Таллиннский прорыв

Вот как описывает этот период службы Балтийского флота Начальник Управления связи Военно-Морского Флота Вице-адмирал Г.Г.Толстолуцкий в книге%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d0%b0669

7 августа 1941 года немецкие войска вышли к побережью Финского залива. Наш 10-й корпус отходил к Таллину, 11-й — к Нарве. Перерезана автомагистраль и железная дорога Таллин—Ленинград. Выведена из строя проводная линия связи. Штаб флота лишился телеграфной и телефонной связи с Ленинградским фронтом, Кронштадтом и Москвой. С крайним напряжением работал узел связи флота, развернутый в Минной гавани Таллинского порта.

14 августа командующий Северо-Западным направлением К.Е.Ворошилов своей директивой возложил на Военный совет КБФ ответственность за оборону Таллина. Но уже 15 июля было принято решение о создании сухопутной обороны Главной базы флота силами 10-го стрелкового корпуса генерал-майора И.Ф.Николаева.| Военный совет флота усилил это соединение частями морской пехоты.

Для содействия сухопутной обороне выделялись крейсер «Киров», два лидера и восемь эскадренных миноносцев, а также восемь береговых и одна железнодорожная батареи, два бронепоезда, всего 96 орудий калибра 76—305 мм.

Из личного состава кораблей отряда легких сил сформировали 15 корректировочных постов, вооруженных радиостанциями. Посты придавались частям на рубеже обороны. Управление морской артиллерией велось централизованно с главного командного пункта сухопутной обороны, через флагманского артиллериста флота, назначенного заместителем командующего сухопутной обороной. Вызовы огня через корпосты поступали на КП командующего морской артиллерией, откуда распределялись: для корабельной артиллерии — через флагманского артиллериста отряда легких сил, для береговой- через начальника артиллерии Береговой обороны Главной  базы. Совместно были разработаны плановая таблица взаимодействия, таблицы огня, система целеуказаний, схема связи, позывные и таблица условных сигналов.

Бывший командующий КБФ адмирал В.Ф.Трибуц в своей книге «Балтийцы вступают в бой» писал: «Связис­ты помогали артиллеристам в управлении огнем. Основной наблюдательно-корректировочный пост был развернут на башне «Длинный Герман» в Вышгороде, откуда хорошо просматривались все дороги и подходы к Таллину. Командир поста лейтенант Свирин и его подчиненные радисты, сигнальщики, телефонисты до последней возможности корректировали огонь кораблей и береговых батарей. До последнего стояли моряки и команда рейдового поста СНиС «Таллин» во главе с мичманом А.Д.Дворецким, на вышке в торговом порту. Одновременно подавлялись батареи и минометы, обстреливавшие наши корабли и транспорты на рейде. Ни одного судна мы здесь не потеряли, настолько продуманно и организованно все делалось».

За весь период обороны Таллина ни один крупный надводный корабль противника не появлялся в водах Финского залива. Немецкие войска, наступавшие на Таллин, не имели поддержки с моря. Однако благодаря превосходству в численности. и вооружении они продолжали наступать. Кольцо вокруг Таллина сжималось. Противник, подтянув артиллерию, начал интенсивный обстрел наших кораблей и береговых батарей, используя для корректировки самолеты и аэростаты.

26 августа поступила радиограмма от маршала К.Е.Ворошилова о решении Ставки эвакуировать защитников Таллина в Ленинград. 200 кораблей и судов должны были пройти 321 километр под непрерывным воздействием авиации и артиллерии противника с обоих берегов залива. Половина пути пролегала через минные поля.

Требовалось в короткий срок вывести войска из-под огня противника, посадить  их  на  корабли и транспорты, погрузить вооружение, технику и продовольствие, организовать единую систему построения, движения, обороны и ведения огня, дать четкие указания по организации управления и связи.

Все время действовала система связи корпостов. Специальные подрывные команды приступили к уничтожению военных объектов, докладывая об этом по радио на КП. А в 21 час начали отходить войска. Для обеспечения их отхода артиллерия флота и корпуса по команде пункта управления в течение двух часов вела по запланированным рубежам массированный неподвижный заградительный огонь, затем до пяти утра осуществлялся последовательный перенос линии огня все ближе к городской черте для прикрытия последних отходящих частей.

Для обеспечения посадки войск на транспорты в пункты погрузки были назначены коменданты, подана проводная и радиосвязь, дублированная мотоциклистами.

Первые части подошли к причалам около 23 часов 27 августа. К 4 часам утра закончилась посадка на транспорты главных сил 10-го корпуса. В 7 часов 50 мин мелкие суда сняли с берега части прикрытия. Связь работала непрерывно и обеспечивала как согласованность действий, так и своевременную информацию об обстановке. Успех отхода следует отнести к предпринятым течение 27 августа контратакам на всем сухопутном фронте, что ввело противника в заблуждение относительно намерений обороняющихся.

Командир 10-го корпуса генерал Николаев отмечает «В целом меры воздействия на противника силами береговой, корабельной артиллерии и ВВС флота и контратаками на всем фронте корпуса позволили сохранить управление войсками в своих руках и ликвидировать многочисленные прорывы противника на различных направлениях. Совместная работа штабов флота и 10-го стрелкового корпуса обеспечивала твердое планирование вывода войск из Таллина и посадку на транспорты.

Более двадцати трех тысяч человек приняли корабли и транспорты во всех гаванях и на пристанях.

Флагманский связист отряда легких сил флота капитан-лейтенант С.В.Фабричнов все время находился в гуще событий. Он организовал связь кораблей своего отряда при действиях в Рижском заливе во взаимодействии с батареями Береговой обороны, торпедными катерами и самолетами-бомбардировщиками при нанесении совместных ударов по канвоям противника. С.В.Фабричнов прибыл в Таллин с островов Моонзунда с последним отрядом кораблей в составе эсминцев «Артем» и «Суровый» 26 августа, когда уже шли бои за город.

Он вспоминает: «Объекты связи Главной базы находились под обстрелом, часто выходили из строя. В такой обстановке узел связи флота долго работать не мог. В соответствии с решением командования узел был свернут, часть аппаратуры уничтожена, а часть погружена на корабли и транспорты. Я находился на флагманском корабле крейсере «Киров» и вместе с командиром БЧ-4 старшим лейтенантом А.В.Лоскутовым готовил связь к переходу в Кронштадт. Около 12 часов 28 августа на крейсер прибыл начальник связи флота полковник Зернов. Обычно сдержанный и спокойный, он волновался, понимая всю ответственность, которая ложится на него в том переходе. Он получил приказ командующего В.Ф.Трибуца готовить крейсер «Киров» под флагманский командный пункт.

