии ВПК приглашать с собою сотрудников из министерств, Госплана СССР и заказчиков (Минобороны СССР, КГБ СССР и др.), поэтому отношения руководства ко мне как на местах, так и в министерствах было хорошее.

За успешное выполнение заданий по космической тематике мне с группой разработчиков было присвоено звание Лауреата Госпремии СССР, в связи с этим меня поздравили: Руководство Госкомиссии ВПК (Л.В.Смирнов, Л.И.Горшков и другие), Минобороны СССР (А.Гречко, Н.Алексеев, А.Головко, А.Белов, Н.Крылов, Ю.Кононов и другие), КГБ СССР (Л.Панкратов, П.Воронин, Ю.Толмачев), Минпромсвязи (Э.Первышин), Минобщемаша (С.Афанасьев), Минсвязи СССР (В.Шамшин), Академия наук СССР (Н.Котельников). Поздравительные адреса были присланы многими директорами крупнейших заводов и институтов, промышленных министерств и военных подразделений.

Управляющий Делами Совмина СССР М.Шкабардня приказом от 14 августа 1990г. №606 отмечая многолетнюю добросовестную работу, объявил благодарность и премировал памятным подарком (наручными часами).

Кроме того, за успешное выполнение Правительственных заданий по строительству спецобъектов, в том числе объектов Олимпиады-80 и других заданий, я был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Знак Почета и Трудового отличия.

Положение нашей семьи в материальном отношении было достаточно устойчивое.

Ничего не предвещало беды. Однако к осени 1989 года стало ясно, что, несмотря на реформы, затеянные Правительством во главе с М.С.Горбачевым, экономика СССР оказалась в глубоком кризисе, и экономический застой перешел в серьёзный спад. Работа многих предприятий была парализована, из магазинов исчезли продукты – возник дефицит даже таких товаров повседневного спроса, как хлеб и сигареты. Влияние М.С.Горбачева ослабело, верхушка не слушала его приказов. Тайно образовался оппозиционный блок, который возглавил Б.Н.Ельцин, бывший близкий сотрудник М.С.Горбачева.

Профессиональный партийный функционер, Ельцин умел производить впечатление человека, убежденного в своей правоте. Скажем, на посту первого секретаря Свердловского обкома КПСС добросовестно трудился на благо советской страны. Но вот в апреле 1985 г., сразу после избрания М.Горбачева генсеком ЦК КПСС, перебирается в Москву. Карьера идет на удивление гладко, и вскоре он первый секретарь Московского горкома партии. Увы, горячность несколько подпортила карьеру уральского “медведя”, и он вначале оказывается всего лишь на должности главы Госстроя СССР.
Однако именно Ельцин вскоре стал признанным лидером демократической оппозиции. Так он вновь стартовал во власть. Сначала – в Верховный Совет СССР, а в 1991г. “взлетел” уже и на пост президента РСФСР.

Испытание взаимоотношений Ельцина и армии случилось в августе 1991г. в связи с событиями образования Государственного комитета (ГКЧП). Интересно отметить, что, вопреки распространенному в народе мнению, армия вовсе не была монолитна в поддержке ГКЧП. Часть генералов, в том числе П.Грачев наоборот, быстро встала на сторону Ельцина. Ему, тогда командующему ВДВ, утром 19 августа позвонил Б.Ельцин и спросил: “Что происходит?”. Грачев ввел его в курс дела, а потом по требованию Ельцина отдал приказ командиру Тульской воздушно-десантной дивизии А.Лебедю, который с парашютно-десантным полком на боевой технике прибыл в Москву, взять под охрану Дом правительства РСФСР. Между тем заговорщики из ГКЧП вели себя беспечно. Кстати, когда заседала сессия Верховного Совета СССР, будущие члены ГКЧП, в частности министр обороны Язов и председатель КГБ Крючков, доложили депутатам о тяжелой ситуации, которая сложилась в стране.

