Таллиннский прорыв

Вот как описывает этот период службы связи Балтийского флота Начальник Управления связи Военно-Морского Флота Вице-адмирал Г.Г.Толстолуцкий в книге “В эфире над морями и океанами”%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d0%b0669

7 августа 1941 года немецкие войска вышли к побережью Финского залива. Наш 10-й корпус отходил к Таллину, 11-й — к Нарве. Перерезана автомагистраль и железная дорога Таллин—Ленинград. Выведена из строя проводная линия связи. Штаб флота лишился телеграфной и телефонной связи с Ленинградским фронтом, Кронштадтом и Москвой. С крайним напряжением работал узел связи флота, развернутый в Минной гавани Таллинского порта.

14 августа командующий Северо-Западным направлением К.Е.Ворошилов своей директивой возложил на Военный совет КБФ ответственность за оборону Таллина. Но уже 15 июля было принято решение о создании сухопутной обороны Главной базы флота силами 10-го стрелкового корпуса генерал-майора И.Ф.Николаева.| Военный совет флота усилил это соединение частями морской пехоты.

Для содействия сухопутной обороне выделялись крейсер «Киров», два лидера и восемь эскадренных миноносцев, а также восемь береговых и одна железнодорожная батареи, два бронепоезда, всего 96 орудий калибра 76—305 мм.

Из личного состава кораблей отряда легких сил сформировали 15 корректировочных постов, вооруженных радиостанциями. Посты придавались частям на рубеже обороны. Управление морской артиллерией велось централизованно с главного командного пункта сухопутной обороны, через флагманского артиллериста флота, назначенного заместителем командующего сухопутной обороной. Вызовы огня через корпосты поступали на КП командующего морской артиллерией, откуда распределялись: для корабельной артиллерии — через флагманского артиллериста отряда легких сил, для береговой- через начальника артиллерии Береговой обороны Главной  базы. Совместно были разработаны плановая таблица взаимодействия, таблицы огня, система целеуказаний, схема связи, позывные и таблица условных сигналов.

Бывший командующий КБФ адмирал В.Ф.Трибуц в своей книге «Балтийцы вступают в бой» писал: «Связис­ты помогали артиллеристам в управлении огнем. Основной наблюдательно-корректировочный пост был развернут на башне «Длинный Герман» в Вышгороде, откуда хорошо просматривались все дороги и подходы к Таллину. Командир поста лейтенант Свирин и его подчиненные радисты, сигнальщики, телефонисты до последней возможности корректировали огонь кораблей и береговых батарей. До последнего стояли моряки и команда рейдового поста СНиС «Таллин» во главе с мичманом А.Д.Дворецким, на вышке в торговом порту. Одновременно подавлялись батареи и минометы, обстреливавшие наши корабли и транспорты на рейде. Ни одного судна мы здесь не потеряли, настолько продуманно и организованно все делалось».

За весь период обороны Таллина ни один крупный надводный корабль противника не появлялся в водах Финского залива. Немецкие войска, наступавшие на Таллин, не имели поддержки с моря. Однако благодаря превосходству в численности. и вооружении они продолжали наступать. Кольцо вокруг Таллина сжималось. Противник, подтянув артиллерию, начал интенсивный обстрел наших кораблей и береговых батарей, используя для корректировки самолеты и аэростаты.

26 августа поступила радиограмма от маршала К.Е.Ворошилова о решении Ставки эвакуировать защитников Таллина в Ленинград. 200 кораблей и судов должны были пройти 321 километр под непрерывным воздействием авиации и артиллерии противника с обоих берегов залива. Половина пути пролегала через минные поля.

Требовалось в короткий срок вывести войска из-под огня

противника, посадить  их  на  корабли и транспорты, погрузить вооружение, технику и продовольствие, организовать единую систему построения, движения, обороны и ведения огня, дать четкие указания по организации управления и связи.