Зернов приказал установить связь с Москвой, штабом Ленинградского фронта и штабом Морской обороны Ленинграда, усилить радиовахты с Кронштадтом, открыть вахты в отдельных радионаправлениях с четырьмя отрядами транспортов и кораблями охранения, а также с лидером «Минск» и эсминцем «Калинин», на которых пойдут контр-адмиралы Пантелеев и Ралль — первый и второй заместители командующего. Полковник передал мне папку со схемой связи, наименованиями кораблей, фамилиями старших командиров отрядов, частотами и позывными.

Об установлении связи с Москвой, Кронштадтом, Ленинградским фронтом и штабом Морской обороны Ленинграда с Таллинского рейда было доложено командиру отряда легких сил В.П.Дрозду и командующему флотом В.Ф.Трибуцу. Произведя необходимые перестроения в переходные порядки и ордера, корабли и транспорты двинулись на Кронштадт».

Так начался один из самых героических эпизодов в “истории флота”, известный под названием «Таллинский переход». Организация связи была разработана в соответствии с утвержденной на Военном совете организацией командования и боевого управления. Особое внимание | обращалось на вопросы противоминного наблюдения, наблюдения за воздухом и также подводными лодками. Оперативная группа штаба и группа связи составили на крейсере “Киров» флагманский командный пункт. Начальник штаба контр-адмирал Ю.А.Пантелеев находился на лидере эскадренных миноносцев «Минск», заместитель командующего контр-адмирал Ю.Ф.Ралль на эсминце «Калинин». Связь «Кирова» с «Минском» и «Калининым» была организована по отдельным  радио направлениям и по УКВ с эскадренными миноносцами охранения и прикрытия, командирами отрядов и транспортов и отдельными кораблями связь велась в радио сетях коротких и ультракоротких волн.

На переходе широко использовалась зрительная связь, так как радио на коротких волнах разрешалось использовать только для донесений о противнике и при возникновении чрезвычайных обстоятельств, требующих вмешательства командования.

Командиры канвоев, шедшие на головных транспортах, связывались со своими судами зрительными средствами и по УКВ.

Один за другим двинулись конвойные отряды, каждый со своими кораблями охранения. Отряд главных сил в который входили крейсер «Киров», лидер «Ленинград» эсминцы «Яков Свердлов», «Гордый», «Сметливый», четыре подводных лодки и посыльное судно «Пиккер», начал движение в 16 часов. Путь через минные поля для него прокладывали пять базовых тральщиков в охранении торпедных катеров и морских охотников.

Вслед за отрядом главных сил ушел отряд прикрытия под флагом начальника штаба флота Ю.А.Пантелеева на лидере «Минск».

Последним в море вышел отряд кораблей под флагом контр-адмирала Ю.Ф.Ралля.

Минная обстановка в заливе была очень тяжелой. Немцы густо забросали фарватеры минами. Тральных сил явно не хватало. Несмотря на ограничения в работе радиосредств, поток донесений по радио не прекращался. Отлично работали сигнальщики крейсера, оперативно обеспечивающие внутри отрядную связь и бдительно следящие за обстановкой на море и в воздухе.

Вот что было написано в вахтенном журнале сигнальщиков крейсера «Киров»: «В 19 часов 17 минут обнаружены мины, в 19 час 38 мин и в 19 час 50 мин мины правого борта, в 19 час 54 мин мины прямо по носу, 19 час 56 мин мина с правого борта».

Донесения о минах на крейсер поступали со всех кораблей. Вот донесения с лидера «Минск»: «Обнаружили мину в 19 час 34 мин, три в 19 час 53 мин, пять в 20 час 41 мин, мина в 20 час 54 мин». Эту выписку можно было бы продолжить.

Но и сказанного достаточно для того, чтобы представить, какую преграду и опасность движению кораблей представляли вражеские мины. Сигнальщики и радисты на всех кораблях работали самоотверженно, понимая всю возложенную на них ответственность.

И все же немало боевых кораблей и транспортов пошло ко дну. В 20 час 47 мин прямо по курсу крейсера «Киров» подорвался эсминец «Гордый»; в 22 час 10 мин затралил мину «Калинин», которая взорвалась у его борта; подорвался эсминец «Володарский», пытавшийся оказать помощь «Калинину». Так как переход осуществлялся ночью, и было затруднено наблюдение, то часть кораблей подрывалась уже на плавающих, подсеченных тралами минах. По решению Военного совета движение кораблей приостановили до рассвета. На корабли и транспорты связисты крейсера «Киров» передали приказ командующего флотом —«Принять меры защиты от атак торпедных катеров, установить круговую оборону».

В течение ночи с 28 на 29 августа уточнялось состояние кораблей, потери. Связисты приняли и передали сотни радиограмм, семафоров. «Киров» поддерживал радиосвязь не только с кораблями и транспортами, но и с Кронштадтом, Ленинградом, Москвой. Для обеспечения большей пропускной способности в передаче и приеме информации с Кронштадтом и Москвой связь была организована по радионаправлению с использованием быстродействующей аппаратуры.

Рано утром 29 августа корабли и транспорты снялись с якорей и продолжали движение в Кронштадт. Возобновились и воздушные атаки немцев. Крейсер «Киров» представлял для врага цель номер один. Немцы любыми путями пытались его уничтожить, но все атаки удалось отбить, и корабль продолжал движение без малейших повреждений.

Ценой больших трудностей в Ленинград было доставлено более 18 тысяч закаленных в боях красноармейцев,. краснофлотцев и командиров. До места назначения не дошло 53 единицы, в том числе 22 транспорта и 12 вспомогательных судов. На них погибло около пяти тысяч человек. Но флот прорвался в Кронштадт, сохранив 87% боевых кораблей, которые сыграли важную роль в обороне Ленинграда.

В своей книге «Балтийцы вступают в бой» адмирал В. Ф. Трибуц пишет: «Сыграла большую роль, хорошо налаженная связь, которую имел штаб флота с соединениями и частями, защищавшими Таллин. Флотские связисты в самой сложной обстановке были на высоте. Всегда чётко и бесперебойно работали радиоцентр главной базы радиостанции Кронштадта, Ханко, острова Саамемаа. В период обороны Таллина связисты выполняли важную и ответственную задачу: радиоцентр осуществлял связь от Кронштадта до Ханко, от Сааремаа до одиночной подводной лодки, находящейся на боевой позиции в южной части Балтики. Надо отдать должное тем, кто организовал ее бесперебойную    работу». Среди первых Командующий флотом назвал начальника связи флота полковника М.А.Зернова.