Оппозиционеры ставили своей задачей разделения СССР на отдельные независимые государства. Для сохранения СССР народы СССР потребовали проведения референдума. В марте 1991 года состоялся Всесоюзный референдум «О сохранении СССР». Результаты референдума показали, что более 70% населения республик высказались за сохранение СССР. Однако оппозиция игнорировала итоги референдума и в июле 1991 года состоялись президентские выборы в РСФСР и других республиках. В РСФСР победу одержал Б.Н.Ельцин. Президент СССР Горбачев М.С. с семьёй 19 августа 1991 года отбыл на отдых в Крым, а в Москве министрами, руководителями армии и КГБ СССР была предпринята последняя попытка сохранить СССР путём образования Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП).

21 августа 1991г. ГКЧП сдался на милость Горбачева. Но, как оказалось, истинными победителями были Б.Ельцин и его команда. Когда президент СССР прибыл в Кремль, там уже распоряжался Б.Ельцин.

М.Горбачев пытался реализовать свой план сохранения Советского Союза хотя бы в форме конфедерации, где ему была бы уготована роль “царствующего, но не правящего”. Однако и у Б.Ельцина, и у ряда президентов союзных республик были иные планы.

8 декабря 1991 года президенты трех республики – Россия (Б.Н.Ельцин), Украина (С.С.Шушкевич) и Белоруссия (Л.М.Кравчук) – на встрече в Минске подписали Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ), куда вошли 12 бывших республик СССР. РСФСР получила новое название – Российская Федерация.

После драматических событий августа 1991г. работа государственных органов была парализована. Распоряжением Президентов СССР и РСФСР М.С.Горбачева и Б.Н.Ельцина от 23 декабря 1991г. за №130-РП Отдел оборонной промышленности ЦК КПСС был ликвидирован.

По указу Президента РСФСР Б.Н.Ельцина на территории России была прекращена деятельность Совета Министров СССР, распущены союзные министерства и ведомства, в том числе Государственная Комиссия Президиума Совмина СССР по военно-промышленным вопросам.

В 1993 году Заместитель начальника отдела, Заведующий сектором аппарата Госкомиссии Совета Министров СССР Городилин Валентин Михайлович, проработавший в Кремле с 1957 по 1993 годы, был, отправлен на пенсию. На период выхода на пенсию мой трудовой стаж составлял более 50 лет.

Президент РСФСР сразу же стал захватывать властные полномочия. Так, Ельцин потребовал от Горбачева передать ему часть Кремля в качестве резиденции президента РСФСР, а также назначить силовых министров с его согласия. На пост министра обороны был назначен главнокомандующий ВВС генерал-полковник Е. Шапошников, который только что, прямо-таки своевременно, заявил о своем выходе из КПСС. Генерал прибыл в Кремль к Ельцину и Горбачеву. Заместителем министра стал генерал П. Грачев, начальником Генерального штаба – генерал армии В. Лобов. Началась чистка Вооруженных Сил. Уже 5 сентября 1991г. новый министр обороны Шапошников издает приказ №425, в котором объявляет состав комиссии (генерал армии К.Кобец – председатель), задача которой – сделать анализ действий руководства Вооруженных Сил в период ГКЧП. Вот как описывает события на флоте капитан 1-го ранга Борис Михайлович Усвяцов (кандидат военных наук, профессор, до отставки в 1997г. зам. председателя Морского научного комитета МО РФ) в книге “Флот современной России” (Москва, 2002): “Следует отметить, что после 25 августа 1991г. появились непонятно кем созданные различные комиссии, которые проверяли деятельность командного состава ВМФ и флотов, его реакцию на известные события. Причем состав этих комиссий подбирался, мягко скажем, странно. Вчерашние заштатные офицеры боевой подготовки, механики и артиллеристы стали вершителями человеческих судеб, да еще и в ранге государственных мужей. Не считаю правильным называть фамилии этих вершителей. Но много крови они попортили таким заслуженным и уважаемым на флоте руководителям, как Владимир Николаевич Чернавин, Михаил Николаевич Хронопуло, Виталий Иванович Павлов, а также еще многим принципиальным людям”.