Все время действовала система связи корпостов. Специальные подрывные команды приступили к уничтожению военных объектов, докладывая об этом по радио на КП. А в 21 час начали отходить войска. Для обеспечения их отхода артиллерия флота и корпуса по команде пункта управления в течение двух часов вела по запланированным рубежам массированный неподвижный заградительный огонь, затем до пяти утра осуществлялся последовательный перенос линии огня все ближе к городской черте для прикрытия последних отходящих частей.

Для обеспечения посадки войск на транспорты в пункты погрузки были назначены коменданты, подана проводная и радиосвязь, дублированная мотоциклистами.

Первые части подошли к причалам около 23 часов 27 августа. К 4 часам утра закончилась посадка на транспорты главных сил 10-го корпуса. В 7 часов 50 мин мелкие суда сняли с берега части прикрытия. Связь работала непрерывно и обеспечивала как согласованность действий, так и своевременную информацию об обстоновке. Успех отхода следует отнести к предпринятым течение 27 августа контратакам на всем сухопутном фронте, что ввело противника в заблуждение относительно намерений обороняющихся.

Командир 10-го корпуса генерал Николаев отмечает «В целом меры воздействия на противника силами береговой, корабельной артиллерии и ВВС флота и контратаками на всем фронте корпуса позволили сохранить управление войсками в своих руках и ликвидировать многочисленные прорывы противника на различных направлениях. Совместная работа штабов флота и 10-го стрелкового корпуса обеспечивала твердое планирование вывода войск из Таллина и посадку на транспорты.

Более двадцати трех тысяч человек приняли корабли и транспорты во всех гаванях и на пристанях.

Флагманский связист отряда легких сил флота капитан-лейтенант С.В.Фабричнов все время находился в гуще событий. Он организовал связь кораблей своего отряда при действиях в Рижском заливе во взаимодействии с батареями Береговой обороны, торпедными катерами и самолетами-бомбардировщиками при нанесении совместных ударов по конвоям противника. С.В.Фабричнов прибыл в Таллин с островов Моонзунда с последним отрядом кораблей в составе эсминцев «Артем» и «Суровый» 26 августа, когда уже шли бои за город.

Он вспоминает: «Объекты связи Главной базы находились под обстрелом, часто выходили из строя. В такой

обстановке узел связи флота долго работать не мог. В соответствии с решением командования узел был свернут, часть аппаратуры уничтожена, а часть погружена на корабли и транспорты. Я находился на флагманском корабле крейсере «Киров» и вместе с командиром БЧ-4 старшим лейтенантом А.В.Лоскутовым готовил связь к переходу в Кронштадт. Около 12 часов 28 августа на крейсер прибыл начальник связи флота полковник Зернов. Обычно сдержанный и спокойный, он волновался, понимая всю ответственность, которая ложится на него в том переходе. Он получил приказ командующего В.Ф.Трибуца готовить крейсер «Киров» под флагманский командный пункт.

Зернов приказал установить связь с Москвой, штабом Ленинградского фронта и штабом Морской обороны Ленинграда, усилить радиовахты с Кронштадтом, открыть вахты в отдельных радионаправлениях с четырьмя отрядами транспортов и кораблями охранения, а также с лидером «Минск» и эсминцем «Калинин», на которых пойдут контр-адмиралы Пантелеев и Ралль — первый и второй заместители командующего. Полковник передал мне папку со схемой связи, наименованиями кораблей, фамилиями старших командиров отрядов, частотами и позывными.

Об установлении связи с Москвой, Кронштадтом, Ленинградским фронтом и штабом Морской обороны Ленинграда с Таллинского рейда было доложено командиру отряда легких сил В.П.Дрозду и командующему флотом В.Ф.Трибуцу. Произведя необходимые перестроения в переходные порядки и ордера, корабли и транспорты двинулись на Кронштадт».