Добро пожаловать на сайт Гвардии ВПК!

Поздравляю читателей со 110-летием Службы связи Военно-Морского Флота!

Ниже собраны материалы, которые могут быть интересны гостям сайта по случаю этой праздничной даты:

  • Исторический обзор, подготовленный А. А. Глущенко (посмотреть)
  • Статья А. Борщевского Служба связи ВМФ в послевоенный период, в годы холодной войны и до развала СССР (посмотреть)
  • Моя статья История связи Военно-морского флота России (СССР) (посмотреть)
  • Статья Вице-адмирала Григория Григоривича Толстолуцкого – Доблесть связистов ВМФ во время “Таллинского прорыва” (посмотреть)

 

Также представляют интерес:

Статьи Вице-адмирала Юрия Михайловича Кононова Начальника связи ВМФ СССР (1990-1991гг.), Начальника связи ВМФ РФ-Заместителя Начальника Главного штаба ВМФ по связи (1991-2003гг.), Лауреата премии Правительства РФ:

  • У истоков новых технологий – система видеоконференцсвязи ВМФ (посмотреть)
  • Вступительное слово к книги «Мы были первыми» – История создания навигационно – связной космической системы Военно-Морского Флота (посмотреть)
  • Статья к юбилею Службы связи ВМФ: «Создание космической системы Циклон («Парус») и участие в разработках и испытаниях других систем» (посмотреть)

Фильм Олега Беседина “ПРОРЫВ”:

  • С ним можно ознакомиться здесь

Обзор посещения Председателя Совета Министров СССР А.Н.Косыгиным Республики Куба 26-30 октября 1971 года (посмотреть)


 

Стенд почёта Руководителей создания Навигационно-связной космической системы ВМФ

 Начальник связи ВМФ-Заместитель Начальника Главного штаба ВМФ по связи Вице-адмирал Кононов Юрий Михайлович

Начальник связи ВМФ-Заместитель Начальника Главного штаба ВМФ по связи Вице-адмирал Кононов Юрий Михайлович

Начальник Управления связи ВМФ Вице-адмирал Цветков Николай Иванович

Начальник Управления связи ВМФ Вице-адмирал Цветков Николай Иванович

Президиум Совета ветеранов Связи ВМФ

Президиум Совета ветеранов Связи ВМФ

Подготовлен по материалам Анатолия Аполинарьевича Глущенко.

Слайд №2 – ПРЕДПОСЫЛКИ И УСЛОВИЯ СОЗДАНИЯ СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА

ПРЕДПОСЫЛКИ И УСЛОВИЯ СОЗДАНИЯ СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА

ПРЕДПОСЫЛКИ И УСЛОВИЯ СОЗДАНИЯ СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА

Причиной создания Службы связи Российского флота явилась потребность штабов и командиров в эффективном решении задач по управлению силами. Вопрос ставился в повестку дня неоднократно, однако положительно был решен только при вызревании соответствующих предпосылок. Во-первых, на омывающих берега России морях были созданы военно-морские силы и выполнено соответствующее инженерное оборудование театров (военно-стратегические предпосылки и условия); во-вторых, вооружение кораблей и береговых наблюдательных постов и станций отвечающими современному уровню развития науки и техники средствами связи и наблюдения (материально-технические предпосылки и условия); в-третьих, количественный рост объектов связи и наблюдения на театрах, расширение их оргштатной структуры, потребность в централизации управления новой отраслью военно-морского дела (административно-правовые предпосылки и условия). При этом зарождение и последующая эволюция структуры и круга решаемых Службой связи задач находились в диалектическом единстве с уровнем развития науки и техники, тактики действий сил флота и приемов военно-морского искусства, методов и принципов управления силами при решении поставленных задач.


 Слайд №3 – ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СРЕДСТВ СИГНАЛИЗАЦИИ И СВЯЗИ И СПОСОБОВ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СРЕДСТВ СИГНАЛИЗАЦИИ И СВЯЗИ И СПОСОБОВ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ СРЕДСТВ СИГНАЛИЗАЦИИ И СВЯЗИ И СПОСОБОВ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

К материально-техническим предпосылкам создания любого института общества или отрасли (структуры) человеческой деятельности относятся достижения в научной и производственных областях, послужившие количественным и качественным изменениям в ее материально-технической базе, повлекшие повышение эффективности ее функционирования. Что касается содержания предпосылок данной группы применительно к Службе связи Российского флота, то их можно определить как совокупность элементов новых средств и способов связи (сигнализации), применяемых в процессе управления силами флота. Важный вклад в теорию и практику развития средств связи и способов их использования внесли, прежде всего, (слайд) Шапп, Шиллинг, Белл, Фарадей, Максвелл, Герц, Лодж, Бранли, Попов.
К началу ХХ века средства связи (сигнализации) прошли длительный процесс развития, в котором прослеживается два периода – доэлектрический и электрический. При этом периодизация развития техники связи коррелируется с периодизацией в развитии кораблестроения и оружия флота, а также военно-морского искусства – эпоха деревянных судов, пáруса, гладкоствольной артиллерии, для которой характерно применение средств звуковой, световой, предметной и почтовой связи, и эпоха броневых паровых кораблей, вооруженных нарезной артиллерией, минным и торпедным оружием, для управления которыми использовались, наряду с названными выше средствами, электрические прожекторы, средства электролинейной (телеграф, телефон) и радиосвязи.


 Слайд №4 – ОБРАЗЦЫ РАДИОВООРУЖЕНИЯ КОРАБЛЕЙ И БЕРЕГОВЫЕ РАДИОСТАНЦИИ

РАДИОВООРУЖЕНИЕ КОРАБЛЕЙ, БЕРЕГОВЫХ ОБЪЕКТОВ И ДРУГОЙ БОЕВОЙ ТЕХНИКИ

РАДИОВООРУЖЕНИЕ КОРАБЛЕЙ, БЕРЕГОВЫХ ОБЪЕКТОВ И ДРУГОЙ БОЕВОЙ ТЕХНИКИ

Новые виды оружия и боевой техники, в том числе и средства связи, принимаемые на вооружение и используемые на учениях и в боевой обстановке в армии и во флоте, неизбежно вызывали изменения в тактике, оперативном искусстве, стратегии, в организации вооруженных сил. Но эти изменения наступали не сразу, а лишь по мере эволюции совершенствования нового оружия и боевой техники, массового поступления его в войска и во флот и превращения в одно из основных средств ведения (обеспечения) боевых действий.
Средством связи, кардинально изменившим качественную сторону функционирования системы связи флота в начале ХХ века, существенно повлиявшим на организацию и способы управления силами флота, развитие и совершенствование тактики и приемов боевого использования его сил, оказалось радио. Высокая эффективность нового рода связи явилась основной причиной повсеместного радиовооружения береговых объектов и плавсредств, перехода количественных изменений материальной основы системы управления в качественные, превращению радиодела в весьма сжатые сроки в одну из важнейших (по словам современников) отраслей военно-морского дела. При наличии весьма широких и разноплановых сторон его организации и функционирования (экспериментально-производственная деятельность, радиовооружение кораблей и береговых постов и станций, разработка принципов организации связи и способов ее боевого применения, подготовка кадров и др.) в повестку дня был поставлен вопрос о централизации руководства связью во флоте, т. е. создании Службы связи.