Между тем на фоне развала Союза, когда союзные республики одна за другой объявляли о своей независимости (дольше всех держался Казахстан), затрещали по швам уже и некоторые автономные республики. В сентябре Юго-Осетинская АО обратилась к ВС РСФСР с просьбой принять ее в состав России, Нагорный Карабах провозгласил себя республикой – и там вновь началась война (конфликт возник еще в 1987г.) между армянами и азербайджанцами, а Верховный Совет Крыма принял декларацию о государственном суверенитете своей республики…
Несмотря на то, что внутренние проблемы отнимали немало времени, руководство СССР и РСФСР, раздираемое двоевластием, активно продолжало процесс разоружения на международной арене. Так, 6 октября Горбачев объявил о радикальных мерах по ликвидации тактического ядерного оружия, отказе от разработки в СССР мобильной малогабаритной МБР, прекращении боевого дежурства тяжелых бомбардировщиков. Останавливаются наращивание и модернизация МБР железнодорожного базирования, снимается с боевого дежурства 503 МБР, в том числе 134 МБР с РГЧ индивидуального наведения. Но Ельцин, втянувшись в соперничество с Горбачевым, не желал уступать пальму первенства и в этом. 28 октября 1991г. он объявил об установлении моратория на ядерные испытания в пределах РФ в течение года. Заигрывал и с армией. В ноябре 1991г., в ходе визита в ФРГ, заявил, что Россия готова вдвое увеличить денежное довольствие военнослужащим всех… Вооруженных Сил СССР, причем не только на своей территории, но и по всей стране! 10 декабря в Москве состоялась встреча Горбачева и Ельцина с высшими офицерами на специально созванном совещании. По сути дела, поводом было подписание 8 декабря в Минске Россией, Украиной и Белоруссией соглашения о создании СНГ. Ельцин был хозяином положения и даже позволил себе поиздеваться над Горбачевым, рассказав присутствующим, что на встрече в Мадриде советская делегация была на содержании американской стороны. Сам он полтора часа расписывал военным прекрасные перспективы и отвечал на их вопросы. Судя по всему, так продолжаться дальше не могло. И 25 декабря Горбачев подписал указ о сложении с себя полномочий президента, а также Верховного главнокомандующего советскими Вооруженными Силами и передал право на применение ядерного оружия Ельцину.

27 декабря 1991г. Б.Ельцин занял кабинет Горбачева в Кремле. Теперь он стал полноправным главнокомандующим Вооруженными Силами России, которых, правда, юридически еще не существовало. Но Ельцин не боялся трудностей, на них он реагировал однозначно: раздавал народу радужные обещания. 29 декабря 1991г. выступил по телевидению перед своим народом: “Нам предстоит создать основы новой жизни. Говорил не раз и хочу повторить: нам будет трудно, но этот период не будет длинным. Речь идет о 6-8 месяцах”. Впрочем, не отказывался он и от своей крылатой фразы о готовности лечь на рельсы, если поднимутся цены. Но не успели куранты известить о наступлении нового, 1992г., как народ узнал: отпущены цены. Они сразу взлетели до небес. Всем стало ясно: тут шестью-восьмью месяцами не обойдешься.

Но праздник был испорчен и Ельцину.

Вероломный Кравчук заявил, что с 3 января все войска бывшего СССР на Украине, за исключением СЯС, переходят в непосредственное подчинение ее президенту и министру обороны. А военнослужащие будут приводиться к присяге на верность народу Украины. Те из них, кто не пожелает этого делать, вольны отправиться в другие страны или уволиться в запас, если не желают уезжать. А тут еще 5 января лидеры Литвы, Латвии и Эстонии потребовали немедленно вывести с их территории части бывшей Советской армии. Но при этом оставить в сохранности военные базы, вооружение и другое военное имущество.

Уже в январе между РФ и Украиной был подписан первый договор, по которому часть флота СНГ на Черном море передавалась Украине. Между тем эйфория разоружения продолжалась. 29 января 1992г. Ельцин, теперь уже как суверенный президент РФ, выступил с заявлением о политике России, правопреемнике СССР, в области ответственности за выполнение международных обязательств. В нем объявил о внесении на ратификацию Верховного Совета Договора о СНВ-1. Но главное, потряс мир словами о намерении в течение трех лет (вместо семи!) выйти на согласованный уровень СНВ-1, а также в более короткие сроки разукомплектовать стратегическое ядерное оружие, размещенное на Украине.