Так начался один из самых героических эпизодов в «стории флота, известный под названием «Таллинский переход». Организация связи была разработана в соответствии с утвержденной на Военном совете организацией командования и боевого управления. Особое внимание | обращалось на вопросы противоминного наблюдения, наблюдения за воздухом и также подводными лодками. Оперативная группа штаба и группа связи составили на крейсере “Киров» флагманский командный пункт. Начальиник штаба контр-адмирал Ю.А.Пантелеев находился на лидере эскадренных миноносцев «Минск», заместитель командующего контр-адмирал Ю.Ф.Ралль на эсминце «Калинин». Связь «Кирова» с «Минском» и «Калининым» была организована по отдельным  радио направлениям и по УКВ с эскадренными миноносцами охранения и прикрытия, командирами отрядов и транспортов и отдельными кораблями связь велась в радио сетях коротких и ультракоротких волн.

На переходе широко использовалась зрительная связь, так как радио на коротких волнах разрешалось использовать только для донесений о противнике и при возникновении чрезвычайных обстоятельств, требующих вмешательства командования.

Командиры конвоев, шедшие на головных транспортах, связывались со своими судами зрительными средствами и по УКВ.

Один за другим двинулись конвойные отряды, каждый со своими кораблями охранения. Отряд главных сил в который входили крейсер «Киров», лидер «Ленинград» эсминцы «Яков Свердлов», «Гордый», «Сметливый», четыре подводных лодки и посыльное судно «Пиккер», начал движение в 16 часов. Путь через минные поля для него прокладывали пять базовых тральщиков в охранении торпедных катеров и морских охотников.

Вслед за отрядом главных сил ушел отряд прикрытия под флагом начальника штаба флота Ю.А.Пантелеева на лидере «Минск».

Последним в море вышел отряд кораблей под флагом контр-адмирала Ю.Ф.Ралля.

Минная обстановка в заливе была очень тяжелой. Немцы густо забросали фарватеры минами. Тральных сил явно не хватало. Несмотря на ограничения в работе радиосредств, поток донесений по радио не прекращался. Отлично работали сигнальщики крейсера, оперативно обеспечивающие внутри отрядную связь и бдительно следящие за обстановкой на море и в воздухе.

Вот что было написано в вахтенном журнале сигнальщиков крейсера «Киров»: «В 19 часов 17 минут обнаружены мины, в 19 час 38 мин и в 19 час 50 мин мины правого борта, в 19 час 54 мин мины прямо по носу, 19 час 56 мин мина с правого борта».

Донесения о минах на крейсер поступали со всех кораблей. Вот донесения с лидера «Минск»: «Обнаружили мину в 19 час 34 мин, три в 19 час 53 мин, пять в 20 чс 41 мин, мина в 20 час 54 мин». Эту выписку можно было бы продолжить.

Но и сказанного достаточно для того, чтобы представить, какую преграду и опасность движению кораблей представляли вражеские мины. Сигнальщики и радисты на всех кораблях работали самоотверженно, понимая всю возложенную на них ответственность.

И все же немало боевых кораблей и транспортов пошло ко дну. В 20 час 47 мин прямо по курсу крейсера «Киров» подорвался эсминец «Гордый»; в 22 час 10 мин затралил мину «Калинин», которая взорвалась у его борта; подорвался эсминец «Володарский», пытавшийся оказать помощь «Калинину». Так как переход осуществлялся ночью, и было затруднено наблюдение, то часть кораблей подрывалась уже на плавающих, подсеченных тралами минах. По решению Военного совета движение кораблей приостановили до рассвета. На корабли и транспорты связисты крейсера «Киров» передали приказ командующего флотом —«Принять меры защиты от атак торпедных катеров, установить круговую оборону».

В течение ночи с 28 на 29 августа уточнялось состояние кораблей, потери. Связисты приняли и передали сотни радиограмм, семафоров. «Киров» поддерживал радиосвязь не только с кораблями и транспортами, но и с Кронштадтом, Ленинградом, Москвой. Для обеспечения большей пропускной способности в передаче и приеме информации с Кронштадтом и Москвой связь была организована по радионаправлению с использованием быстродействующей аппаратуры.