Слайд №5 – ОТ ГАЛЬВАНЕРОВ ДО РАДИОСПЕЦИАЛИСТОВ

РАДИОМИНЁРЫ

РАДИОМИНЁРЫ

Успешная работа радиолинии Гогланд–Кутсало ускорила решение вопроса о принятии радио на вооружение кораблей Российского флота. В представленном 7(20) марта 1900 года докладе Морского технического комитета управляющему Морским министерством отмечалось, в частности, что “с установкой сообщения по беспроволочному телеграфу между Гогландом и Коткой на расстоянии 26,5 миль можно считать опыты с этим способом сигналопроизводства законченным и… наступило время вводить беспроволочный телеграф на судах нашего флота…”.  Признавая возможным принятие радио на вооружение флота, МТК предлагал и решение сопутствующей (кадровой) проблемы – в ведение каких специалистов передать обслуживание и эксплуатацию нового средства связи. В докладе по этому поводу отмечалось, что…”… введение в нашем флоте нового сигналопроизводства, кроме незначительного сравнительно расхода, никаких затруднений не встретит: судовые минные офицеры, которым будет поручено наблюдение в техническом отношении за телеграфными станциями, очень скоро ознакомятся с этим делом; немногим труднее будет обучить нижних чинов телеграфистов”.
Таким образом, с принятием радио на вооружение Российского флота, эта отрасль военно-морского дела была поручена де-факто минным офицерам и минерам кораблей, явившихся первыми специалистами радиосвязи. Круг их обязанностей де-юре, в частности, определялся появившимся несколько позже приказом по Морскому ведомству (слайд),  и включал все вопросы, касающиеся технической стороны радиотелеграфного дела. Вопрос о централизации управления развитием радиосвязи на флоте остро встал с подготовкой к отправке 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток. По предложению ГМШ вводилась нештатная должность заведующего беспроволочным телеграфированием в Морском ведомстве, на которую 5(18) мая 1904 года был назначен капитан 2 ранга А. А. Реммерт, на которого временно, до особых приказаний, было “возложено все дело беспроволочного телеграфирования во флоте”.
Относительно личного состава, в докладе предлагалось для подготовки радиотелеграфистов-операторов с каждого корабля, на котором предполагалось иметь станцию, старшему минному офицеру выбрать четырех минеров, обучить их азбуке Морзе и работе телеграфным ключом. Эту меру МТК считал лишь временной, так как “в будущем для работы на станциях должны быть специально подготовлены телеграфисты-сигнальщики, выбранные из самых развитых и грамотных нижних чинов”.


 Слайд №6 – ПОДГОТОВКА КАДРОВ ДЛЯ СЛУЖБЫ СВЯЗИ ВМФ

ПОДГОТОВКА КАДРОВ ДЛЯ СЛУЖБЫ СВЯЗИ ВМФ

ПОДГОТОВКА КАДРОВ ДЛЯ СЛУЖБЫ СВЯЗИ ВМФ

Исторически первой отраслью связи во флоте явилось сигнальное дело, базирующееся на простейшие средства световой связи и сигнализации, а также средства предметной, пиротехнической и звуковой сигнализации. Специалист связи, имевший специальную подготовку по сигналопроизводству и несущий службу наблюдения и связи на корабле (береговом посту), получил название сигнальщик. В эпоху парусного флота на кораблях не было штатных сигнальщиков, и лишь после Крымской войны (1853–1856) с созданием качественно нового флота, приказом по флоту от 13(25) декабря 1869 года “в видах значительного развития сигнальной судовой части” было закреплено правовое положение специальности сигнальщика (левая часть слайда). Подготовка специалистов по визуальному наблюдению и сигналопроизводству первоначально производилась на кораблях соединения в течение кампании, с окончанием которой на одном из них особой комиссией принимался экзамен, и успешно выдержавшие его производились в штатные сигнальщики. Впоследствии специальная подготовка сигнальщиков осуществлялась централизованно в специальных школах.
Первыми радиотелеграфистами во флоте были минеры, которые после завершения курса по минному делу, дополнительно проходили кратковременный курс по радиотелеграфному делу при Минной школе Учебно-минного отряда. Из-за неэффективности такой системы, приказом главного командира Кронштадтского порта от 1 сентября 1904 года за №509 нижние чины, предназначенные для подготовки к обслуживанию радиостанций (так называемые, минеры-телеграфисты), освобождались от занятий по минной специальности, а сосредотачивались исключительно на изучении электротехники и радиосвязи. Для законодательного закрепления сложившейся при этом штатной структуры УМО БФ, 3 октября 1904 года МТК обратился к управляющему Морским министерством Ф.К. Авелану с предложением об учреждении особой специальности – [радио]телеграфист и организации в Минной школе особого класса “для обучения теории и практике беспроволочного телеграфа”. При этом, одновременно с докладом, управляющему Морским министерством представляется целый пакет документов, разработанных А.А. Реммертом: “Положение о телеграфистах Морского ведомства”, “Положение о классе для телеграфистов”, “Программа класса телеграфистов по беспроволочному телеграфированию”. 13 июня 1905 года последовало их утверждение Николаем II и, спустя два дня, они были объявлены к руководству по Морскому ведомству.