Однако разоружение разоружением, а стремительный рост цен, развал СССР, беспорядки в стране вызвали серьезное недовольство многих слоев населения России, в том числе военнослужащих. В январе 1992г. в Москве прошло Всеармейское офицерское собрание. Обстановка на нем была крайне напряженной. Ельцин выступил перед офицерами в своем обычном стиле и пообещал в течение текущего года решить жилищную проблему военнослужащих! Невероятно, но это помогло, и принятые собранием резолюции оказались более-менее умеренными. Был даже сформирован Координационный совет офицерских собраний армии и флота. Однако вскоре эта вольница будет разогнана. Между тем процесс разбегания республик бывшего СССР затягивался. 20 марта в Киеве было принято решение о создании Главного командования ОВС Содружества Независимых Государств. Главкомом ОВС СНГ стал маршал Шапошников. И все же дела на просторах СНГ шли все хуже. Вспыхнул еще один конфликт – в Приднестровье.

Худо-бедно формировались и российские Вооруженные Силы. 16 марта Ельцин подписывает указ о создании Министерства обороны РФ, 7 мая 1992г. вступает в должность главнокомандующего ВС РФ, а 20 мая был назначен на должность министра обороны П.Грачев. В следующем месяце он вспомнил и о Лебеде, назначив его командующим 14-й общевойсковой армией, дислоцированной в Приднестровье.

С не меньшим усердием правительство реформаторов ринулось крушить оборонный комплекс (ОПК). Уже 8 мая 1992г. была пересмотрена концепция конверсии, оставшаяся от Горбачева. В новой редакции 60% оборонных предприятий переходили на самофинансирование, а остальные, выпускающие продукцию, “способную конкурировать на мировом рынке”, должны были зарабатывать деньги и для себя, и для государства. Продавать продукцию, было разрешено самим военным производителям.

Эти реформы вызвали, мягко говоря, неоднозначную реакцию у работников ОПК. 10 июля 1992г. было распространено заявление Информцентра Московской федерации независимых профсоюзов, в котором содержалось предупреждение о том, что на предприятиях оборонного комплекса столицы складывается предзабастовочная ситуация: свыше 90% этих предприятий оказались банкротами, идет массовое увольнение рабочих и служащих.

А тем временем Ельцин рвался перехватить у Горбачева и лавры “миротворца”. Уже в июне он в США подписывает рамочную договоренность о дальнейших существенных сокращениях (более чем в три раза) СНВ к 2003г. и совместное заявление о глобальной системе защиты от ракетно-ядерных ударов. Речь шла о подписании Договора СНВ-2. Но вокруг него, сразу, же разгорелась острая политическая борьба. Если с американцами удавалось договориться, то с Кравчуком это было сделать невероятно трудно. Камнем преткновения стал Черноморский флот (ЧФ). Москва и Киев то отменяли свои решения по нему, то каждая сторона заявляла о том, что ЧФ переходит под ее юрисдикцию. Кравчук шантажировал, как мог. Даже приостанавливал вывоз ядерного оружия в Россию с украинской территории, хотя рисковал нарваться на гнев американцев. 3 августа 1992г. наконец было подписано известное “Ялтинское соглашение” Ельцина-Кравчука по ЧФ: на переходный период (до 1995 г.) он выводился из состава ОВС СНГ и становился объединенным флотом РФ и Украины. Однако борьба за корабли и имущество продолжилась. Дошло до попыток захвата.

Наконец было объявлено и о начале военной реформы. В ходе первого этапа (1992г.) планировалось разработать военную доктрину и основные направления военной политики, сформировать военные органы управления, провести инвентаризацию ВВТ, подготовить юридическую базу. На втором – (1993-1995гг.) завершить развертывание ВС на российской территории, создать основу для широкомасштабного реформирования, сократить численность, создать войсковые и флотские группировки.

На третьем (после 1995г.) – завершить создание качественно новых армии и флота. В 1990-1994гг. из стран бывшего Варшавского договора и Монголии, Прибалтики, Азербайджана в Россию вывели 37 дивизий. Начались кадровые проблемы: офицерам дали право уходить в отставку по своему усмотрению, а студенты получили отсрочки от призыва. Кроме того, общее ухудшение социально-экономического положения в стране сразу сказалось на офицерах и личном составе. Объявленная президентом Б.Ельциным и министром обороны П.Грачевым в 1992г. военная реформа на деле представляла собой набор колоссальных по масштабам, но механистических по сути организационно-штатных мероприятий. На первом этапе 57 дивизий достались Украине и Белоруссии. Из Закавказья и Средней Азии Москва поначалу планировала вывести свои войска в полном составе.