Рано утром 29 августа корабли и транспорты снялись с якорей и продолжали движение в Кронштадт. Возобновились и воздушные атаки немцев. Крейсер «Киров» представлял для врага цель номер один. Немцы любыми путями пытались его уничтожить, но все атаки удалось отбить, и корабль продолжал движение без малейших повреждений.

Ценой больших трудностей в Ленинград было доставлено более 18 тысяч закаленных в боях красноармейцев,. краснофлотцев и командиров. До места назначения не дошло 53 единицы, в том числе 22 транспорта и 12 вспомогательных судов. На них погибло около пяти тысяч человек. Но флот прорвался в Кронштадт, сохранив 87%

боевых кораблей, которые сыграли важную роль в обороне Ленинграда.

В своей книге «Балтийцы вступают в бой» адмирал

В. Ф. Трибуц пишет: «Сыграла большую роль, хорошо налаженная связь, которую имел штаб флота с соединениями и частями, защищавшими Таллин. Флотские связисты в самой сложной обстановке были на высоте. Всегда чётко и бесперебойно работали радиоцентр главной базы радиостанции Кронштадта, Ханко, острова Саамемаа. В период обороны Таллина связисты выполняли важную и ответственную задачу: радиоцентр осуществлял связь от Кронштадта до Ханко, от Сааремаа до одиночной подводной лодки, находящейся на боевой позиции в южно части Балтики. Надо отдать должное тем, кто организовал ее бесперебойную    работу». Среди первых Командующий

флотом назвал начальника связи флота полковника М.А.Зернова.

 

Written on Сентябрь 20th, 2017 , Новости

Памятник советским воинам («Бронзовый солдат»)
Основная статья: Бронзовый солдат
Координаты: 59°25′17.99″ с. ш. 24°45′55.67″ в. д. (G)
8e2e7ea3-jpg-865x400_q85

Бронзовый солдат на Военном кладбище Таллина
Памятник освободителям Таллина от немецких захватчиков был открыт 22 сентября 1947 года на холме Тынисмяги в центре Таллина напротив церкви Каарли. Монумент был воздвигнут рядом с братской могилой, в которой 14 апреля 1945 года были перезахоронены 13 советских военнослужащих, павших под Таллином в ходе Таллинской операции 1944 года.
В середине апреля 2007 года правительство Эстонии приняло решение перенести мемориал из центра города. Демонтаж монумента и мемориальной стены повлекли за собой массовые волнения в Таллине и других городах Эстонии. Новая стена схожа со старой, но немного меньше по размерам. Также отсутствуют изображение ордена Великой Отечественной войны на плитняковой стене и мемориал памяти советских воинов Неизвестному солдату. 30 апреля 2007 года на Военном кладбище Таллина. 3 июля состоялось перезахоронение восьмерых военнослужащих.

Written on Сентябрь 11th, 2017 , Новости

Чтобы не допускать искажений истории войск связи, в  том числе их боевой деятельности в годы Великой Отечественной, надо говорить и писать языком документов, языком аргументов и фактов, а не тиражировать легенды и мифы, порождать инсинуации. Прежде всего необходимо привести в порядок исторические формуляры частей, вузов и  учреждений, да и самого ГУС ВС РФ, написать его историю, своевременно сдавать документы в архивы. Также нужно отказаться от оголтелого отношения к прошлому, которое нам навязывают длительное время, и проявить минимальную добросовестность в изучении истории таковой, какая она есть. История, как Родина и мать, у нас одна. Да, искажали, да переписывали в угоду политической конъюнктуре, но необходимо бережное отношение к истории своей страны и памяти людей, столь много сделавших для ее могущества. img306

Written on Сентябрь 8th, 2017 , Новости

Гвардия-ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия-ВПК

Гвардия-ВПК – это образ жизни