 Слайд №7 – СТРУКТУРА СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА

СТРУКТУРА СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА

СТРУКТУРА СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА

С учетом сложившихся предпосылок, на основе уроков Русско-японской войны и прогнозов развития международной обстановки на ближайшее десятилетие, во флоте все настойчивее ставится вопрос о необходимости придания системе освещения обстановки и связи на морских театрах более стройной организации. Его решение происходило в общем контексте проводившихся в стране военных реформ. Одним из основополагающих документов по реформированию флота, послужившим основанием для начала работ по совершенствованию системы освещения обстановки и связи, явился доклад МГШ морскому министру “Служба связи и наблюдения, ее развитие в 1907–1909 гг.” от 3 февраля 1907 года, в котором роль системы связи и наблюдения определялись одним из доктринальных положений развития флота в послевоенный период – “Чем флот слабее, тем разработаннее должны быть все его вспомогательные средства, поэтому приведение наблюдения и связи в стройную систему для слабого флота представляются вопросом первостепенной важности”.
Исходя из этого, главными шагами приведения системы освещения обстановки и оповещения (связи), по мнению МГШ, должны были стать: во-первых, сосредоточение заведования ею в том учреждении, которое главным образом будет пользоваться ею во время войны, т. е. в боевом флоте, во-вторых, заведование связью должно иметь во главе управления ею лицо, ответственное за правильное ее действие в военное время, каковым признавался командующий флотом, в-третьих, из-за разнообразия средств наблюдения и связи, требовалось определить ответственных за соответствующие составляющие Службы связи должностных лиц. Учреждение Службы связи Российского императорского флота определилось двумя приказами по Морскому ведомству от 23 ноября 1909 года, первым (№310) из которых формировалась структура нового образования, ее задачи, оргштатное построение, обязанности и права должностных лиц, а вторым (№311) вводилась в штат штаба Морских сил моря должность начальника связи. (Структура Службы связи флотов представлена в нижней части слайда). Таким образом, издание приказов № 310 и № 311 подвело итог послевоенным преобразованиям в Морском министерстве по совершенствованию материальной основы системы управления силами Российского флота и явилось юридическим основанием создания Службы связи.


 Слайд №8 – ЗАРОЖДЕНИЕ НАУЧНО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ
СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА

ЗАРОЖДЕНИЕ НАУЧНО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ СЛУЖБЫ СВЯЗИ ИМПЕРАТОРСКОГО РОССИЙСКОГО ФЛОТА

ЗАРОЖДЕНИЕ НАУЧНО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ СЛУЖБЫ СВЯЗИ ИМПЕРАТОРСКОГО РОССИЙСКОГО ФЛОТА

Формирование информационной инфрастуктуры России, сложившейся к началу ХХ века, производилось преимущественно на технической базе иностранного производства. Аналогичная перспектива ожидала и радиотехнический сегмент информационного пространства империи, но благодаря позиции Минного отдела Морского технического комитета, флоту в какой-то мере удалось этого избежать. Уже спустя две недели после принятия решения о принятии радио на вооружение флота, 22 марта 1900 года Главное управление кораблестроения и снабжений возбуждает вопрос о производстве радиоаппаратуры для флота при минной мастерской Кронштадтского порта, а 1 июля того же года МТК уведомляет командира Кронштадтского порта вице-адмирала С.О. Макарова о необходимости организовать выделку, ремонт и поверку радиостанций в Кронштадте. Таким образом, 1 июля 1900 года является датой основания радиомастерской в Кронштадте и началом зарождения отечественной радиопромышленности.
Дальнейшие события показали, что для успешного развития собственного радиопроизводства необходимо наличие казенного предприятия, создание научно-исследовательской и экспериментальной базы, привлечение к работе лучших отечественных ученых, инженеров и техников и достаточное финансирование всех циклов его деятельности. Благодаря настойчивости и целеустремленности А.А. Реммерта в 1910 году в Галерной гавани Санкт-Петербургского порта было построено Радиотелегрфное депо Морского ведомства, куда 15 сентября была переведена Кронштадтская радиомастерская. Год спустя, 16 ноября 1911 года, Адмиралтейств-совет рассмотрел и направил для законодательного подтверждения проект Положения о Радиотелеграфной лаборатории Морского ведомства. В силу причин объективного и субъективного характера, данный проект обсуждался в различных инстанциях почти 5 лет, и только 25 июня 1916 года одобренный Государственной думой и Государственным советом закон «Об отпуске из Государственного казначейства средств на содержание Радиотелеграфного депо Морского ведомства» и его штат были утверждены Николаем II. В итоге, Морское министерство явилось единственным ведомством России, обладавшим собственной научно-производственной радиотехнической базой.


Слайд №9 – СТРУКТУРА И ОРГАНИЗАЦИОННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ
СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

"ПОЛОЖЕНИЕ О СЛУЖБЕ СВЯЗИ" И "ПОЛОЖЕНИЕ О СЛУЖБЕ АВИАЦИИ В СЛУЖБЕ СВЯЗИ" (1)

“ПОЛОЖЕНИЕ О СЛУЖБЕ СВЯЗИ” И “ПОЛОЖЕНИЕ О СЛУЖБЕ АВИАЦИИ В СЛУЖБЕ СВЯЗИ” (1)

"ПОЛОЖЕНИЕ О СЛУЖБЕ СВЯЗИ" И "ПОЛОЖЕНИЕ О СЛУЖБЕ АВИАЦИИ В СЛУЖБЕ СВЯЗИ" (2)

“ПОЛОЖЕНИЕ О СЛУЖБЕ СВЯЗИ” И “ПОЛОЖЕНИЕ О СЛУЖБЕ АВИАЦИИ В СЛУЖБЕ СВЯЗИ” (2)

Основной идеей, которая издавна (со времени Крымской войны) довлела над планами обороны Балтийского моря, было опасение высадки неприятельского десанта на побережье. Эти обстоятельства установили преемственность доктринальных положений в деле обороны Балтийского моря. В обеспечении боеготовности сил флота важная роль отводилась возможно более раннему оповещению о появлении противника, для чего на линии Дагерорт – Утэ предполагалось разворачивание разведывательной завесы с задачей обнаружить приближающиеся ко входу в Финский залив корабли неприятеля, определить главные силы противника и их намерения.
Необходимость приведения системы связи и освещения обстановки Балтийского флота к структуре, организации и требуемому уровню управления силами послужила к реформированию различных сторон ее организации и функционирования. В связи с этим в 1911 году управлением Службы связи Балтийского флота был разработан принципиально новый документ по регламентации деятельности системы освещения обстановки и связи в Морском ведомстве – проект “Положения о береговых наблюдательных постах и станциях Морского ведомства”. Пока шло согласование проекта, выяснилось, что обеспечить эффективное освещение обстановки и своевременное оповещение своих

сил на театрах только лишь силами и средствами береговых наблюдательных постов и радиостанций невозможно. В связи с этим было признано целесообразным для ведения дальней визуальной морской разведки использовать авиацию. Используя правовые основания, согласно которым за освещение обстановки во флоте отвечала Служба связи, а также созданный в Черном море прецедент по сформированию в Службе связи авиационного отделения для ведения морской разведки вне видимости береговых наблюдательных постов, возникла необходимость разработки предложений по правовому урегулированию включения авиации в состав Службы связи.