В мае 1992г. в Ташкенте был заключен договор о разделе Советской армии и ее вооружения между странами СНГ. Бывшие советские войска на территории Узбекистана и большая часть тех, которые были размещены в Казахстане, перешли под юрисдикцию этих государств. В Ашхабаде создано совместное российско-туркменское командование. В Киргизии остались лишь российские пограничники.

1993 год начался подписанием 3 января в Москве президентами Бушем и Ельциным Договора СНВ-2. Буквально накануне, 27 декабря 1992г., Ельцину было направлено письмо председателей нескольких комитетов ВС РФ (по международным делам, обороне и безопасности, по бюджету), в котором они просили не подписывать договор СНВ-2, как недостаточно проработанный с точки зрения оборонных и социально-экономических последствий. Но это обращение было проигнорировано. В марте 1993г. договор вносится на ратификацию в Верховный Совет РФ, и с этого момента вокруг него начинается острая борьба. За все время правления Ельцина Договор СНВ-2 так и не был ратифицирован парламентом России. Между тем положение в Вооруженных Силах стремительно ухудшалось. Разрастался конфликт между Ельциным и Верховным Советом. Началось открытое противостояние, в ходе которого Белый дом был блокирован ОМОНом. Шаткое равновесие противоборствующих сторон продолжалось до октября. 3 октября толпа сторонников Верховного Совета прорвалась к Белому дому. Было захвачено здание мэрии Москвы. Войска стянули к Москве, но не стали вводить по причине того, что пик кризиса миновал и требовалось нейтрализовать лишь Белый дом да безоружные толпы на улицах. Кремль в любом случае находился в полной безопасности. 4 октября 1991г. к Белому дому вышли десять танков Т-80. В качестве штурмующих подразделений выдвинулись “Альфа”, МВД и десантники. Периметр вокруг Белого дома атакующие разбили на три сектора: один – за МВД, другой – за “Альфой”, третий – за десантниками. На поддержку “Альфы” были отправлены четыре БМД. Дальнейшее известно. Ельцин стал полновластным хозяином в стране. Правда, затем были выборы в Госдуму, которые дали вовсе не тот результат, на который рассчитывали Б.Ельцин и его команда. Но у него уже была новая конституция, которую народу не дали толком ни обсудить, ни понять, дававшая ему буквально царские полномочия. События 1993 года, похоже, не прибавили Ельцину симпатий к Вооруженным Силам России, как и самой армии к нему. Во всяком случае, его отношение было похоже на безразличие. Вооруженные Силы продолжали деградировать, а главнокомандующий был поглощен рыночными реформами и международными делами. Между тем дела в Вооруженных Силах и ОПК шли не лучшим образом. Так, на предприятиях оборонно-промышленного комплекса страны в результате обвального сокращения оборонного заказа произошло падение производства: объем производства сократился до 31,2%, в том числе военной продукции – до 16,6%. Причем реформаторы настойчиво проводили политику сжатия денежной массы в стране, что достигалось элементарным “недофинансированием” всего и вся. Так, к примеру, в 1995г. оборонный заказ получал не более 35-40% средств, выделенных бюджетом. И хотя бюджет – это закон, принимаемый парламентом, системой было именно его нарушение, а не исполнение. Пусть идет война – все равно денег не дадут.

Понятно, росли и долги правительства перед ОПК: в 1993 г. – 1,4 трлн. рублей, в 1994 г. – 2,1 трлн. рублей, в 1995г. – 5,3 трлн. рублей. Общая численность занятых в оборонке за 1992-1995 гг. сократилась на 2,5 млн. человек! Закрылись многие уникальные производства, КБ, научно-исследовательские центры. Но и те, кто выживал, влачили, как правило, жалкое существование. “По некоторым данным, оборонными заказами в начале 1995г. было занято всего 22% имеющихся мощностей ВПК, причем 30% предприятий вообще их не получали, лишь 17% были загружены на 75-100%, а остальные – на 1-2%”. Б.Ельцин этой проблемы видеть не хотел. Особенно ярко это проявилось, когда во время очередной поездки в Свердловскую область заехал в Нижний Тагил на “Уралвагонзавод”, на котором не раз бывал. На проходной его с охраной окружила толпа работниц завода. “Чем мы будем кормить детей? Почему не нужны наши танки?!” – шумели женщины. И Ельцин ответил: “Да кому нужны ваши танки? Их же сразу с завода гонят прямо на переплавку!”. Это была неправда, но это пошло в телеэфир. И в Нижнем Тагиле до сих пор вспоминают ельцинское “понимание” конверсии. Кстати, что касается именно ее, то реформаторы совершенно беззаботно игнорировали мировой опыт, хотя апеллировали именно к нему в дискуссиях с представителями ОПК. А мировой опыт показывает: предельным уровнем темпов конверсии военного производства является снижение гособоронзаказа на 5-7%. Возможны иные мнения, но в любом случае цифры все равно будут весьма близки к указанным.

В России же конверсия стала развертываться сверхбыстрыми темпами. Общий объем финансирования по статье “государственный оборонный заказ” с 1991г. по 1995г. уменьшился в пять раз. А на конверсионные программы оборонного комплекса в 1992г. было выделено 42% от предусмотренного федеральным бюджетом, в 1993г. – 22%, в 1994г. – 10%, в 1995г. – 18%.
Что касается приватизации, то из примерно 2000 предприятий оборонно-промышленного комплекса на конец марта 1996г. было акционировано 58%. Проявилась тенденция к разукрупнению сложившихся научно-производственных объединений, что противоречило мировому опыту, были разрушены важные технологические цепочки.

А потом началась новая предвыборная кампания, где окружение Ельцина поставило задачу любой ценой протащить его на второй срок. Никому не было дел до положения в Вооруженных Силах. По официально утвержденному бюджету на национальную оборону России в 1996г. выделили 80 млрд. рублей, в том числе 13,2 трлн. – на закупки ВВТ (включая 2,1 трлн. на погашение задолженности за 1995г.), 6,5 трлн. рублей – на оборонные НИОКР и 7,6 трлн. – на капитальное строительство. Но доля закупок ВВТ и оборонных НИОКР (соответственно, около 14% и 8%) оказалась примерно в полтора раза ниже соответствующих показателей в большинстве западных стран.

3 июля 1996г. состоялся второй тур президентских выборов, и Ельцин остался у власти.. Осенью Ельцин отправил Лебедя в отставку. Между тем сам он был тяжелоболен и не мог уже реально управлять страной. После операции на сердце в ноябре 1996 года его действия приобрели спонтанный характер. В мае 1997г. на заседании Совета обороны он снимает с должности министра обороны Родионова и начальника Генштаба Самсонова, возложив на них ответственность за низкий уровень работы в осуществлении военной реформы. Хотя люди в погонах тогда по 3-4 месяца не получали денежного довольствия, а жены военнослужащих уже перекрывали взлетные полосы аэродромов. Открытой, жесткой критике Ельцина подвергли многие депутаты Госдумы за такое отношение к Вооруженным Силам.

Страна же неумолимо катилась к дефолту. В июне 1998г. появилось в печати открытое письмо президенту, правительству и Федеральному собранию РФ руководителей 55 оборонных предприятий Свердловской области. Это было предупреждение властям, что ОПК Урала вслед за шахтерами может предпринять широкомасштабную акцию протеста против прекращения финансирования отрасли. Вообще задолженность оборонным предприятиям по России за 1994-1997гг. составила 16,5 млрд. рублей. 17 августа правительство и ЦБ РФ сделали заявление о финансовом положении и путях выхода из создавшейся ситуации, объявив практически о банкротстве страны. Россию потряс финансовый кризис небывалой силы. Но после дефолта 17 августа 1998г. в эти сказки уже никто не верил. Дефолт фактически уничтожил Ельцина. 25 августа Госдума приняла постановление, в котором рекомендовала ему добровольно уйти в отставку. Больной, раздавленный, он теперь искал преемника самому себе. В августе 1999г. после вторжения в Дагестан из Чечни крупной группировки боевиков во главе с Басаевым, Ельцин наконец принял, пожалуй, одно из немногих своих крупных политических решений, которое оказалось верным. Вместо отправленного в отставку С.Степашина назначил премьер-министром главу ФСБ В.Путина. После чего вскоре ушел на покой.