Пока шло согласование проекта, на флотах были организованы авиационные отряды, включенные в состав Службы связи, что еще больше усложнило ее структуру и требовало дополнительных средств на ее содержание. Поэтому в 1914 году Морское министерство выходит в законодательные учреждения с новыми законопроектами – “Об отпуске средств на устройство авиационных станций”, “Об отпуске средств на расходы по устройству и содержанию Службы связи и авиации Морского ведомства”, а взамен проекта “Положения о Службе связи” от 12 августа 1912 года на утверждение вносились новые документы – “Положение о Службе связи” и “Положение о Службе авиации в Службе связи”.
24 июня 1914 года оба проекта принимаются Государственной думой, после высочайшего утверждения 28 июля получают силу закона, а 16 августа объявляются к руководству по Морскому ведомству.


Слайд №10 – ПОПЫТКА ЦЕНТРАЛИЗАЦИИ НАБЛЮДЕНИЕМ И СВЯЗЬЮ ВО ФЛОТЕ

ПРИКАЗЫ КОМАНДУЮЩИХ ЧФ ИБФ ПО УКРЕПЛЕНИЮ УПРАВЛЕНИЯ СИЛАМИ ФЛОТОВ

ПРИКАЗЫ КОМАНДУЮЩИХ ЧФ ИБФ ПО УКРЕПЛЕНИЮ УПРАВЛЕНИЯ СИЛАМИ ФЛОТОВ

К началу боевых действий в 1914 году Служба связи Российского флота, благодаря разветвленности системы радиосвязи, совершенствованию ее организации и приемов боевого использования, выучке личного состава, в целом оказалась в состоянии обеспечить предстоящие задачи по управлению силами. При этом одной из важнейших особенностей функционирования системы радиосвязи флота в годы войны явилось, наряду с традиционными способами применения по обмену информацией, широкомасштабное применение новых способов ее применения (радиоразведка, радиопеленгование, радиоперехват). Хотя на флоте была отработана организация создания помех радиосвязи противника и защиты своей связи от преднамеренных помех, создания радиопомех (за исключением единичных случаев) ни в отечественном флоте, ни во флотах других стран во время войны не предусматривалось. Противоборствующие стороны всячески старались, с одной стороны, всемерно сократить свои радиопередачи и, с другой, не мешать противнику свободно работать по радио и использовать все возможности радиоразведки для получения сведений о планах и действиях сил неприятеля.
Благодаря применению средств визуального наблюдения кораблей, береговых постов и морской авиации в сочетании с результатами радиотехнического пеленгования командование флотов, особенно Балтийского, располагало сведениями не только о своих силах, но и о движении кораблей противника. С потоком поступающей информации дежурная служба центральных станций Службы связи уже справлялась с трудом. Поэтому в сентябре 1915 года приказом по флоту на Балтике при начальнике Службы связи было учреждено Временное оперативное отделение в составе шести штаб-офицеров с определенными функциями оперативного порядка каждый. (правая часть слайда).  В отличие от Балтийского флота, в Черном море была продекларирована попытка первичной централизации руководства разрозненными подразделениями (что весьма важно – как береговыми, так и корабельными) по сбору, обработке и обобщению осведомительной (разведывательной) информации, с одной стороны, и боевому применению средств сигнальной, электролинейной и радиосвязи, с другой, в руках оперативного отдела штаба флота. (левая часть слайда).
О том, как оценивало командование флотов деятельность личного состава Службы связи, свидетельствую следующие цифры: за героизм, отвагу, мужество на Балтийском флоте в 1916 году представлено к награждению Георгиевскими крестами и медалями 226 рядовых и унтер-офицеров; из 1713 человек, представленных  к награждению в 1914 году на Черноморском флоте, 116 человек являлись связистами.


 Слайд №11 – СЛУЖБА СВЯЗИ ФЛОТА – КОЛЫБЕЛЬ МОРСКОЙ АВИАЦИИ РОССИИ

МОРСКАЯ АВИАЦИЯ

МОРСКАЯ АВИАЦИЯ

Хотя основополагающим документом, определяющим положение морской авиации в Службе связи, является «Положение о Службе авиации в Службе связи», впервые статус морской авиации был сформулирован в 1912 году в «Положении о командах военно-морских летчиков Балтийского и Черного морей». В документе указывалось:
1. Для наблюдения за происходящим на море и для связи судов с берегом в районах наблюдательных постов учреждаются команды военно-морских летчиков Балтийского и Черного морей.
2. Команды военно-морских летчиков входят в состав команд Службы связи соответствующего моря.
3. Управление командами военно-морских летчиков, наравне с группами береговых наблюдательных постов и станций, объединяется в лице начальника Службы связи.
К числу решаемых морской авиацией задач накануне и первые годы войны относились – наблюдение за морем вне видимости береговых постов, несение разведочной и сторожевой служб, борьба с воздушной разведкой противника и другие активно-боевые задачи. Существенным недостатком авиации как средства дальнего визуального наблюдения на море являлась односторонняя связь  летательных аппаратов с землей и небольшой радиус их действия. Если первый недостаток удалось устранить лишь к концу войны, то второй получил положительное разрешение уже в начале боевых действий за счет перебазирования самолетов к линии соприкосновения с противником посредством авиационных транспортов.
В ходе войны, с появлением новых типов самолетов и совершенствованием их вооружения, позволявшим расширить характер решаемых задач, морская авиация приобретала вид самостоятельного рода сил. Сначала авиация Черноморского флота в 1915 году (левый слайд), а затем и Балтийского флота (1916 год) (правый слайд) вышли из состава Службы связи.