В результате бурной деятельности Ельцина и Горбачева за 1990-1999гг. число дивизий в Вооруженных Силах сократилось почти в 10 раз. Большинство сохранившихся дивизий оставалось, однако, лишь на бумаге. По-настоящему боеготовых частей практически не оставалось. И новому министру обороны И.Сергееву пришлось начинать с создания частей постоянной готовности. Заказ ВВТ резко сократился. Заказ танков практически прекратился. В 1996г., например, было заказано всего… 58 танков (т.е. в 50-60 раз меньше), к тому же оплачена только половина. Производство самолетов для собственных ВВС заморожено: в 1994 и 1995гг. заказывалось по 2 (!) бомбардировщика. Заказы на вертолеты в 1995г. отменены. Конечно, военно-экономические возможности России не позволяли иметь такое военное производство, каким располагал Советский Союз, не говоря уже о том, что нет военной необходимости в этом. Но в то же время нельзя не учитывать, что столь крупный спад дезорганизовал функционирование всего оборонного комплекса, породил массу производственных и социальных проблем, решить которые далеко не просто даже сейчас. А главное в том, что угодничество перед Западом, по большому счету, не изменило отношения к России, не снизило гонки вооружений. В недавнем Послании Федеральному собранию Владимир Путин сказал: “С переменами начала 90-х годов были связаны большие надежды миллионов людей, однако ни власть, ни бизнес не оправдали этих надежд”.

В 90-х годах после развала Советского Союза было принято немало решений, которые негативно отразились, в том числе и на военно-экономическом потенциале страны. К ним следует отнести и упразднение ВПК.

Однако благоразумие восторжествовало, и в июне 1999 года было принято постановление об образовании Комиссии Правительства Российской Федерации по военно-промышленным вопросам под руководством Председателя Правительства Российской Федерации. А в 2006 году Указом Президента России № 231 была образована новая военно-промышленная комиссия при правительстве Российской Федерации с прежней аббревиатурой ВПК.

Целью ее образования были объявлены реализация государственной политики по военно-промышленным вопросам и военно-техническое обеспечение обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства.

Это было крайне необходимо, так как отсутствие ВПК, как единого координирующего центра, привело к полной потере вертикали управления в части создания вооружений и военной техники и подорвало обороноспособность страны. В этот период резко сократилось производство новых образцов вооружений и военной техники из-за уменьшения бюджетных средств на их закупку, практически прекратилось выделение бюджетных средств по статье НИОКР. Это привело к прекращению работ по созданию заделов, все свелось к модернизации существующих систем и в конце к большому отставанию по уровню и качеству отечественного вооружения. Руководство государства всегда ставило перед ВПК важнейшие задачи развитию ракетно-космической обороны, контроль над разработкой НИОКР и освоением новых видов вооружения и военной техники.

С 1957 года Советский Союз через ВПК выстроил мощную военную и оборонную позицию гаранта стратегической стабильности в мире. И в наши дни XXI века необходимо вспомнить имена руководителей Военно-Промышленной комиссии – Д.Ф.Устинова, Л.В.Смирнова, Ю.Д.Маслюкова, И.С.Белоусова, Н.С.Строева, Г.А.Титова, В.Л.Коблова, Л.И.Горшкова, Б.А.Комиссарова, Г.Н.Пашкова, А.Н.Щукина, а также сотрудников ВПК – специалистов высочайшего класса.

16 марта 2013 года Президент Российской федерации В.В.Путин поздравил сотрудников Военно-Промышленной комиссии и ветеранов отрасли с юбилеем.