Слайд №12 – СОЗДАНИЕ СЛУЖБЫ СВЯЗИ БЕЛОГО МОРЯ

ДОКЛАДЫ ПО МОРСКОМУ ГЕНЕРАЛЬНОМУ ШТАБУ О РАСПРОСТРАНЕНИИ ДЕЙСТВИЙ ПОЛОЖЕНИЙ СЛУЖБЫ СВЯЗИ НА СЕВЕРНЫЙ И БАЛТИЙСКИЙ МОРЯ

ДОКЛАДЫ ПО МОРСКОМУ ГЕНЕРАЛЬНОМУ ШТАБУ О РАСПРОСТРАНЕНИИ ДЕЙСТВИЙ ПОЛОЖЕНИЙ СЛУЖБЫ СВЯЗИ НА СЕВЕРНЫЙ И БАЛТИЙСКИЙ МОРЯ

Важной вехой в развитии системы освещения обстановки и радиосвязи оборонного назначения в годы войны явилось создание Службы связи Белого моря. Почти до конца 1914 года, в соответствии с планом блицкрига, германское верховное командование морским операциям придавало второстепенное значение. Переход боевых действий на фронтах к позиционной форме, истощение военно-экономических ресурсов воюющих коалиций и необходимость их пополнения за счет морских перевозок привели к активизации морских сил противоборствующих сторон на коммуникациях противника. В связи с осложнением стратегических поставок из Англии и Франции по традиционным морским коммуникациям Балтийского и Черного морей, связь России с союзными странами оказалась возможной лишь через северные и дальневосточные порты. Из указанных двух направлений более предпочтительным являлось северное. В связи с этим первоначально для приема заграничных поставок был избран Архангельский порт. Однако использование северного морского театра в планах войны Морского и Военного министерств не предусматривалось, из-за чего к началу войны он оказался не подготовленным не только к военным действиям, но и для обеспечения безопасности союзнических конвоев.
Пытаясь сорвать межсоюзнические морские перевозки из Англии в Архангельск, в начале навигации 1915 года немцы произвели постановку в районе мыса Святой Нос минное заграждение, на котором вскоре подорвались и затонули несколько транспортов. Подрыв на минах ряда транспортов вынудил правительство России принять решительные меры по обороне северного побережья и защиты жизненно важного морского пути, причем одной из первостепенных, подлежащих проведению в жизнь, задач для “обеспечения правильного и беспрепятственного судоходства” в Белом море признавалось незамедлительным устройство на беломорском и мурманском побережье системы освещения обстановки и сети радиостанций.
Но так как юридически Служба связи могла быть создана при наличии на театре Морских сил, которых на Севере не было, Морское министерство принимает решение создать на Севере, своего рода, “суррогат” Службы связи – оборудовать материальную базу, но без централизованного руководства ее деятельностью, что и было отражено в докладе МГШ морскому министру от 31 июня 1915 года. Однако вскоре стало ясно, что полумерами вопрос безопасности судоходства на Севере не решить, было принято решение о создании полноценной Службы связи, и 3 августа 1915 года Григорович представил Николаю II новый доклад с ходатайством о высочайшем разрешении распоространить действие Положения о Службе связи и на Северный  морской театр. По этому  докладу, 6 ноября 1915 года Николай II разрешил учредить самостоятельную должность начальника Службы связи Белого моря. (нижняя часть слайда).


 Слайд №13 – РУКОВОДЯЩИЙ СОСТАВ СЛУЖБЫ СВЯЗИ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ФЛОТА

НАЧАЛЬНИКИ И ФЛАГМАНСКИЕ РАДИОТЕЛЕГРАФНЫЕ ОФИЦЕРЫ

НАЧАЛЬНИКИ И ФЛАГМАНСКИЕ РАДИОТЕЛЕГРАФНЫЕ ОФИЦЕРЫ

В соответствии с «Положением о начальнике Действующего флота» от 1909 года, начальник Службы связи исполнял обязанности и пользовался правами флагманского специалиста штаба флота; в отношении подчиненного личного состава был наделен властью командира корабля 1 ранга, что соответствовало воинскому званию «капитан 1 ранга».
Согласно «Положению о Службе связи» от 1914 года, начальник Службы связи стал подчиняться непосредственно командующему Морскими силами моря. Штатная категория осталась прежней, но в 1915 году, по представлению командующего Балтийским флотом, приказом главнокомандующего армиями Северного фронта на время военных действий должность начальника Службы связи Балтийского моря устанавливалась в звании контр-адмирал с предоставлением ему права отдельно командующего флагмана.
С момента образования Службы связи и до Октябрьской революции 1917 года ее начальниками являлись:
– в Балтийском флоте: капитан 1 ранга Н.Н. Апостоли, контр-адмирал А.И. Непенин, ставший в 1916 году командующим Балтийским флотом, капитан 1 ранга М.П. Давыдов и (непродолжительное время) капитан 1 ранга П.А. Новопашенный.
– в Черноморском флоте: капитан 1 ранга В.Н. Кедрин, капитан 1 ранга А.Ю. Свиньин.
– в Тихом океане: капитан 1 ранга В.З. Лукин.
– в Белом море: капитан 1 ранга М.С. Рощаковский, капитан 1 ранга Б.П. Ильин, капитан 1 ранга М.Н. Алеамбаров.
Контр-адмирал Непенин убит 4 марта 1917 года в Гельсингфорсе, капитан 1 ранга Давыдов убит матросами 6 декабря 1918 года в Петрограде, капитан 1 ранга Свиньин убит матросами 15 декабря 1917 года в Севастополе. Кедрин, Новопашенный и Ильин в годы Гражданской войны воевали в составе белогвардейских формирований, с окончанием войны эмигрировали; Новопашенный сотрудничал с фашистами, после Великой Отечественной войны арестован в Германии, этапирован в СССР, умер в пересыльной тюрьме в Орше. Подверглись репрессиям Апостоли и Рощаковский. Служил в РККФ Алеамбаров. Судьба Лукина не установлена.
(Низ слайда) В различные годы занимали руководящие должности в Службе связи Дудоров, Бутаков, Щастный, Муравьев, Ренгартен.


 Слайд №14 – СТРУКТУРА СЛУЖБЫ СВЯЗИ ВМС РККА

СТРУКТУРА СЛУЖБЫ СВЯЗИ ВМС РККА

СТРУКТУРА СЛУЖБЫ СВЯЗИ ВМС РККА

С окончанием Гражданской войны военный флот Советской России был в плачевном состоянии. Все плавсредства, способные держаться на плаву, были уведены белогвардейцами в Бизерту и интервентами – в другие страны, остальные приведены в состояние, не позволяющее  их восстановить. Немногочисленные корабли на Севере и Дальнем Востоке были переданы в распоряжение ОГПУ для несения пограничной службы; сохранившиеся корабли на Балтике и в Черном море позволили создать военный флот, который входил составной частью в РККА.  В эти же годы возрождается Служба наблюдения и связи (СНиС) Морских сил морей.
11 августа 1923 года приказом Реввоенсовета СССР вводится в действие «Положение о Службе наблюдения и связи  Морских сил морей», определяющее структуру, назначение и функциональные обязанности должностных лиц вновь образованного учреждения.
Следует отметить, что при разработке данного документа была сохранена преемственность в организации наблюдения и связи  во флоте. Как и дореволюционные документы, данное Положение определяло структуру лишь берегового наблюдения и связи, не касаясь регламентации ее корабельной части. В соответствии с Положением, Служба наблюдения и связи состояла из штаба, центральной станции, отделений СНиС с плавсредствами при них, мастерских плавсредств и обслуживающих учреждений штаба. Внушительной была и штатная численность СНиС моря. Например, для СНИиС Черного моря она составляла 746 чел. Подобная организация наблюдения и связи в РККФ сохранялась до централизации всех вопросов наблюдения и связи в лице Управления связи ВМФ в 1938 году.
В нижней части приведены фамилии руководящего состава СНиС с 1920 до 1938 года.