“Хочу поблагодарить сотрудников и ветеранов Комиссии за высокий профессионализм, ответственное скрупулезное отношение к порученному делу, за умение выстроить слаженную оперативную работу и добиться весомых практических результатов. Именно эти качества вашего коллектива на протяжении десятилетий помогли государству решать важнейшие задачи в сфере обороны и национальной безопасности, укрепить индустриальный и промышленный потенциал страны. Деятельность ВПК позволила принять на вооружение многие виды и типы вооружений и военной техники”.

На юбилейные торжества в Белом доме Правительства была устроена встреча руководства и сотрудников Военно-промышленной комиссии с ветеранам ВПК, руководителями оборонных министерств и Генеральными конструкторами. Встреча прошла в теплой, дружественной обстановке, а Первый Зампред Правительства С.Б.Иванов наградил ветеранов ВПК памятными подарками. Заместитель Заведующего отделом – Заведующий сектором аппарата Государственной Комиссии Совета Министров СССР В.М.Городилин за полувековую службу на оборону любимой Родины, был награжден памятным знаком “50 лет ВПК”.

Вновь образованная ВПК в соответствии с Указом Президента должна являться постоянно действующим органом, осуществляющим организацию и координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти в области создания вооружений и военной техники, а именно:

  • разработки и реализации концепций, программ и планов в области военно-технического обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства, а также контроля за их исполнением;
  • разработки, производства и утилизации военной и специальной техники;
  • развития оборонно-промышленного комплекса, науки и технологий в интересах обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства;
  • мобилизационной подготовки государства;
  • осуществление экспортно-импортных поставок продукции военного и двойного назначения.

Указом Президента установлено, что решения ВПК могут оформляться постановлениями и распоряжениями Правительства РФ. Военно-промышленной комиссии предоставлено право оперативно, принимать решения о разработке и производстве вооружений и военной техники и специальной техники. Также установлено, что решения ВПК, принятые в пределах ее компетенции, обязательны для исполнения федеральными органами исполнительной власти. Однако не все права, предоставленные данным указом, в настоящее время реализуются.

Известно, что принят ряд решений и сделано немало предложений, реализация которых, несомненно, положительно скажется на модернизации отечественного оборонного комплекса.

Учитывая, большой опыт работы в Госкомиссии мне после выхода на пенсию поступил ряд предложений от коммерческих организаций, в которых удалось работать, в том числе:

  • развития спутниковых систем связи и цветного телевидения (ООО «Белком»);
  • разработка «Автоматизированной информационно-телекоммуникационной системы  (АИС Россия)» на этапе перехода к рынку и в условиях рыночной экономик и правительственной системы управления “Корунд”(Холдинговая компания Техинфо-Групп);
  • внедрение систем сотовой связи по территории России и стран СНГ (ЗАО «ПРЕМИУМ ИНЖИНИРИНГ»).

На мой взгляд, решение важнейших задач в сфере обороны и национальной безопасности, укрепления индустриального и промышленного потенциала страны могли бы в значительной степени способствовать и такие меры:

  • Придание ВПК статуса государственной комиссии Правительства РФ, что, несомненно, повысит ее значимость в решении вопросов деятельности оборонно-промышленного комплекса.
  • Ужесточение системы военной приёмки. Практика последних лет показала, что ее упразднение привело к резкому снижению качества и надежности элементов систем и комплексов.
  • Допускать применение зарубежной элементной базы и материалов, особенно для стратегических систем, только на этапе эскизно-технических проектов. Одновременно необходимо решить на уровне Правительства вопрос о разработке и производстве отечественных аналогов к моменту начала серийного выпуска системы. Если это невозможно, то решать задачу за счет алгоритмических и схемотехнических решений, пусть даже с некоторым увеличением веса и габаритов в согласованных с потребителем объемах.

В заключении хочу еще раз подчеркнуть, что вопрос оснащения армии и флота современными и достаточными средствами и системами вооружения и военной техники всегда входил в сферу интересов политических и государственных лидеров. В настоящее время это необходимо вдвойне, так как международные вызовы и угрозы нашей стране растут. И для того, чтобы дать им решительный отпор и надежно обеспечить безопасность Отечества, необходимы новые и высокоэффективные вооружения и военная техника.

 

Written on Июль 3rd, 2017 , Новости

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Гвардия-ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия-ВПК

Гвардия-ВПК – это образ жизни