 Слайд №15 – ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ НАУЧНО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ СЛУЖБЫ СВЯЗИ РККФ СССР

ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ НАУЧНО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ СЛУЖБЫ СВЯЗИ РККФ СССР

ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ НАУЧНО-ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ БАЗЫ СЛУЖБЫ СВЯЗИ РККФ СССР

В отличие от царской России, когда в стране были созданы несколько частных радиотехнических предприятий, например Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов, Отделение беспроволочной телеграфии при АО Русских электротехнических заводов Сименс и Гальске, АО электромеханических сооружений (Дюфлон и Константинόвич), являющихся по существу дочерними отделениями английской, германской и французской фирм, не имеющих полного производственного цикла и научно-экспериментальных подразделений, новая власть только за два прошедших после окончания Гражданской войны года,  в 1918–1919 гг. создала 33 крупных для того времени научно-исследовательских института. 2 декабря 1918 года Ленин утвердил декрет, касающийся радиолаборатории в Нижнем Новгороде. Основные установки декрета сводились к следующему: «Радиолаборатория с мастерскими рассматривалась как первый этап к организации в России государственного радиотехнического института, целью которого является объединить в себе и вокруг себя все научно-технические силы России, работающие в области радио, радиотехнические учебные заведения и радиопромышленность».
Располагал соответствующими структурами научного обоснования и сопровождения разработок средств связи и зарождающийся Военно-морской флот нового государства. В 1924 году в составе Наркомата по военным и морским делам было образовано Управление Военно-морских сил СССР (УВМС), задачами которого являлось, во-первых, снабжение (по линии Управления связи РККА) флота радиотехникой (6-й сектор), гидроакустическими средствами и аппаратурой электролинейной связи (7-й сектор), во-вторых ориентирование научных подразделений (секция связи и навигации Научно-технического комитета, Научно-испытательный полигон) на разработку перспективных средств связи. Аналогичное предназначение, но только по линии флота, имел и состоящий в составе Главного морского техническо-хозяйственного управления Радиотелеграфный отдел. Широкомасштабные исследования в области радиосвязи и телеуправления проводились в Особом техническом бюро. Разработкой новых средств радиосвязи начал заниматься созданный после слияния в 1932 году Научно-испытательного полигона и Секции связи и навигации НТК Научно-исследовательский институт связи ВМС РККА. В ограниченных масштабах научные исследования проводились в лаборатории Радиотелеграфного завода и Радиотелеграфной мастерской Моркома (создана в годы Гражданской войны) в г. Нижний Новогород.


 Слайд №16 – СТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ СВЯЗИ НАРКОМАТА ВМФ

СТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ СВЯЗИ НАРКОМАТА ВМФ

СТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ СВЯЗИ НАРКОМАТА ВМФ

К середине 30-х годов международная обстановка создала предпосылки, а результаты форсированной модернизации обеспечили возможности проведения новой военной реформы в СССР. Основным ее содержанием стало строительство массовой армии, осуществляемое на принципах кадрового, экстерриториального комплектования, введение всеобщей воинской повинности, перевооружение Вооруженных сил, создание сильного Военно-морского флота.
В связи с ростом Военно-морского флота и повышением его роли в системе обороны страны 30 декабря 1937 г. в целях дальнейшего укрепления морских рубежей страны и более целенаправленного руководства строительством флота ЦИК и СНК СССР приняли Постановление №П/120/2204 “Об образовании Народного комиссариата Военно-морского флота Союза ССР”. Основные пункты данного документа 8 января 1938 г. были изложены в приказе №5 наркома обороны СССР.
Согласно “Положению о Народном комиссариате Военно-морского флота Союза ССР”, утвержденному СНК СССР 15 января 1938 г. и объявленному в приказе наркома ВМФ от 31 января 1938 г. №05, Рабоче-крестьянский Красный флот состоял из флота, береговой обороны с приданными ей сухопутными войсками и морской авиации. В отношении управления ВМФ разделялся на флоты и флотилии. Для всестороннего руководства Военно-морским флотом нарком располагал соответствующим управленческим аппаратом, включающим Главный морской штаб, 10 управлений и 4 отдела.
В соответствии со ст. 59 “Положения о Народном комиссариате Военно-морского флота Союза ССР”, отдел связи РККФ являлся центральным органом Наркомата ВМФ по обеспечению флота всеми средствами связи и руководству Службой связи и наблюдения РККФ и их боевой подготовкой. Отдел связи состоял из отделений: планового, боевой подготовки, радиосвязи, гидроакустики и визуальной связи, техники особой секретности, проводной связи и корабельной телефонии, складов и мастерских. Вскоре произошла реорганизация Главного морского штаба, и в соответствии с приказом НК ВМФ от 9 мая 1938 г. №076, объявлявшего положение “О переименовании и переводе на новые штаты центральных управлений Наркомата ВМФ СССР”, отдел связи РККФ переводился на новый штат и переименовывался в Управление связи РККФ.
Внедрение нового принципа руководства связью и наблюдением во флоте оказалось бы незавершенным без его урегулирования на местах. В связи с этим следует отметить важную роль в приведении Службы наблюдения и связи ВМФ в стройную систему приказа НК ВМФ от 19 мая 1938 г. №092, в соответствии с которым предписывалось с 1 июля 1938 г. сформировать отделы связи на флотах (ТОФ, КБФ, ЧФ) и флотилиях (Северная, Амурская, Днепровская, Каспийская), а также отделения связи в военно-морских базах.


 Слайд №17 – ПРИКАЗЫ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

ПРИКАЗЫ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

ПРИКАЗЫ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО


 

Гвардия ВПК is proudly powered by WordPress and the Theme Adventure by Eric Schwarz
Entries (RSS) and Comments (RSS).

Гвардия ВПК

Гвардия ВПК – это образ жизни